Forbes
$65.13
72.46
DJIA17400.75
NASD4708.00
RTS912.49
ММВБ1884.41
Ирина Мокроусова Ирина Мокроусова
заместитель главного редактора Forbes 
Поделиться
0
0

Дело Каменщика: за что преследуют владельца аэропорта Домодедово

Дело Каменщика: за что преследуют владельца аэропорта Домодедово
Фото Глеба Щелкунова / Коммерсантъ
Может ли Каменщик, став фигурантом уголовного дела, лишиться активов, как это произошло с Михаилом Ходорковским и Владимиром Евтушенковым

Сегодня Басманный суд Москвы отправил владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика под домашний арест, удовлетворив ходатайство следствия. Ранее Следственный комитет потребовал заключить Каменщика под стражу, но на суде изменил свою позицию. Защита бизнесмена просила судью отпустить его под залог в размере 15 млн рублей, а прокурор — и вовсе прекратить преследование Каменщика и освободить его в зале суда. «Это яркое дело, в нем много чудес. Оно долго будет обсуждаться всей юридической общественностью», — считает президент адвокатской фирмы «Юстина» Виктор Буробин.

Установить владельцев аэропорта, которые «должны ответить» за произошедшее, потребовал на следующий день после теракта Дмитрий Медведев, бывший тогда президентом страны. Forbes спросил пресс-секретаря премьер-министра Наталью Тимакову, знает ли Дмитрий Медведев, что Каменщик задержан и не изменилась ли его позиция по поводу ответственности собственников аэропорта за теракт. Тимакова ответила, что не может комментировать это дело, «тем более что идут судебные процедуры». В свою очередь, пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил журналистам, что президенту доложили о Каменщике и до решения суда он считается невиновным.

Дмитрий Каменщик пришел на очередной допрос к следователю по особо важным делам Следственного комитета Сергею Дубинскому 18 февраля в качестве свидетеля по уголовному делу о теракте в аэропорту в 2011 году. Но в ходе следственных мероприятий, минуя стадию подозреваемого, оказался обвиняемым, рассказал Forbes источник, знающий об обстоятельствах задержания Каменщика. «Ему предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц)», — говорится в пресс-релизе Следственного комитета.

Бизнесмен предполагал, что не вернется домой с допроса: к следователю, по данным источников «Коммерсанта», он явился с личными вещами, которые ему могут понадобиться в СИЗО. Издание пишет, что увидев на допросе Каменщика, приготовившегося к тюрьме, следователь спросил бизнесмена, почему он даже не попытался скрыться. Тот ответил: «Зачем бежать? Я знаю, что за мной правда!» Наталия Филева, совладелец авиакомпании S7 — базового перевозчика аэропорта Каменщика — прокомментировала в интервью Forbes происходящее с Каменщиком: «Он знал, что посадят. Он провел пресс-конференцию и потом пошел в тюрьму. Молодец! Ну как так можно собраться и в тюрьму пойти? Вообще если мы все так будем делать, никого не останется».

«Опасные услуги»

После теракта, который произошел в Домодедово 24 января 2011 года, Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту нарушения правил транспортной безопасности в Домодедово (ч.1. ст. 263 УК РФ) в дополнение к уголовным делам по статьям 105 («Убийство») и 205 («Террористический акт») УК РФ. Это дело закрывалось, возобновлялось, находилось без движения и летом 2015 года было прекращено. Следственная группа во главе с Сергеем Дубинским тогда пришла к выводу об отсутствии в действиях сотрудников аэропорта состава преступления. Кроме того, было признано, что оказать услуги в полном объеме им помешали «несовершенства законодательного регулирования сферы транспортной безопасности». Также в постановлении о прекращении уголовного дела было написано, что «вред жизни, здоровью и имуществу потерпевших причинен в результате непосредственно террористического акта», но никак не в результате действий сотрудников аэропорта.

Тем не менее это заключение не помешало той же следственной группе расследовать новое уголовное дело, связанное с терактом, — по факту оказания опасных услуг (ч.3, ст. 238 УК РФ).

По версии следствия, арестованные Каменщик, экс-директор аэропортового комплекса Вячеслав Некрасов, бывший глава российского представительства компании Airport Management Company Limited Светлана Тришина и бывший управляющий директор ЗАО «Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити» Андрей Данилов изменили технологию досмотра в аэропорту Домодедово, из-за чего аэропорт стал более уязвимым, а террорист Магомед Евлоев беспрепятственно проник в здание аэровокзала и совершил самоподрыв, унесший жизни 37 человек. Изменение технологии, по версии следствия, было вызвано необходимостью решить проблему очередей в аэропорту, которые возникали при прохождении через рамку металлоискателя.

