Forbes
$63.8
68.18
ММВБ2128.99
BRENT54.50
RTS1050.21
GOLD1177.57
Елизавета Сурганова Елизавета Сурганова
бывший обозреватель Forbes 
Анастасия Жохова Анастасия Жохова
бывший редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Михаил Лесин: «К тому, что меня не любят, я давно привык»

Михаил Лесин: «К тому, что меня не любят, я давно привык»
фото Сергея Мелихова для Forbes
Председатель правления «Газпром-Медиа» в интервью Forbes — о планах крупнейшего медиахолдинга страны, претензиях к «Эху Москвы», отношениях с Юрием Ковальчуком и дружбе с Алексеем Громовым и Константином Эрнстом

«Заказуха» через США

— Как вы отреагировали на запрос сенатора США, касающийся вашей недвижимости там, и как вообще вы это воспринимаете — как часть санкций против России?

— К тому, что меня многие не любят, я давно привык. Но к тому, что произошло, я отношусь неспокойно по одной простой причине — я беспокоюсь за семью. Я никогда не противодействую тому, что обсуждают меня и какие-то мои действия. Но трогать мою семью — это свинство, это нарушение морального правила.

Понятно, что можно очень легко любую ситуацию представить в нужном виде. Но мои дети вообще не имеют ко мне никакого отношения с точки зрения моей работы. Моей дочери 35 лет, сыну — 31 год, они уже взрослые люди, живущие самостоятельной жизнью. Моя дочь возглавляет бюро Russia Today, сын учится и проходит стажировку в академии кино. У меня пять внучек и внуков, от которых моя жена уехать не может, поэтому она живет вместе с ними. И меня очень смутило поведение «Радио Свобода», которое опубликовало адреса проживания моей семьи, — просто свиньи, и еще они будут нас учить демократии. Ну и к тому же, масса домыслов насчет каких-то моих покупок, владений и прочее.

— А в чьем тогда владении эта недвижимость?

— Это точно не моя собственность, дети устраивали свою жизнь сами, брали под эти сделки кредиты, они существуют в банке. Понятно, что это чистая заказуха, и я точно через какое-то время найду, кто был инициатором этого.

— И что с ним будет?

— Перефразируя известную фразу, заметьте, не я это начал, но не волнуйтесь, все будет в рамках закона.

— Вы думаете, что инициаторы находятся здесь, в России?

— Их достаточно и там, и здесь. В Америке меня же давно еще пытались втянуть даже в список Магнитского.

— Но так и не втянули, раз вы постоянно ездите к семье.

— Ну с какого бодуна, я-то какое отношение имею к делу Магнитского? Давайте всех внесем, кто нам не нравится. А к семье, к сожалению, я не так часто езжу.

Дела индустриальные

— У вас не возникает желания вернуться во власть?

— Я прошел все возможные пути в государственной службе. Работал в администрации президента, был министром несколько лет. Многие вещи, которые мы делали, стали фундаментальными в индустрии. Сейчас мне интересно заниматься бизнесом и зарабатывать деньги.

— У вас есть собственный бизнес?

— Нет. Да и для собственного бизнеса я очень опасный человек — хочется сразу сделать много. Я уже давно не могу быть частным менеджером, да и консультантом мне быть не так интересно.

— С вашими масштабами вам не тесно в «Газпром-Медиа Холдинге»? Не хочется как-то еще в делах индустрии участвовать?

— Это так или иначе происходит, ведь «Газпром-Медиа» — один из ведущих игроков в индустрии. Понятно, что мы обязаны защищать свои интересы на рынке.

— Вы сами считаете себя лоббистом индустрии?

— Несомненно.

— А политическим?

— Нет, мне это неинтересно, я не занимаюсь политикой, я занимаюсь бизнесом.

— Участвовали ли вы как-то в обсуждении закона о запрете рекламы на платных каналах?

— Участвовал.

— Вы инициировали его?

— Нет.

— А знаете, кто инициировал?

— Да. Но я не могу этого сказать.

— Вы поддерживаете этот законопроект?

— Да. Я уже сказал, что мы защищаем свои интересы. У нас нет возможности собирать большие деньги с населения за просмотр наших каналов. А когда каналы существуют в двойной модели монетизации, собирая деньги и с кабельных операторов, и с рекламщиков — это уже неравные условия. Второе — я считаю, что надо стимулировать появление нормального рынка платных услуг. У нас количество каналов уже зашкаливает, а реальная модель платного телевидения не формируется. Надо оптимизировать этот процесс, чтобы было понятно, где и как зарабатывать.

