Forbes
$63.8
68.18
ММВБ2128.99
BRENT54.50
RTS1050.21
GOLD1177.57
Елизавета Сурганова Елизавета Сурганова
бывший обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

«В кино все опасно»: как Александру Роднянскому удается зарабатывать на фильмах

«В кино все опасно»: как Александру Роднянскому удается зарабатывать на фильмах
Александр РоднянскийФото Юрия Чичкова для Forbes
Известный продюсер в интервью Forbes — о важности коммерческого успеха, инвестициях в киноиндустрию, работе с государством и перспективах «непатриотических» фильмов

Сочи, июнь, фестиваль «Кинотавр». На площади перед Зимним театром показывают «Сталинград», спродюсированный хозяином фестиваля Александром Роднянским. Кинематографисты, ужинающие в соседних кафе, морщатся от взрывов. Вышедший восемь месяцев назад блокбастер они уже видели. Но с нетерпением ждут показа нового фильма того же продюсера — «Левиафан» режиссера Андрея Звягинцева, который две недели назад получил приз за лучший сценарий в Каннах.

Перед премьерой на «Кинотавре» Роднянский сказал, что волнуется больше, чем в Каннах. Но фестиваль не самый сложный этап. Продюсеру предстоит придумать, как правильно выпустить в российский прокат картину о столкновении жителей маленького городка с коррумпированной местной властью.

Доля продюсера

Шесть лет назад Александр Роднянский ушел с поста гендиректора холдинга СТС Media, в успехе которого сыграл важную роль. При нем СТС с сериалами «Не родись красивой», «Моя прекрасная няня» и «Бедная Настя» стал главным развлекательным каналом страны, он же запускал новый канал «Домашний». Когда СТС Media в 2006 году выходил на IPO, Роднянский с 10% акций оказался крупнейшим миноритарием. В интервью «Forbes Украина» он оценивал свое состояние на момент ухода из СТС в $350–400 млн. Он уже знал, как распорядится заработанным.

За год до IPO Роднянский вместе с партнером Сергеем Мелькумовым создал кинокомпанию «Нон-стоп продакшн». Сегодня в ее портфолио блокбастеры Бондарчука, притчи Звягинцева, романтические комедии и телеэкранизации Достоевского. Роднянский продюсирует и зарубежные проекты, например «Облачный атлас» Тома Тыквера и два фильма Роберта Родригеса: «Мачете убивает» и «Город грехов 2». Но самый надежный источник его доходов — дистрибуция. Продюсер владеет 51% акций A Company — одного из крупнейших дистрибьюторов в Центральной и Восточной Европе, обладающего правами более чем на 750 фильмов. Все его активы управляются компанией A.R.Films, выручка которой в 2013 году составила $105 млн.

— В начале работы над фильмом важен ли для вас его потенциальный коммерческий успех?

— Я никогда не рассматриваю отдельные фильмы как самостоятельные коммерческие предприятия, смотрю на компанию в целом. Я не могу гарантировать прибыль в рамках одного фильма и не всегда возвращаю свои инвестиции в отдельные проекты. Вообще времена,  когда можно было закатить деньжищи в один конкретный фильм и преумножить их, прошли. Подчас лучше не заработать на значимом резонансном фильме, но произвести его, вложив тем самым в репутацию, а значит и в стоимость всей компании.

Все голливудские студии работают сейчас по принципу диверсификации: в их пакетах на год есть два недорогих фильма (до $20 млн), два среднебюджетных ($60–70 млн) и один очень дорогой ($150–200 млн). И, как правило, успешным становится только один из пяти-шести, который и помогает компании остаться в плюсе. Кроме того, эти компании вертикальные, то есть они и производят, и распространяют контент. Их основные активы — библиотеки прав, обеспечивающие постоянный оборот при аритмичном характере кинопроизводства. И, конечно, контент.

Если у тебя серьезная библиотека с востребованным контентом, ты диктуешь правила рынку.

— Из чего формируется бюджет фильма?

— У меня долгие годы не было того преимущества, которое есть у большинства успешных русских продюсеров, — государственных денег. Мы получили к ним доступ лишь пару лет назад, когда «Нон-стоп продакшн» попала в списки «компаний-лидеров». Многие зрители считают, что госфинансирование — инструмент нечестной конкуренции, распила денег: «Вот американцы делают без государственной помощи и все нормально». Но у американцев весь мир — их рынок, соответственно — рекрутируются лучшие творческие кадры со всего мира, финансируются технологии, позволяющие производить небывалые аттракционы, а мы же до сих пор восстанавливаемся после падения советской киноиндустрии, и постепенно формируем представление о русском кино на собственном рынке.

Еще один источник финансирования — предпродажа телевизионных прав. Хотя это и не очень распространенная практика в России, мы стараемся ей следовать. Например, права на «Сталинград» и «Обитаемый остров» мы предпродали ВГТРК; на «9 роту», «Жару» и «Питер FM» — СТС.

Третий источник дохода — частные инвесторы, но привлечь их удается крайне редко. Олигархи в кино не инвестируют, потому что не видят в нем большой привлекательности (административно ничего решить нельзя и нет денежного потока), а бизнес сложный, политически рискованный, зависимый от плохо управляемых творческих людей.

Четвертая опция, как у нас было в «Сталинграде» и «Обитаемом острове», — банковские кредиты. Я надеюсь, что в случае удачного развития рынка кредиты станут главным источником финансирования в кино. Пока же у нас под это даже не создано законодательство — банки, как правило, не могут принимать нематериальные активы в качестве залога.

Наконец, есть деньги самих продюсерских компаний, нередки случаи, когда продюсеры закладывают свое имущество, чтобы получить кредит и произвести фильм.

— Почему в США желающих инвестировать в кино гораздо больше?

— Наш кинобизнес очень сложный, неоднократно подводил инвесторов, в нем нужно угадывать. В России в кино преуспевает только человек с особой экспертизой и профессиональным чутьем, а в Америке кино- и телепроизводство представляют собой более или менее устойчивые бизнес-отношения.

Объясняется это тем, что в силу многоликости американской нации, для которой кино было главным сплачивающим искусством, в США научились делать универсальные фильмы, легко преодолевающие границы. Даже самый скромный фильм, не пользующийся большим успехом дома, немедленно выходит в 70–100 странах. Более того, американские фильмы продаются еще до стадии производства, в некоторых моих американских проектах 75% бюджета составляли предпродажи.

Вкладывая в американское кино, вы, скорее всего, вернете деньги, а в случае успеха можете хорошо заработать. В русском кино очень высока вероятность потери, потому что наши фильмы в целом уступают в качестве и рассчитаны исключительно на русскоязычный прокат. У нас счастливым исключением считается ситуация, если фильм просто преодолевает границу России и попадает в ограниченный прокат за рубежом. Но никогда еще не было случая, чтобы наш фильм попал за границей в широкий прокат, собрав там $100-200 млн, как это происходит с десятками американских фильмов ежегодно. 

И понятно, почему в России снимается так мало картин, около 100 в год. Хотя кинотеатральный рынок спокойно мог бы вынести и вдвое больше.

Страницы123
Поделиться
0
0
Загрузка...
По теме

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 12/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.