Forbes
$63.8
68.18
ММВБ2128.99
BRENT54.50
RTS1050.21
GOLD1177.57
Андрей Лапшин Андрей Лапшин
бывший обозреватель Forbes 
Елена Васильева Елена Васильева
обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

Спасти и сохранить: что стало со строительным бизнесом Зияда Манасира

Спасти и сохранить: что стало со строительным бизнесом Зияда Манасира
Фото Олега Королева для Forbes
Весной 2015-го бывший миллиардер продал компанию «Стройгазконсалтинг». Forbes разбирался почему, и причем тут друг Рамзана Кадырова Руслан Байсаров

В августе 2015 года сотни бывших сотрудников «Стройгазконсалтинга» (СГК) с Урала и из Сибири получили приглашения приехать в Новый Уренгой. В этом северном городе, неофициальной газовой столице России, строительная компания собирает своих вахтовиков и распределяет их по объектам. Приглашение было неожиданным — уже почти год, как работы по контрактам «Газпрома» были приостановлены, строительная техника законсервирована, а сами вахтовики занимались домашними делами. Дело в том, что у прежнего владельца СГК Зияда Манасира испортились отношения с главным заказчиком и стройки «Газпрома» пришлось заморозить. При новых владельцах — Газпромбанке и фонде UCP — «Стройгазконсалтингу» удалось возобновить старые и получить новые проекты. Поэтому и была объявлена срочная мобилизация вахтовиков.

По подсчетам Forbes, в конце 2015 года компания получила новые подряды от «Газпрома» на 20 млрд рублей — неплохо по сравнению с нулем годом ранее, когда большинство подрядов досталось «Стройгазмонтажу» Аркадия Ротенберга и «Стройтрансгазу» Геннадия Тимченко. В ближайшие пять лет монополии надо построить как минимум 6000 км газопроводов, включая «Силу Сибири» и «Северный поток — 2». И три крупных подрядчика всегда лучше, чем два, отмечает источник, близкий к «Газпрому».

Битва со стервятниками

Еще несколько лет назад «Стройгазконсалтинг» был самой крупной строительной компанией в России. Она наращивала мощь не по дням, а по часам, с восхищением рассказывал Forbes менеджер одной из «дочек» «Газпрома». В СГК было около 60 000 сотрудников и более 16 000 единиц строительной техники. Теперь работников стало почти в три раза меньше. «У нас много проблем и сложных обстоятельств, связанных с историей работы предыдущих собственников», — объясняет источник, близкий к одному из новых совладельцев.

Залог успеха бизнеса «Стройгазконсалтинга» — отношения с «Газпромом». 

Принято считать, что они возникли благодаря бывшим младшим партнерам Манасира: Петр Поляничко — сын друга одного из основателей «Газпрома» Виктора Черномырдина, а Ольга Григорьева — дочь друга юности Владимира Путина. 

Но у самого бизнесмена была другая версия хороших отношений с газовым монополистом. «Мы ведь с малого начинали и делом доказывали, что готовы к крупным проектам», — объяснял он в одном из интервью. Так или иначе СГК из года в год получал многомиллиардные подряды на строительство от «Газпрома». По подсчетам Forbes, с 2008 по 2012 год их сумма превысила 800 млрд рублей. И если в 2008 году выручка СГК составила 154,9 млрд рублей, то в 2012 году она выросла в 2,5 раза.

Но в 2013 году все изменилось. Поток заказов на строительство от концерна резко сократился — до 35 млрд рублей против 80 млрд годом ранее. Значительная часть заказов «Газпрома» теперь доставалась «Стройгазмонтажу» Аркадия Ротенберга и «Стройтрансгазу» Геннадия Тимченко. Почему ситуация изменилась? Вот одно из объяснений: в 2011 году пост зампреда правления «Газпрома» покинул Александр Ананенков, с протекцией которого также связывали успехи Манасира. Однако сам бизнесмен эту версию в интервью Forbes называл «бредом».