— Почему эта инициатива прошла именно сейчас? И почему так стремительно?

— Стремительно — это к законодателям, а прошла она сейчас, потому что индустрия начинает взбадриваться, собираться каким-то образом. Закончились сладкие времена.

— Вы прилагаете какие-то усилия к этому взбадриванию?

— Конечно, прилагаю, а как вы хотите, чтобы я сидел в кабинете и ни с кем не общался, что ли?! От этого точно так же зависят мои бизнес-показатели. А Эрнст, думаете, не прилагает усилий? Добродеев? А я что, права не имею?

— Про вас в индустрии говорят гораздо больше, чем про Эрнста или Добродеева.

— У меня и история немножко другая. Конечно, я отличаюсь тем, что когда-то был министром. Но сейчас я такой же участник рынка. Я заинтересован в зарабатывании денег для своего холдинга и буду этим заниматься впредь.

— Как вы отнеслись к реформе «РИА Новости»? Бывший главный редактор РИА Светлана Миронюк в свое время была вашей протеже.

— Я к этому не имею никакого отношения. А моими протеже было много народу.

— Тем не менее вас не удивило, что ее сняли так внезапно, со скандалом?

— Так и меня снимали со скандалом (осенью 2009 года Лесин был уволен с поста советника президента с беспрецедентной формулировкой за «несоблюдение правил госслужбы и этики поведения госслужащего» — Forbes.). Это жизнь. К тому же это государственная служба, где никто никаких гарантий не дает. Вас взяли на работу решением какого-то одного человека, вас и снимут так же. Не надо испытывать никаких человеческих чувств по этому поводу, это не ваша частная контора.

Администрация президента и Ковальчук

— Нормально ли, что у нас так активно в делах медиа участвует администрация президента?

— Меня всегда смущает, что журналисты пытаются запихнуть все в один стакан. Это разные вещи. Государственные средства массовой информации могут общаться и встречаться. Но к бизнесу администрация президента не имеет ни малейшего отношения. Ей совершенно наплевать, кто, где и сколько заработал. Я не знаю ни одного движения со стороны администрации, связанного с попыткой повлиять непосредственно на бизнес.

— Правильно, их интересует медиа как ресурс.

— А что-то есть неестественное в этом процессе?

— Вы встречаетесь с администрацией президента?

— Да. Там половина людей знает меня тысячу лет. Как и в индустрии — я могу позвонить любому человеку в медиа, чего-нибудь попросить, высказать свою точку зрения. И для них это не будет странным.

— Какие отношения вас связывают с Алексеем Громовым?

— Дружеские.

— Есть ли у вас какие-то взаимные профессиональные интересы в медиа?

— Конечно, мы какие-то темы обсуждаем, я говорю о своем видении процессов, он о своем. Еще раз — мы друзья. Что в этом такого? Если вы имеете в виду бизнес-интересы — нет никаких вообще.

— А с президентом как часто вы встречаетесь?

— Президент периодически встречается со СМИ. Обычно это коллективные встречи.

— То есть личных встреч сейчас у вас нет?

— Бывают.

Михаил Лесин и президент России Владимир Путин

— Была ли какая-то персона, которая как-то способствовала тому, чтобы вы были назначены в «Газпром-Медиа»?

— Вы считаете, что моей истории недостаточно, что ли? Акела промахнулся, и теперь его надо куда-то продвигать?

Юрий Ковальчук сыграл в этом какую-то роль?

— Юрий Ковальчук никакой роли в моем назначении не играл. Потом, зачем ему такая конкурентная среда?

— Почему конкурентная? Ему, вероятно, хотелось назначить хорошего менеджера в актив, который некоторым образом и ему тоже принадлежит.

— Да не принадлежит ему «Газпром-Медиа», это тоже все мифы. Нет ни одного доказательства того, что компания принадлежит кому-то, кроме заявленных акционеров.

— Какие тогда отношения вас связывают с Ковальчуками? Действительно ли вы их консультировали при создании Национальной Медиа Группы?

— Давайте сначала уйдем от этого странного определения: Ковальчуки, какие-то Михалковы. Да, я консультировал руководителей НМГ. А что в этом странного? Я являюсь одним из известных специалистов по медиа. Многие пытались использовать мои знания и мой опыт в индустрии. Я вообще всегда контактировал с большинством и владельцев, и менеджментом всех СМИ. Мы общаемся, сверяем позиции и обмениваемся информацией.