Из документов, имеющихся в распоряжении Forbes, следует, что новая технология досмотра, о которой идет речь, утверждена директором аэропортового комплекса в 2010 году, согласована начальником управления государственного авиационного надзора по ЦФО Ространснадзора, управляющим директором ЗАО «Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити» и начальником ЛУВД в аэропорту. Однако ни эта технология досмотра, ни утвержденная в 2007 году, не подразумевали сплошной досмотр всех входящих в здание аэровокзала (см.ниже). 100%-ный досмотр всех входящих в аэропорты посетителей был введен только после теракта в Домодедово. В качестве доказательства на пресс-конференции 17 февраля Каменщик продемонстрировал видеосъемку зоны досмотра посетителей на входах до 2010 года и в день теракта. Визуально ничего не изменилось: посетители беспрепятственно проходили в здание и до технологии-2010 и после нее.

Forbes представляет выдержки из технологий досмотра на входах, действовавших в Домодедово в 2007 и 2010 годах.

Технология досмотра на входах, утвержденная в 2007 году:

п.1.5 Контроль пассажиров/посетителей аэровокзального комплекса (АВК) проводится с целью выявления лиц, имеющих террористические намерения. Контроль осуществляется в районе входных терминалов АВК по выборочному принципу. В период повышенной угрозы для деятельности гражданской авиации количество входов в здание АВК ограничивается, производится 100-процентный досмотр посетителей с привлечением усиленных групп сотрудников САБ и ЛУВД.

п.3.1 При наличии пассажиров/посетителей на входных терминалах АВК, инспектор САБ в обязательном порядке проводит процедуру контроля с одним из пассажиров/посетителей, входящих в АВК. Работа с пассажиром/посетителем подразделяется на два направления:

— направление 1 — проведение профайлинга;

— направление 2 — проведение досмотра пассажира/посетителя, его ручной клади, багажа.

Технология досмотра на входах, утвержденная в 2010 году:

п.1.3 Данная Технология определяет порядок действий сотрудников ЛУВД и САБ, задействованных в процессе проведения выборочного досмотра пассажиров/посетителей на входных группах АВК.

п.3.1 Выбор пассажира/посетителя для собеседования по внешним признакам и признакам поведения. Сотрудник ЛУВД визуально определяет пассажира/посетителя, поведение которого вызывает подозрение, либо данное лицо относится к группе риска; проходит собеседование (первичный опрос) с целью получения информации, позволяющей определить истинные намерения посетителя, принять решение о необходимости проведения досмотра посетителя, его личных вещей с применением технических средств досмотра.

Но по мнению Каменщика, дело даже не столько в технологиях досмотра. В интервью Forbes в прошлом году бизнесмен рассказывал, что статья 238 УК об опасных услугах подразумевает необходимость доказать тот факт, что смерть граждан наступила в результате самого оказания услуг. «Фейерверк содержал взрывчатое вещество в большем количестве, чем определено нормой, и взрыв привел к гибели потребителя. Консервированный продукт содержал токсин — потребитель съел и тяжело заболел. Вот что такое опасная услуга», — объяснял бизнесмен.

По его словам, в нескольких судебных процессах по делу о теракте, решения по которым вступили в законную силу, было установлено, что смерть граждан наступила вследствие самоподрыва террориста-смертника. Об этом же сегодня в Басманном суде заявил и представитель прокуратуры: «В ходе расследования и рассмотрения другого уголовного дела, которое было возбуждено после теракта по статьям 105 («Убийство») и 205 («Террористический акт») УК РФ, установлено, что смерть людей наступила в результате теракта, поэтому их гибель не может находиться в причинно-следственной связи с действиями руководства аэропорта». «Доказывание какой угодно связи не годится», — также говорил и сам бизнесмен.

«Каменщик прав, — считает президент адвокатской фирмы «Юстина» Виктор Буробин. — Законодатель, определяя опасные услуги, не имел в виду, что ты должен охранять хорошо, чтобы не проник террорист. Опасные услуги — это конкретные услуги, которые приводят к взрыву, смерти, эпидемии. Хороший пример с фейерверком. Поставили прививку от гриппа, а человек умер — это опасная услуга. Может ли отвечать Каменщик за то, что кто-то был отравлен в ресторане аэропорта? Это же какие-то бесконечные действия».

