Forbes
$65.35
72.86
ММВБ1971.59
BRENT47.09
RTS950.25
GOLD1310.17
Елизавета Сурганова Елизавета Сурганова
бывший обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

Галина Тимченко: «Никто из нас не мечтает делать «Колокол»

Галина Тимченко: «Никто из нас не мечтает делать «Колокол»
Галина Тимченкофото Макса Новикова для Forbes
Бывшие руководители «Ленты.ру» и «Афиши» о своем латвийском СМИ и о том, почему Михаил Ходорковский вышел из инвесторов проекта

— Как можно писать о России и ориентироваться на российскую аудиторию, не находясь в России?

Колпаков: Сейчас в этом нет проблемы. Олег Кашин, переехавший в Женеву, однажды хорошо сформулировал: я не эмигрировал, потому что я остаюсь в русской среде, читаю русские газеты и работаю на русские издания. Если ты не знаешь обстоятельств его жизни, никогда не догадаешься, что он в Женеве. А Рига еще ближе к Москве, чем Женева. И русские там живут много веков. 

Редакция в Латвии — вынужденный выбор, на который мы идем по ряду текущих, политических прежде всего, причин. Никто из нас не мечтал о скорой эмиграции.

И все же рижская редакция — только точка сборки. Это люди, от которых зависит ежедневное, ежечасное издание проекта, это надежно защищенное производство — туда нельзя прийти и устроить маски-шоу. В России у нас остаются специальные корреспонденты, большая группа внештатных сотрудников, здесь, наконец, остаются производители информации, которую мы агрегируем. 

Тимченко: Более того, никто из нас не мечтает делать «Колокол». Просто в Латвии все удивительно прозрачно, просто и очень дешево. И в смысле аренды, и в смысле уровня жизни. 

Красильщик: Ну и вообще, переезд в Ригу — это не самоцель. Как говорит уроженец Перми Иван Колпаков: «Хочу посмотреть на московских мальчиков, которые из 15-миллионного города переезжают в 800-тысячный». Не то чтобы мы испытываем по поводу переезда в Латвию какой-то невероятный энтузиазм.

— Почему именно Латвия?

Красильщик: Мы вообще сначала в Берлин собирались. Но потом методом исключения осталась Рига. Причин куча: налоги, миграционное законодательство, цены, даже часовой пояс — мы же новостное издание, работающее по московскому времени. Можно было бы поехать в Португалию, но тогда бы у нас рабочий день начинался в 6 утра. Так что это исключительно логистическое решение.

— Вы говорили, что вы не борцы, но тем не менее для многих людей вещание из Латвии будет придавать такой диссидентский окрас всему проекту. Смущает ли вас это?

Колпаков: Мы борцы за одну-единственную идею — это идея свободы распространения информации.

Красильщик: Это вынужденные издержки. Мы не диссиденты, мы просто не любим компромиссы в том, что касается нашей профессии. И мы это докажем. У нас нет никаких иллюзий относительно Латвии — там тоже куча собственных проблем.

Просто так вышло, что в Латвии сейчас можно сделать независимое русскоязычное издание, а в России нет.

Если мы в Латвии столкнемся с какими-то непреодолимыми сложностями, вы узнаете об этом первыми.

— Повлияло ли на переезд в Латвию участие в проекте Ходорковского?

Тимченко: Мы действительно вели переговоры с Михаилом Ходорковским и Борисом Зиминым. При этом Ходорковский выступал в качестве пассивного инвестора, он практически не вмешивался в ход переговоров, к его собственному вкладу у него был минимум требований — и все они носили бизнесовый характер. Основным же инвестором предполагался Зимин. Но, к сожалению, предложенные принципы управления, принятия стратегических и операционных решений нас не устроили. 

— Они предполагали активное вмешательство инвесторов?

Красильщик: Об этом лучше их спросить. Что касается нас, то мы просто поняли, что собираемся управлять проектом не так. В любом случае, мы разошлись без взаимных претензий.

на фото Галина Тимченко

— Кто был инициатором в переговорах с Ходорковским и Зиминым, как они начались и как шли? Почему все сорвалось в последний момент?

Колпаков: Первую встречу инвесторы назначили сами. 

Красильщик: Это были обычные переговоры — долгие и сложные. Сорвалось все в тот момент, когда дело дошло до обсуждения деталей акционерного соглашения. Выяснилось, что наши позиции радикально различаются. 

Колпаков: Сейчас мы создаем консорциум инвесторов, в котором уже есть некоторое количество людей. Список открыт, мы надеемся его увеличивать.

Важно, что мы привлекаем деньги на собственных условиях — мы будем предлагать инвесторам долю в компании, но контроль над ней всегда будет у редакции. 

— Вы не раскрываете имена инвесторов?

Тимченко: Их имена никому ничего не скажут. Это люди категорически непубличные, не имеющие никакого отношения ни к медиа, ни к политике. И они делают не очень большие взносы, которых хватит на некоторое время. 

— Как вы их искали? Если они не имеют отношения к медиа, почему им интересен этот проект?

Красильщик: Ну как искали? Через знакомых. А интересен им проект по одной простой причине: если в стране не останется ни одного независимого издания, лучше никому от этого точно не будет. Ну и в нас наши инвесторы, кажется, верят.

