Отключение «Дождя»: почему кабельные операторы чутки к политическим сигналам

Forbes
Анастасия Жохова Forbes Contributor, Ксения Докукина Forbes Contributor
фото Макса Новикова для Forbes
Цепная реакция вещательной блокады «Дождя» доказала: бизнес кабельных операторов слишком зависим от пожеланий власти. Как он устроен?

По состоянию на 31 января трансляцию телеканала «Дождь» прекратили большинство крупнейших операторов кабельного телевидения в стране. В пятницу к АКАДО, «Ростелекому», «ЭР-Телекому», «НТВ-Плюс» и другим компаниям присоединился и «Билайн». Хотя формальным поводом для отключения «Дождя» от вещания остается возмущение кабельных операторов редакционной политикой, очевидно нежелание сетей брать на себя политические риски по предоставлению«неблагонадежному» телеканалу доступа к широкой аудитории. Почему операторы так чутко реагируют на пожелания власти? Как устроен их бизнес?

От лицензии до канализации

Прежде чем начать вещание, любая кабельная сеть должна получить соответствующую лицензию. Выдает ее Роскомнадзор. Формально условия получения — технические: наличие частоты для вещания, передатчика и т.п. «Государство имеет на операторов очень сильное влияние, — говорит бывший вице-президент «Корбина Телеком», а ныне президент «Евросети» Александр Малис. — У любой сети всегда можно найти проблему и закрыть ее, и каждая компания этого боится. Операторов проверяют органы надзора, и частота проверок можетбыть разной. Основной способ влияния государства — лицензия».

Если поставлена задача, то найти проблему можно в любой компании, согласен директор информационно-аналитического агентства Telecom Daily Денис Кусков. «Оператор не будет спорить с государством», — уверен он.

Следующий этап — прокладка кабельной сети. На этом этапе оператор зависим от отношений с муниципальными властями: чем лояльнее местные чиновники к компании, тем охотнее они разрешат охватить кабелем муниципальный жилой фонд. Необходимо также получить доступ к канализации — как и хозяйственно-бытовая, кабельная канализация состоит из труб и смотровых колодцев, предназначена для стационарной прокладки в земле телекоммуникационных линий (телефония, интернет и пр.). Параллельно оператор заключает договоры с телеканалами, приобретая права на вещание.

Зато от государства точно не зависит абонентская база — основной источник дохода оператора.

«Праведнее Папы Римского»

Платит ли компания телеканалам из своего пакета? Все зависит от заинтересованности оператора в контенте, или наоборот — от заинтересованности канала в зрителе. К примеру, телемагазины всегда платят оператору сами. Если же канал зарабатывает на рекламе и одновременно хочет получать деньги за контент от сетей, последние, как правило, воспринимают это в штыки. Как известно, помимо «нравственных» претензий к «Дождю», представители АКАДО, к примеру, указывали и на возмутившее оператора желание телеканала продавать себя сети.

Если в договоре прописана оплата контента, оператор предоставляет каналу отчет о количестве активных зрителей, согласно которому и происходит расчет: от 1 до 18 центов за одного абонента в месяц. Абонентская плата для зрителя, таким образом, складывается из себестоимости контента, собственных затрат оператора на функционирование и его маржи. Чем больше абонентов, тем больше зарабатывает оператор. Именно поэтому небольшие каналы больше ориентируются не на «высшую волю», а на клиентов: лишение зрителей доступа к интересному контенту вызывает отток аудитории и падение доходов сетей.

«Телеканал «Дождь» не лишили лицензии, так что отключение, которое предприняли операторы — попытка угодить власти. Они просто возомнили себя католиками праведнее Папы Римского», — рассуждает источник на телекоммуникационном рынке. Но масштаб бизнеса может и не позволять крупным федеральным и региональным сетям занимать независимую позицию и руководствоваться исключительно экономическими мотивами.

Убытки в обмен на лояльность

До начала скандала телеканал «Дождь» вещал через трех федеральных и более чем 10 региональных кабельных операторов. Суммарная выручка трех федеральных операторов в 2012 году превысила $30 млрд. Количество абонентов платного телевидения одного из этой тройки — «Национальных кабельных сетей» (принадлежат «Ростелекому») — превышает 150 млн абонентов. Технический охват телеканала «Дождь» до скандала составлял около 17,4 млн домохозяйств.

В логику политической гибкости кабельных сетей укладываются и данные о собственниках операторов. Например, АКАДО контролирует группа «Ренова» Виктора Вексельберга (№4 в российском рейтинге Forbes, состояние — $15,1 млрд), а основатель компании — президент отраслевой Ассоциации кабельного телевидения России Юрий Припачкин. Расцвет бизнеса АКАДО пришелся на времена могущества бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Правительство столицы владело долей в одной из дочерних структур АКАДО, компания прокладывала оптоволоконные сети для города. После ухода Лужкова конкуренция на московском рынке обострилась, что не самым положительным образом сказалось на финансовых результатах оператора. В 2012 году АКАДО при выручке (отчетность МСФО) $361 млн получила убыток в размере $10 млн. В первой половине 2013 года оператор впервые с 2006 года вернулся к чистой прибыли — в отчетный период показатель составил 213,5 млн рублей.

«АКАДО — это маленький региональный оператор. Его поведению значение придает только тот факт, что Юрий Припачкин возглавляет ассоциацию. Телекоммуникации — регулируемый бизнес, но по сути государство сильно надавить не может, и ситуация с «Дождем» — продажная позиция конкретных игроков», — говорит совладелец одного из региональных телекоммуникационных операторов.

Другой оператор, который формировал значительную часть аудитории «Дождя», — «ЭР-Телеком». Компанией владеет Пермская финансово-промышленная группа, принадлежащая миллиардеру Андрею Кузяеву (№119; $900 млн). В 2012 году компания получила выручку 13,6 млрд рублей и убыток 2,4 млрд рублей. В 2013-м первый показатель должен был вырасти до 20 млрд рублей, оператор планировал вернуться к прибыльности.

Чем руководствовался при отключении «Дождя» «ЭР-Телеком», в капитале которого даже нет государственных структур? Формально — отсутствием договоренности с каналом о новых контрактных условиях. По мнению источника на телекоммуникационном рынке, компания ради сохранения своего статуса готова откликаться на любые политические сигналы. «Им даже намек какой-то сделают — и они отработают», — говорит собеседник Forbes.

Решение отключить «Дождь» двух других операторов — «НТВ Плюс» и «Триколор-ТВ» — тоже можно объяснить структурой их собственности. Владельцем «НТВ-Плюс» является «Газпром-Медиа Холдинг», находящийся под под контролем структур близкого к Владимиру Путину миллиардера Юрия Ковальчука (№99; $1,1 млрд). Блокирующий пакет «Триколора», основным владельцем которого является Национальная спутниковая компания Андрея Ткаченко, в 2013 году приобрел государственный «ВТБ Капитал».

Новости партнеров