Далее, говорил Каменщик, согласно определению Гражданского кодекса, услуга — это работа, выполненная по заданию заказчика в рамках возмездного договора. Но аэропорт не только не оказывал услуг по досмотру граждан на входе в терминал, но и на момент теракта не имел права это делать: 55-я статья Конституции допускает ограничения прав граждан только федеральным законом. 

Домодедово бесплатно и добровольно ­— даже такой обязанности тогда не существовало — предоставило полиции досмотровую технику и операторов интроскопов. 

До 2014 года, когда соответствующий федеральный закон появился, только полицейский на основании Закона о полиции мог на входе в терминал остановить гражданина, который показался ему подозрительным, и досмотреть его. Сегодня на суде следователь Дубинский оспорил позицию Каменщика и его защиты: «Просто цинизм! Государство сказало: оборудуйте все аэропорты рамками! А Домодедово: «А вы нам не сказали, что через них должны все проходить!»

Рассуждая о разнице между досмотром граждан на входе в аэровокзал и досмотром перед посадкой на рейс, Каменщик говорил, что следует строго различать досмотр перед посадкой и досмотр на входе в терминал: «Во-первых, перед посадкой вы досматриваете только пассажиров, то есть лиц, заключивших посредством покупки билета договор о перевозке, в объем которого входит оплаченная ими услуга по досмотру. На входе же в вокзал вы имеете дело с посетителями, многие из которых такую услугу не покупали. Например, они кого-то провожают или встречают. Во-вторых, предполетный досмотр прямо предусмотрен 85-й статьей Воздушного кодекса, а досмотр на входе — нет. Законодательство изменилось только со вступлением в силу 15-ФЗ в феврале 2014 года: лишь с этого момента появилась обязанность аэропортов досматривать пассажиров на входе в аэровокзал».

«Кто такой Каменщик»

Сегодня в суде следователь Дубинский также прокомментировал явку Каменщика на допрос с вещами: «Каменщик пришел ко мне не потому, что он такой честный, а потому, что он знал последствия, если он не придет! Никакой красоты в его жесте нету! Я прекрасно знаю, кто такой Каменщик!» Сам бизнесмен, поддерживая ходатайство своей защиты о залоге рассказал, что посвятил аэропорту полжизни: «И для меня вопрос чести установление истины в суде. Я сам готов не скрываться и показать общественности, что ни я, ни сотрудники аэропорта не виновны в том, что им инкриминируется. Поэтому, ваша честь, я могу заверить, что точно никуда не скроюсь».

Совладелец S7 Наталия Филева подтверждает слова Каменщика: «Что он будет делать за границей? Он всю жизнь в это дело вложил, начал, когда еще мальчишкой был. У него больше ничего нет. Понятно, что есть деньги, но заниматься ему больше нечем. Видимо, решил, что лучше сесть, чем предать свое дело и себя, наверное. Чтобы создать этот аэропорт и противостоять нападкам — сколько на него нападали, нужна огромная сила, и человек тратил эту силу, что-то созидая. И теперь его хотят обвинить, что он что-то сделал не так». 

О своей преданности работе Каменщик рассказывал и в интервью Forbes — именно по этой причине он, например, не стал менять налоговое резидентство (и платит налоги как физическое лицо в России), потому что в противном случае ему пришлось бы проводить полгода в другой стране. «Это не совсем рационально: организация может недополучить больше, чем я сэкономлю… Я и вовсе не вовлечен в контур оперативного управления, моя компетенция — вопросы, связанные с развитием корпорации. Не будет меня — корпорация будет работать, но моя работа приносит новую стоимость. Если полгода жить в другой стране, этот вклад уменьшится».

Каменщик занялся бизнесом, когда ему было около 20 лет. В начале 1990-х годов он нуждался в деньгах, потому что у него не было никакой финансовой поддержки от родителей. «Я должен был зарабатывать. Так возникла маленькая компания «Ист Лайн», состоящая из студентов, — нам в среднем было лет по двадцать, — вспоминал бизнесмен в интервью Forbes. — Занялись экспедированием грузов — бизнес, не требовавший никаких вложений, которым мог заняться любой человек, имеющий домашний телефон». Жил в съемной квартире на Пражской, там же некоторое время был офис их небольшой студенческой фирмы. А когда стали хорошо зарабатывать, арендовали часть детского садика в Ясенево. 

