Газоотвод: почему иссяк «Южный поток» - Бизнес
$56.93
62.05
ММВБ2016.71
BRENT51.92
RTS1114.43
GOLD1268.43

Газоотвод: почему иссяк «Южный поток»

читайте также
+1 просмотров за суткиРоботы-боссы: Джек Ма предсказал появление машин-CEO Бизнес-навигатор: как создать идеальный отдел аналитики Коммунальный бизнес: есть ли будущее у коворкингов Как защитить предпринимателя от силовиков: итальянский опыт и роль прокуратуры Airbnb для бизнеса: как сингапурский сервис помогает экономить на жилье для сотрудников Россия стала ключевым рынком для BlaBlaCar +3 просмотров за сутки«Яндекс» увидел риски для бизнеса в СП Сбербанка и Alibaba +50 просмотров за суткиСуд Вены распорядился экстрадировать украинского бизнесмена Фирташа в США +18 просмотров за суткиCEO российских компаний назвали три главные угрозы для бизнеса +14 просмотров за суткиКаждое пятое предприятие в России приостановило инвестпроекты из-за санкций Подушка безопасности: зачем стартапу инвестор «Хотели встроить камеры в фигуры, чтобы играть, как в «Гарри Поттере» +22 просмотров за суткиБывший глава Yota Devices решил заработать на хоккее Приватизация-2016: убрать из министров Вечные ценности: семь спортсменов с пожизненными спонсорскими контрактами Дорогой человек: почему Роналду зарабатывает больше всех в спорте Домик удачи. Как зарабатывать на пряниках 100 млн рублей в год Партийный список: Кто оплачивает китайский футбольный бум Высокий потолок: Кто стал богаче в новом сезоне НБА Промтех. Инновации для заводов «Доктора» для бизнеса: чем заканчивались проверки по инициативе Владимира Путина

Газоотвод: почему иссяк «Южный поток»

Фото Gazprom.com
Как выяснил Forbes, «Газпром» был готов реализовать амбициозный проект и технологически, и финансово. Что нарушило эти планы?

«Все работали по плану. Были проблемы в Болгарии, но все силы были направлены на то, чтобы получить разрешения на строительство до 1 апреля 2015 года, – вспоминает человек, близкий к одному из акционеров «Южного потока». – И вдруг в понедельник вечером пришла новость». Во время визита в Турцию президент Владимир Путин заявил, что проект «Южный поток» закрыт – нет разрешения от Болгарии. А предправления газового концерна Алексей Миллер тут же подписал соглашение о строительстве газопровода такой же мощности, как «Южный поток» (63 млрд куб. м в год), только до границы Турции и Греции. 

Еще в июне Миллер заявлял: «Запретить нам строить «Южный поток» никто не может, поэтому строительство будет продолжено». Но такой человек нашелся. Решение об остановке «Южного потока» принимал лично Владимир Путин, уверяют сразу несколько человек, знакомых с деталями проекта. И даже больше: решение созрело давно – нужно было только найти альтернативу.

Но до турецкого гамбита Путина «Газпром» не вел никаких консультаций о завершении проекта с его иностранными акционерами, уверяют Forbes два человека в двух компаниях-акционерах South Stream Transport (оператор морской части «Южного потока»).

По их словам, пока никаких новых вводных от «Газпрома» не поступало. «У нас нет понимания, будут ли нужны («Газпрому») старые акционеры. Как дальше сложится ситуация? – размышляет один из них. – Будет ли компенсация или продажа, неизвестно». 

А тем временем весь мир гадает, почему иссяк «Южный поток» и навсегда ли. «У проекта были финансовые проблемы», – говорят одни эксперты. «Россия просто шантажирует Европу, а на самом деле построит этот газопровод», – считают другие. «Проект остановили из-за наших санкций», – уверены представители Белого дома. «Россия только прикрылась Болгарией, а на самом деле «Южный поток» не выгоден из-за падения цен на углеводороды», – считают европейские комментаторы. Forbes выяснял, что помешало «Южному потоку». 

Газопровод и санкции

«Газпром» – основной владелец структур, занимавшихся строительством газопровода «Южный поток». Для строительства морской части была создана компания South Stream Transport, где 50% – у «Газпрома», 20% – у Eni, по 15% – у EDF Group и Wintershall AG. В каждой из стран, по территории которых должен был пройти «Южный поток» (Болгарии, Сербии, Венгрии, Словении и Италии), также созданы совместные предприятия. На начальном этапе морская и сухопутная (европейская) части «Южного потока» оценивались в €16,6 млрд, а российская (нужно построить дополнительно 2500 км линейных газопроводов до Анапы и 10 компрессорных станций – проект «Южный коридор») – примерно в $2,6 млрд (за последний два года эта сумма выросла на 80% до $4,66 млрд). 