Про дружбу с Эрнстом и непопулярность «Дождя»

— Видите ли вы своей целью объединение индустрии? Вы инициировали создание Индустриального комитета по телеизмерениям, взяли на себя новую ТЭФИ.

— В каких-то вопросах несомненно. Мы уже докатились до точки — не индустрия, а какой-то базар, все разругались на ровном месте.

— Непонятно, почему Первый канал активней всех выступал против измерений TNS, но инициатором по выбору нового измерителя стали именно вы.

— Тема нового измерителя общая, все считают это необходимым. Другой вопрос, что Первый, как и любой другой канал, старается всегда сначала списать негатив на измерителя, всегда выгодно иметь виноватого не себя, всегда, на всех рынках, и на зарубежных тоже. И все ругаются с измерителями при снижении рейтингов.

— Вы думаете, Первый канал будет также ругаться с новым измерителем?

— Нет, никто не сможет. Потому что есть корпоративный договор, есть обязательства и условия. Ни один из каналов больше не является заказчиком измерений. Заказчиком является Индустриальный комитет, который консолидированно оценивает качество работы исследователей.

— У вас нет конфликта с Эрнстом на этой почве?

— Конечно, нет. Мы с Эрнстом как старая «семейная пара» — все конфликты, которые возможны, уже давно прошли. Мы все-таки знаем друг друга с 1988 года. Мы с ним познакомились в монтажной аппаратной в Сокольниках, когда он там делал «Матадор», а я монтировал «Веселых ребят». Поэтому, конечно, при всей сложности отношений мы все равно остаемся друзьями. Если я ему позвоню и скажу, что мне что-то надо, он всегда мне поможет. И наоборот.

Михаил Лесин, гендиректор ВГТРК Олег Добродеев, гендиректор Первого канала Константин Эрнст и экс-предправления «Газпром-Медиа» Николай Сенкевич

Важно понимать еще, что рейтинг, который делает любой измеритель, — это просто валюта на рынке, инструмент монетизации. И любой человек, который оценивает рейтинги с точки зрения творчества, либо с точки зрения политического влияния, совершает ошибку. Меня совершенно не волнует, хороший или плохой это сериал. Мне нужен рейтинг, чтобы я мог его продать.

— Вы сами смотрите телевизор?

— Я смотрю только новости. На всех каналах. Контент смотрю на носителях.

— Пропагандистские тенденции в теленовостях вас не смущают?

— А их где-то в мире нет? Может, в США нет или в Соединенном Королевстве?

— Как вы относитесь к тому, что большинство каналов в нашей стране находится под государственным контролем?

— Совершенно спокойно. Я государственник. Не имеет никакого значения, частный или государственный канал. Он точно так же выражает какую-то точку зрения.

— Но спектр мнений создается разнообразием каналов, которого в России нет.

— Вы рейтинги-то посмотрите. Ведь все зависит от общества, от того, что оно хочет потреблять. Вот есть телеканал «Дождь». Если бы общество хотело роста его влияния — то оно бы и выросло. Я внимательно смотрел за счетчиком поступлений, и что-то у них там совсем не Сбербанк. Если вы говорите, что его задушили, так дайте денег, поддержите либеральные ценности.

Знаете, как мы с друзьями общаемся, и они мне говорят: «Вот вы не либеральные». А я отвечаю: «Да, а вы либеральные! Вот ты заключаешь это из чего — из того, что ты вчера ехал пьяный за рулем, и гаишник у тебя пять тысяч попросил вместо тысячи. Обнаглел». Вот так сейчас выглядит — утрированно, конечно — либеральная интеллигенция.

С «Дождем» меня тоже обвиняли, что я его гноблю, хочу его забрать, еще чего-то. Не хочу и не гноблю. Это, как говорится, тот случай, когда, если бы я его тронул, вы бы заметили.

— А вы на самом деле прибегаете к таким методам?

— Я жесткий управленец. Если надо, с другими участниками рынка я тоже общаюсь жестко.

— Вас боятся на рынке?

— Мне сложно говорить про себя. Мне кажется, я не такой страшный. В принципе, я совершенно нормально общаюсь с людьми, пытаюсь решать любые задачи на уровне мотивации и объяснений, обсуждений. Если кто-то совсем уже не понимает, тогда я готов быть жестким, но в пределах закона и правил.

Подробный материал про Михаила Лесина читайте в октябрьском номере Forbes.

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 12/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.