Forbes
$66.22
72.94
DJIA18473.75
NASD5110.00
RTS924.74
ММВБ1938.52
Ксения Докукина Ксения Докукина
бывший редактор Forbes Life 
Игорь Попов Игорь Попов
редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Гражданская оборона: как бывший пилот наводнил Запад российским оружием

Гражданская оборона: как бывший пилот наводнил Запад российским оружием
Фото Ciril Jazbec для Forbes
За два года Михаил Юдельсон продал в США и Европу 300 000 автоматов и винтовок по утилизационной программе Минобороны России. Как боевое оружие превратилось в гражданское?

Бывший пилот ВВС Израиля Михаил Юдельсон увлекся оружием после просмотра фильм «Стрелок»: «Там у главного героя была снайперская винтовка CheyTac m200 Intervention, стреляющая больше чем на 2 км. Увидел ее и сказал себе: хочу!» В 2010 году он повышал квалификацию пилота гражданской авиации в техасском Далласе, и ближайший оружейный магазин нашелся в трех часах езды — в Арканзасе. Покупая желанную винтовку, Юдельсон разговорился с владельцем магазина. Тот поделился: «Я бы так хотел работать с Россией, столько людей хотят русские винтовки!» Юдельсон сказал, что, вероятно, сможет помочь. Через год у него был контракт с Тульским оружейным заводом, в 2012 году он начал поставки в США. За два года из России в США и Европу через Юдельсона прошло 300 000 стволов.

На вопрос о том, как у него это получилось, бизнесмен скромно отвечает: «Повезло».

К 2010 году на складах российского Минобороны скопилось около 16 млн единиц стрелкового оружия, выпущенного до 1980-х годов. Военное ведомство планировало к 2015 году утилизировать около 4 млн устаревших винтовок, автоматов и пистолетов. «На тот момент за утилизацию пистолета ТТ государство платило 152 рубля, за пулемет — около пятисот, — говорит один из российских оружейников. — Денег мало, а хлопот много — хранение, охрана, все крайне формализовано: уничтожение каждого ствола, например, необходимо снять на видео для отчетности».

Хлопот и в самом деле было не оберешься. «Ижмаш» (сейчас Концерн «Калашников») занялся утилизацией оружия по заказу Минобороны в 2011 году. В январе 2012 года водитель предприятия продал местному жителю на дрова казавшиеся ненужными оружейные ящики. Покупатель обнаружил в них 79 старых автоматов Калашникова и тут же известил правоохранительные органы. Оружие вернули на завод, было заведено уголовное дело, заместитель главы «Ижмаша» по безопасности уволен. О том, как сейчас обстоят дела с утилизацией оружия, в «Калашникове» говорить отказались.

Михаил Юдельсон взялся работать с российским оружием, подпавшим под утилизационную программу, по схеме, которая устроила всех — и Минобороны, и оружейный завод, и его самого.

Юрист-международник по образованию, ни дня не проработавший по профессии, Юдельсон родился в России, рос в Израиле, а учился в Германии, в Свободном университете Берлина. Окончив университет, в 1999 году он пошел служить по контракту в Военно-воздушные силы Израиля.

«Я бы не уходил никогда», — с явной тоской вспоминает бывший пилот истребителя.

Опасную профессию пришлось оставить в 2003 году по настоянию жены. Тогда же он переехал в Нью-Йорк, получил американскую летную лицензию и устроился в авиакомпанию Уоррена Баффетта Netjets. Через четыре года ему поступило заманчивое предложение из Москвы.

Деловой авиаперевозчик «Авком» позвал Юдельсона на должность летного директора: давали огромную зарплату, снимали квартиру в Москве — в общем, грех было не согласиться. Правда, по словам президента группы компаний «Авком» Евгения Бахтина, Юдельсон работал всего лишь старшим пилотом. Как бы то ни было, в ноябре 2008 года из-за финансового кризиса он попал под сокращение штатов. Побыв несколько месяцев без дела, Михаил придумал, как начать собственный бизнес. От бывшего сослуживца по ВВС, работавшего в Bank of America, он узнал, что на балансе банка есть 13 бизнес-джетов Hawker 1000, которые нужно превратить в наличность. Безработный пилот предложил комбинацию: банк выдает кредит на открытие авиакомпании под названием Jetshares, а Юдельсон продает самолеты на условиях долевого владения (по три доли в каждом джете). Покупатель при этом может пользоваться любым бизнес-джетом из флота Jetshares.

За год, как рассказывает основатель Jetshares, он продал все бизнес-джеты. И благодаря этому проекту обзавелся связями, которые пригодились, когда он узнал о спросе на русское оружие. Услугами Jetshares часто пользовались топ-менеджеры российских госкорпораций. На одном из рейсов Юдельсон задал «одному из ведущих людей «Ростехнологий» вопрос: сколько оружия, которое должно пойти на утилизацию, хранится на складах? «Десятки миллионов! — был ответ. — Не знаем, что с ним делать». «А что если продать в США?» — задумался предприниматель.

Как боевое оружие с военных складов переквалифицировать на гражданское?

Для самозарядного карабина Симонова, объясняет Юдельсон, нужно всего лишь поменять название: отразить в документах, что это не СКС, а «Модель СКС». С автоматами посложнее: у калашниковых требуется убрать автоматический режим стрельбы и ограничить обойму специальным заслоном до 10 патронов. Так или иначе, боевые карабины и автоматы вполне можно превратить в спортивно-охотничье оружие.

Страницы12
Поделиться
0
0
Ключевые слова: ,
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Могут ли российские футболисты покупать шампанское за €250 000, а премьер-министр ботинки за 50 000 рублей?
Проголосовало 12098 человек
Forbes 07/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.