Манасир безуспешно пытался развернуть ситуацию. «Зияд заходил с самых разных сторон и хотел договариваться, но в ответ слышал «нет». Манасир просто не мог в это поверить», — вспоминает источник, близкий к компании. Тогда уязвленный основатель СГК пошел на риск — пожаловался на «Газпром» в президентскую комиссию по ТЭК, которую возглавлял глава «Роснефти» Игорь Сечин. Манасир писал, что «Газпром» задерживает выплаты по уже заключенным контрактам, поэтому подрядчику приходилось продолжать строительство за счет собственных оборотных средств и займов (общая сумма затрат — 150 млрд рублей).

Владелец «Стройгазконсалтинга» попытался сыграть на непростых отношениях между Сечиным и главой «Газпрома» Алексеем Миллером.

«Это большая шахматная доска, и Манасир сделал свой ход», — говорит источник, близкий к газовому монополисту. Ход оказался роковым — жалоба только усугубила ситуацию. В 2014 году СГК не выиграл ни одного тендера «Газпрома», что сразу отразилось на финансовом положении компании. По итогам 2013 года выручка СГК составляла 259,7 млрд рублей, а год спустя снизилась до 140 млрд рублей. При этом у компании был существенный долг. По данным «СПАРК-Интерфакс», по итогам 2014 года долгосрочные займы СГК составляли 57,7 млрд рублей, а краткосрочные займы и кредиторская задолженность — 2 млрд и 69 млрд рублей соответственно.

Оставшись без влиятельного заказчика, СГК стала уязвимой — появились желающие получить ее активы за долги или вовсе без объяснения причин. И было чем поживиться: компании принадлежало более 300 000 кв. м офисных помещений в Москва-Сити, железнодорожный перевозчик «Спецэнерготранс», строительная техника. «Были люди, которые собирались забрать у Манасира компанию», — рассказывает собеседник Forbes, но не называет их имен.  По его словам, они считали, что владельцы долей — люди слабые (у Манасира было около 58% СГК, топ-менеджерам принадлежали миноритарные пакеты. — Forbes),  кого-то из них рассчитывали испугать, с кем-то — договориться.

По словам собеседника Forbes, расставаться с компанией Манасир не хотел, но, когда понял, что это неизбежно, начал искать возможность получить компенсацию, и «некие тропы» вывели его на Руслана Байсарова — друга руководителя Чечни Рамзана Кадырова.

В этом деле Манасиру мог содействовать король Иордании Абдалла II, с которым и Кадырова, и Манасира связывают особые отношения, предполагает близкий к СГК человек.

Так или иначе, в декабре 2013 года принадлежащая Байсарову Тувинская энергетическая промышленная корпорация (ТЭПК) объявила о покупке 30% СГК за немыслимые $4,8 млрд. Летом 2014 года стало известно, что Байсаров планирует увеличить свою долю в компании до 74%. Сумма первой сделки казалась завышенной как минимум на порядок, а вторая сделка так и не была закрыта. Тем не менее Байсаров, занявший пост председателя совета директоров СГК, отпугивал желающих отобрать у Манасира бизнес. «По сути, Байсаров выполнял роль «крыши» и дал понять всем, что так легко отжать компанию не получится», — рассказывает источник, близкий к «Стройгазконсалтингу».

При Байсарове в январе 2015 года СГК предпринял еще одну попытку договориться с «Газпромом». В письме к Алексею Миллеру президент СГК Михаил Якибчук писал, что компания находится в критическом финансовом положении, из-за недостатка финансирования вынуждена остановить работы на стройках «Газпрома» и отправить сотрудников в неоплачиваемые отпуска. Компания также просила включить ее в инвестиционную программу «Газпрома» на 2015-й и последующие годы. Миллер на письмо не отреагировал.