Все затраты на территории России на «Южный коридор» «Газпром» компенсирует за счет средств из чистого денежного потока и внутрикорпоративного (нецелевого) кредитования, объяснил Forbes человек, близкий к монополии. А схема финансирования строительства морской и европейской части газопровода предлагала вклад собственных средств акционеров только в размере 30%. Остальные 70% планировалось привлечь в виде долгосрочных кредитов кредитно-экспортных агентств, международных коммерческих банков и других международных финансовых структур. 

«C организацией финансирования, несмотря на определенные сложности на финансовых рынках, серьезных проблем не было», – рассказывает исполнительный директор «РБПФ Проектное финансирование» Руслан Вазетдинов (его организация привлекалась в числе финансовых консультантов для морского участка «Южного потока»). Основные кредиторы морского участка – это иностранные агентства экспортного кредитования, которые призваны покрывать политические риски и поддерживать экспорт из своих стран, поясняет топ-менеджер. «В переговорах с этими агентствами основные условия кредитования (term sheet) были согласованы на 90 с лишним процентов», – уверяет он, подчеркивая, что переговоры о привлечении заемного финансирования были в весьма продвинутой стадии. 

Если санкции и повлияли, то не критично – у финансистов стало больше бумажной работы, говорит еще один собеседник Forbes, близкий к организации финансирования.

Для привлечения заемных средств нужно было получить специальные разрешения у европейских чиновников: после введения санкций компании должны согласовывать проекты, связанные с Россией. «Пришлось даже от правительства Голландии получать подтверждение, что ни секторальные, ни финансовые санкции не препятствуют строительству «Южного потока» и исполнению своих обязательств перед поставщиками по финансированию», – рассказывает он. Основные документы были получены, уверяет собеседник Forbes, и на это ушло два месяца. За все это время, продолжает он, ни одно из иностранных агентств из переговоров не выходило – все отнеслись с пониманием к ситуации и интересам своих поставщиков.

«В отношении банковского финансирования можно отметить, что обычно одним из наиболее существенных условий предоставления именно долгосрочного проектного финансирования является успешное завершение всей разрешительной работы», – добавляет представитель консалтинговой компании WhiteWaters Павел Ачикян. WhiteWaters  выиграла тендеры на оказание консультационных услуг по разработке модели денежного потока для расчета транспортного тарифа по участку газопровода «Южный поток» на территории Сербии и Венгрии, следует из итоговых протоколов конкурсов с сайта госзакупок, которые изучил Forbes. 

По словам Ачикяна, в случае, если получение необходимых документов затягивается, банки, как правило, «не дают возможности провести выборки в рамках линий по проектному финансированию». Таким образом, не имея разрешений властей, а в случае с Болгарией при наличии прямого запрета строить газопровод (по рекомендации Еврокомиссии), операторы «Южного потока» не могли пользоваться проектным финансированием. Видимо, для «Газпрома» это не проблема: холдинг вообще готов обойтись без внешнего финансирования при строительстве «Южного потока», заявлял летом за несколько недель до отставки гендиректор «Газпром экспорта» Александр Медведев, не вдаваясь в детали. 

В ноябре «Газпром» признал, что морской и европейский участки «Южного потока» тоже существенно подорожали (как и «Южный коридор») – с €10 млрд до €14 млрд и с €6,6 млрд до €9,5 млрд соответственно. Но член правления «Газпрома» Владимир Марков заявил тогда, что даже с учетом роста стоимости «Южный поток» входит в параметры внутренней нормы доходности, установленные компанией. По данным источника Forbes, знакомого с деталями проекта, норма доходности «Южного потока» составляет 10%.  

Газопровод и нефть

Формула цен на газ включает целый ряд параметров, но главным из них можно считать привязку цены на газ к ценам на нефть, с отсрочкой в несколько месяцев. «На нефтяной индексации они сами настаивали, а могли бы распределить риски между нефтью и спотом. «Газпром» сползает в убытки: газовые цены падают следом за нефтью, объемы продаж тоже», – говорит директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

«Газпром» предупреждал инвесторов, что в случае снижения цен на газ может пойти на сокращение инвестпрограммы, следует из проспекта облигаций (есть в распоряжении Forbes). Но на пресс-конференции накануне годового собрания акционеров «Газпрома», заместитель председателя правления монополии Виталий Маркелов заявил, что даже если инвестпрограмму будут сокращать, такие проекты, как «Сила Сибири» и «Южный поток», будут построены в первоочередном порядке. «Если цены останутся на нынешнем уровне еще на несколько недель, то «Газпром» может отложить и «Силу Сибири». При таких ценах экспорт будет убыточным», – пессимистичен Корчемкин.

При проведении предпроектных финансово-экономических работ по долгосрочным комплексным проектам проводится анализ различных макроэкономических сценариев, в том числе при низкой цене на нефть, поясняет Павел Ачикян из WhiteWaters. Цена на нефть обладает определенной волатильностью, но говорить о прямой связи между рыночной стоимостью углеводородов и экономическими результатами отдельных инфраструктурных проектов некорректно, считает он. Эти проекты окупаются не за счет продажи углеводородов, поясняет эксперт: «Источником выручки таких проектов является плата за транспортировку, размер которой согласовывается сторонами заранее. Это, в первую очередь, влияет на экономику проекта и интерес банков».