— Какая с ними договоренность, это постоянные взносы?

Красильщик: Мы сейчас разрабатываем акционерное соглашение — и странно было бы раскрывать его детали. Мы считаем, что правильно планировать на год вперед, не больше, потому что мы живем в очень быстроменяющейся ситуации. И брать деньги на большее время не очень правильно. 

— Обещаете ли вы инвесторам возврат средств?

Красильщик: Разумеется. Мы планируем выйти на окупаемость за три года, но всех инвесторов предупреждаем о серьезных страновых рисках. Каждый год мы будем корректировать прогноз. 

Колпаков: Мы стараемся поступать как честные люди и не просим деньги в качестве благотворительности — просто так, потому что мы хорошие, или потому что мы из «Ленты».

— Галя, я предполагаю, что часть вашей компенсации после увольнения из «Ленты» тоже пошла в этот проект, да?

Тимченко: Практически вся. То есть деньги редакции в проекте тоже есть. Можно сказать, что косвенно Александр Леонидович Мамут помог независимым СМИ. 

— Думаете ли вы о краудфандинге?

Красильщик: Мы придумали примерно 157 способов зарабатывания денег, и все их будем постепенно внедрять: в том числе и рекламу, и покупки внутри приложения, и краудфандинг.

Мы все привыкли работать в медиа, которые себя окупают, и мы хотим, чтобы этот проект, несмотря на все тяжелейшие экономические и политические условия, стал таким же.

Тимченко: Именно поэтому у нас очень спортивный бюджет и очень компактная редакция. Все умеют всё, у всех довольно много разнообразных полномочий.  

— Каков примерный годовой бюджет?

Тимченко: Мы не хотим называть конкретных цифр, но, скажем так: ближе всех к оценке нашего бюджета был Антон Борисович Носик в своем комментарии газете «Известия» (Носик подсчитал, что годовой бюджет такого проекта составит не менее $1млн — Forbes). 

— Галя, в одном из давних интервью вы говорили, что собираетесь выступать в новом проекте на вторых ролях. То есть, вы не будете главным редактором «Медузы»?

Тимченко: Я не знаю. По нашим правилам, главного редактора «Медузы» избирает редакция, раз в два года. Пока же я, как это звучит в латвийском законодательстве, член правления и генеральный директор предприятия.

Красильщик: Мы наняты Галей, неужели мы можем кого-то еще выбрать?

Тимченко: Здесь никто не начальник. У всех будет одна роль — стоять у топки паровоза. Мы все, и я тоже, будем выполнять в первое время роль обычных редакторов. В «Ленте» мы тоже много раз через это проходили. 

— Сколько человек будет в редакции?

Колпаков: В рижской редакции чуть больше 10 человек (если не считать разработку), и не все из них бывшие сотрудники «Ленты». Это свежая команда. В Москве остаются спецкоры и коммерческая служба. При этом люди, которые живут в Москве, периодически будут приезжать в Ригу, и наоборот.

— Что за требование латвийского законодательства, которое обязало вас разместить объявления о найме сотрудников на местных сайтах?

Тимченко: Это стандартная мировая схема. Прежде чем нанять людей из другой страны (а в новой команде будут люди не только из России), я обязана на сайте государственной занятости Латвии разместить объявление на латышском языке. Нужно доказать, что в стране нет людей, которые могут претендовать на эти должности. В итоге я получила больше 150 писем, честно отвечала на них, раздавала тесты, провела десятки собеседований. Две недели просидела в одном рижском кафе, разговаривая с людьми — как Алена Владимирская. 

Мне было очень интересно посмотреть на латвийских журналистов, но среди всех кандидатов было, может, четыре человека, которых я могла бы взять на работу. В основном, русскоязычные латыши совсем не знают нашей повестки. 

— Как вы будете привлекать аудиторию? Насколько, как вы рассчитываете, вам поможет репутация бывшей «Ленты»?

Колпаков: Мы не строим «Ленту» — и в аудиторном смысле тоже. Массовое издание, которое ежедневно посещают три миллиона человек, не делается за один, два, три года. «Ленте» на это потребовалось почти 15 лет. Покупать трафик мы не собираемся, на маркетинг у нас денег нет. Поэтому мы опираемся исключительно на свою репутацию — и на тот продукт, который покажем. 

— На какую аудиторию вы рассчитываете через год?

Красильщик: У нас довольно пессимистичный план развития, но если мы его просто выполним, мы будем не очень довольны собой — нам нужно его перевыполнить. 

Скажем так: если через год нас не будут обсуждать все — значит, мы провалились.

— Нет ли у вас опасений, что медиаполяна так быстро сжимается, что скоро у вас будет только два-три качественных источника, из которых вы сможете брать материалы для агрегации?

Колпаков: Есть много разных страхов. В том числе и этот — что нечего будет агрегировать. И другой — а вдруг всего окажется слишком много? Но мы придумали проект, который очень легко адаптируется к условиям, даже довольно экстремальным. У всех на медиарынке сейчас одна по-настоящему главная установка — выжить, перетерпеть. И чем мне нравится наша идея — мы помогаем всем. Сейчас нельзя спасать исключительно себя. 

Тимченко: То есть, может быть, мы и окажемся тем плотом «Медузы», на котором спасутся остальные. Если получится.

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

31 августа, среда
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.