Весной 2015 года Байсаров и Манасир продали «Стройгазконсалтинг» Газпромбанку и фонду UCP Ильи Щербовича в равных долях. В апреле стороны объявили о покупке 100% компании. Газпромбанк стал совладельцем СГК, рассчитывая на большие подряды «Газпрома», объясняет источник Forbes. Сумма покупки официально не раскрывалась, стороны не комментировали условия сделки. Руслан Байсаров в интервью зимой 2016 года заявил, что считает сделку выгодной: «Все, что я вложил, себя оправдало». Зияд Манасир, продав компанию, перебрался в Лондон, редко бывает в Москве и отказывается общаться с журналистами, говорит человек, близкий к семье бизнесмена. А с Байсаровым его теперь связывают, кажется,  не только деловые отношения. 

Весной 2014 года старшая дочь Манасира Элен вышла замуж за Булата Хункаева — молодого человека, которого один из источников Forbes назвал дальним родственником Байсарова, а другой собеседник — человеком из ближайшего окружения этого чеченского предпринимателя.

При новых собственниках «Стройгазкончалтинг» возобновил работы на объектах в Западной Сибири.

Курс на «Газпром»

Что получили Газпромбанк и UCP? Проблемный актив, признается представитель одного из новых владельцев СГК. По словам представителя другого совладельца, к новым собственникам выстроилась очередь из кредиторов и недовольных партнеров. Газпромбанк, кстати, тоже был одним из крупных кредиторов СГК. В 2015 году «Стройгазконсалтинг» получил 496 исков на 46,6 млрд рублей, еще 39 исков на 23,4 млрд рублей получила его дочерняя компания «Газтехлизинг». Байсаров и его менеджеры пришли в компанию, чтобы помочь Манасиру в ее защите, а бизнесом «Стройгазконсалтинга» особо не занимались, утверждает собеседник, близкий к СГК. «Манасир повсюду сам ездил, при минус шестидесяти регулярно бегал по своим стройкам, а менеджеры Байсарова даже не поехали по объектам», — говорит представитель одного из заказчиков «Стройгазконсалтинга».

Впрочем, собеседник Forbes, близкий к СГК, признает, что в одном из строительных проектов Байсаров участвовал лично и даже некоторое время проявлял к нему интерес. Речь о первом участке Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД) вокруг Москвы, конкурс на строительство которого СГК выиграл весной 2014 года (тендер проводил «Автодор», сумма контракта — 48,9 млрд рублей). «Этот подряд лоббировал Байсаров, — говорит собеседник Forbes. — И в церемонии он участвовал, и капсулу закладывал».

Через год после старта проекта подряд был передан компании Араса Агаларова «Крокус Интернешнл». СГК признал, что не может выполнить свои обязательства по долгосрочному инвестиционному соглашению, объяснил Forbes представитель «Автодора». По словам собеседника, близкого к СГК, все гораздо сложнее. «Там был целый клубок проблем, — вспоминает собеседник. — Дела у компании шли ни шатко ни валко, появились проблемы с получением банковской гарантии». Кроме того, по его словам, новые владельцы дали понять, что приоритетным направлением для компании вновь должно стать строительство газопроводов, а не дорожные или иные проекты.

Сейчас непрофильные (не связанные с газовым строительством) департаменты в СГК ликвидируют. Курс на «Газпром» подтверждается и главным кадровым решением. Летом 2015 года компанию возглавил выходец из «Газпрома» Станислав Аникеев. Уже с осени компания снова начала выигрывать тендеры «Газпрома». А в феврале 2016-го в СГК пришел Антон Рэй — бывший совладелец компании «Аргус Пайплайн сервис» (сейчас ЗАО «Стройтрансгаз»). Рэй стал первым заместителем гендиректора СГК и курирует производственный блок. Он давно знаком с Аникеевым. К тому же принадлежавшее ему ЗАО «Стройтрансгаз» было одним из постоянных подрядчиков «Газпрома».

Пока собственникам удается договариваться, но видно, что «они не из одного стручка», рассказал собеседник Forbes, близкий к компании. Источник Forbes, знакомый с новыми владельцами СГК, говорит, что UCP пока не считает инвестиции в бывшую компанию Манасира успешными. По информации другого собеседника Forbes, в обозримом будущем UCP может продать свою долю.

— При участии Ирины Мокроусовой и Юлии Сапроновой

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 12/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.