Газопроводы не строят, пока не согласован принцип расчета тарифов, – если это не Россия, где тариф определяет государство.

При этом цена на газ, как правило, – одна из составляющих тарифа на прокачку газа. Например, из-за спора о цене газа для Украины, непонятно было, сколько «Газпром» должен был платить «Нафтогазу» за транзит газа в Европу. Но даже если нефтяные цены в конечном счете повлияли бы на экономику «Южного потока», нужно учитывать, что этот проект имел политическое значение, а значит, даже несмотря на низкую эффективность, могло быть принято решение его реализовать, поясняет человек, близкий к одной из дочерних структур «Газпрома». «Исходя из финансовой ситуации по «Газпрому» в целом, могу предположить, что если бы задачу сделать такой проект перед «Газпромом» поставили, «Газпром» бы эту задачу выполнил, – у него была бы такая возможность», – добавляет собеседник Forbes.

Газопровод и политика

Путин объяснил отказ от «Южного потока» отсутствием разрешения на строительства в Болгарии. Остановить строительство своего участка газопровода Еврокомиссия попросила Болгарию летом.

«Отсутствие разрешения на строительство в Болгарии – это скорее повод, нежели действительная причина», – считает человек, близкий к переговорам.

C ним согласен человек, близкий к одному из акционеров проекта. Первоначально Еврокомиссия потребовала от Болгарии инициировать проверку тендера на строительство болгарского участка «Южного потока» из-за подозрений, что компании нарушили некоторые процедуры проведения таких конкурсов, прописанных для стран Евросоюза. Спорный тендер выиграл консорциум с участием «Стройтрансгаза». Эта компания, как и ее совладелец Геннадий Тимченко, попали под санкции США. Российская сторона пошла навстречу и заменила участника консорциума на «дочку» «Газпрома», но «Южному потоку» это не помогло.

Сами чиновники Еврокомиссии признавали, что дело не столько в конкурсе, сколько в «третьем энергопакете», по которому производитель энергоресурсов не может владеть транспортной инфраструктурой в Европе. Впрочем, правила действуют не для всех. В 2011 году конкурент «Южного потока» – газопровод TAP, который пройдет из Азейрбайджана через Турцию в Евросоюз – обратился за разрешением быть исключенным из норм «третьего энергопакета», и в начале 2013 года такое разрешение получил.

Россия много лет добивается такого исключения для себя: не помогло даже вмешательство в переговоры президента Путина. В новых политических обстоятельствах у российского проекта не было вариантов договориться о реализации проекта на равных условиях с азербайджанским ТАР, объясняет человек, близкий к одной из структур «Газпрома». «В определенный момент возникло понимание того, что сделать проект эффективным, не добившись для него исключения из норм «третьего энергопакета» в нынешней политической реальности – непосильная задача», – добавляет один из собеседников Forbes. Из-за норм «третьего энергопакета» сейчас лишь на 50% загружен газопровод Opal – отвод от «Северного потока»: «Газпром» обязан держать резерв мощности, на случай если доступ к трубе захотят получить и другие продавцы газа.

Но безальтернативное закрытие «Южного потока», строительство которого открывал Путин, – удар по имиджу и признание бесполезности затрат на российскую часть газопровода – «Южный коридор». Для подготовки альтернативы нужно было время. Сразу после того, как начались проблемы с Болгарией, между Россией и Турцией состоялось несколько встреч. Министр энергетики Александр Новак уверял, что возможность строительства «Южного потока» через территорию Турции, в случае если Болгария откажется от прокладки газопровода по своей территории, не обсуждалась. «Теоретически такая возможность есть. В первую очередь здесь нужно определиться «Газпрому» с точки зрения экономики проекта. Если такие предложения прозвучат, то можно будет вести переговоры». А в конце ноября, за несколько дней до визита Путина в Турцию, Новак сказал, что обсуждается идея расширения «Голубого потока» – газопровода, который также идет по дну Черного моря, но только до Анкары. 

Формально, в случае строительства газопровода через Турцию «Газпром» сможет обеспечивать дополнительными поставками рынки Средней Азии и частично решить проблемы поставок газа на рынок Европы. «Далее за счет аренды мощностей локальных трубопроводов «Газпром» сможет направлять газ европейским клиентам, для того чтобы исполнять свои обязательства перед европейскими клиентами», – рассказывает человек, близкий к одному из акционеров «Южного потока». «Но газопровод через Турцию на практике ничего не решит, поскольку газопровод тупиковый. Он упрется в границу Греции и будет ждать, пока европейцы решат (или не решат) построить свою трубу», – считает Корчемкин. 

Представители Eni, Wintershall, EdF, «Газпрома», «Стройтрансгаза», «Сройгазмонтажа», а также пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отказались от комментариев. Представители болгарской стороны не ответили на запрос Forbes, а по телефонам были недоступны.