В аэропорт Домодедово Каменщик пришел в середине 1990-х годов, чтобы арендовать самолет Ил-76ТД для перевозки грузов. Принадлежащая ему авиакомпания «Ист Лайн» со временем стала самым крупным авиационным грузовым перевозчиком в стране и базировалась в аэропорту Домодедово. «Там мы столкнулись с почтово-грузовым комплексом — это был очень коррумпированный цех, которым командовали, как ни странно, не его руководители, а грузчики», — вспоминал Каменщик. Поэтому он предложил руководству Домодедовского производственного объединения гражданской авиации совместно построить новый грузовой терминал — с этого начался его аэропортовый бизнес. Совокупные частные инвестиции в аэропорт за эти годы превысили $2 млрд, рассказывал бизнесмен.

До теракта в 2011 году Каменщик скрывал, что он собственник аэропорта, хотя в авиационных кругах владельцами Домодедово считали не только его, но и председателя наблюдательного совета Валерия Когана. О том, что Каменщик — единственный бенефициар, впервые было объявлено в ходе подготовки к IPO или частному размещению, которым занимался инвестбанк Goldman Sachs. Возможность купить аэропорт рассматривали многие российские бизнесмены: Михаил Фридман, Зияудин МагомедовАлександр ПономаренкоВиталий Ванцев. Но сделка не состоялась. Один из возможных покупателей говорил, что, по его ощущениям, Каменщик вовсе не хотел продавать аэропорт.

В своих немногочисленных интервью Каменщик объяснял скрытность владельцев тем, что, по его мнению, аэропорт подвергается рейдерским атакам.

«Судебных дел с подозрением на рейдерские у нас более 130. Наши сотрудники прошли через 1500 допросов. Было колоссальное количество выемок, обысков», — рассказывал Каменщик SmartMoney в 2008 году. В то время Росимущество оспаривало владение терминалом в аэропорту Домодедово структурами Каменщика, требуя вернуть его в государственную собственность, и 75-летний договор аренды аэродрома.

«Правительство приняло решение разделить Домодедовское производственное объединение на три части: авиакомпанию «Домодедовские авиалинии», ГУП, которое получило неприватизируемое имущество — аэродром, и, наконец, акционерное общество «Аэросервис Домодедово», которое стало держателем акций всех совместных с нами предприятий (созданных для инвестиций в реконструкцию пассажирского, грузового терминалов и других объектов. — Forbes). В дальнейшем, когда «Аэросервис Домодедово» объявил себя банкротом, мы на открытых торгах выкупили все акции наших совместных предприятий» — так объяснял Каменщик возникновение прав собственности.

Судебные баталии шли несколько лет, но в результате президиум Высшего арбитражного суда признал сделки законными и отказал Росимуществу в виндикации терминала. А вопрос цены аренды аэродрома был урегулирован посредством утверждения в Высшем арбитражном суде мирового соглашения с Росимуществом. «Каменщик много судился, он прошел такое количество арбитражных судов, что право на владение аэропортом он имеет», — отмечает президент «Юстины» Виктор Буробин.

Но может ли Каменщик, став фигурантом уголовного дела об оказании опасных услуг, каким-то образом лишиться активов, как это произошло с Михаилом Ходорковским и Владимиром Евтушенковым?

Для начала нужно доказать, что он как собственник совершил конкретные действия, связанные с оказанием опасных услуг: не выделил средства, что-то запретил, на собрании акционеров заявил, что не будет выполнять требования по защите и обороне аэропорта, говорит адвокат Буробин. «Но прямой связи между опасными услугами и отчуждением собственности нет. У собственника, оказавшего опасную услугу, экономически ничего изъять нельзя», — считает он.

Сумма компенсаций в случае смерти граждан незначительная, говорит юрист, — до 1 млн рублей. Гибель многих людей — отягчающее обстоятельство. Но в целом даже с учетом этого суммы компенсаций несопоставимы со стоимостью аэропорта и не могут привести к утрате собственности, заключает адвокат. «За такое преступление, как оказание опасных услуг, человека можно арестовать и рассматривать это как форму давления (чтобы отказался от активов. — Forbes)», — считает Буробин. Филева уверена, что даже под давлением Каменщик не откажется от собственности, потому что очень упрямый и даже упертый человек, если считает, что он прав: «Вы просто не представляете, насколько упертый». 

Поделиться
0
0
Ключевые слова:
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Что для вас лично является одной из главных актуальных тем современности?
Проголосовал 1 человек

Forbes сегодня

25 июня, суббота
Forbes 07/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.