"Что-то пошло не так или звезды в небе не сошлись" - Бизнес
$59.46
66.55
ММВБ1867.46
BRENT45.62
RTS988.93
GOLD1256.87

"Что-то пошло не так или звезды в небе не сошлись"

читайте также
Приключения Янека. Кто помог Голдовскому выйти из тюрьмы и продать нефтехимию «Газпрому» Молоток Хотина: бизнесмен опередил лидеров нефтегаза «Мы не считаем ПМЭФ финишной точкой» Северный поток — 2: аргументы Миллера Распил Зингаревича: бизнесмен ищет партнера в Ilim Timber Каменный гость: зачем Виталий Мащицкий помогает «Ростеху» осваивать добычу минералов Дело с запахом аммиака: как «красный директор» «Тольяттиазота» потерял контроль над предприятием 20 крупнейших покупателей российской нефти: рейтинг Forbes Бочка отсчета: как составляли первый рейтинг покупателей российской нефти Два мира — одна сделка: чем покупка «Роснефтью» ТНК-ВР обернулась для всех заинтересованных лиц Миллиарды пошли лесом: как устроен лесной бизнес братьев Ананьевых Спасти и сохранить: что стало со строительным бизнесом Зияда Манасира Пропущенный вызов: акционеры «Мечела» не услышали Зюзина Тихий Vitol: компания избавилась от российских активов Когда золото не блестит: как Сергей Янчуков зарабатывал свои миллиарды 15 городов Европы для путешествий вдвоем По законам Ринга: как устроена самая знаменитая биржа металлов Борьба за золото: как один из самых богатых сенаторов спасал свою компанию Уголь на миллиард: как «Мечел» отдает долги Золотые миноритарии: названы все владельцы акций Polyus Gold

"Что-то пошло не так или звезды в небе не сошлись"

Нефтехимический завод Rafo Onesti. Фото REUTERS / Laszlo Balogh
Яков Голдовский продал последний нефтехимический актив

Бывший участник списка Forbes бизнесмен Яков Голдовский, проживающий в Австрии, в мае 2016 года продал один из своих активов — нефтеперерабатывающий завод в Румынии Rafo Onesti. Об этом Forbes рассказал источник, близкий к бизнесмену. Подобная же информация проходила ранее в румынских СМИ. По их данным, НПЗ был продан австрийской Andreas Capital Gmbh 19 мая. Сумма сделки неизвестна. 

Голдовский известен масштабной операцией по сбору активов в нефтехимический холдинг «Сибур», которая закончилась заключением его в Бутырскую тюрьму в 2002 году. После того как Голдовский согласился продать «Газпрому» все нефтехимические активы, он вышел на свободу и покинул Россию. Однако после этой истории Голдовский интерес к бизнесу и, особенно, связанному с нефтью и газом, не потерял. В 2012 году он вошел в список Forbes с состоянием $850 млн. 

«Зарабатывать на эксплуатации предприятий ему никогда не было интересно. Его стратегия — покупать актив, который находится в плохом состоянии, либо построить предприятие, развить его либо модернизировать и продать за хорошие деньги», — говорит один из людей, знакомых с Голдовским. 

Такая же стратегия была реализована на Rafo Onesti, купленном Голдовским в 2006 году. В 2008 году один из крупнейших НПЗ в Восточной Европе (3,5 млн т в год) был остановлен по причине нерентабельности, так как маржа нефтепереработки в Европе была очень низкой. Было принято решение переформатировать его на производство ароматических углеводородов (бензол, параксилол), рассказал Forbes соратник Голдовского с 1999 года, главный инженер завода Александр Гадецкий. «В проектном отношении схема была проработана полностью, выполнено технико-экономическое обоснование, базовые проекты по ароматической части, получены госгарантии на сумму всего проекта, но, как это бывает, что-то пошло не так или звезды в небе не сошлись, проект так и остался нереализованным», — говорит он.

Завод подал на процедуру банкротства в мае, писали румынские СМИ. Бывший сотрудник Rafo рассказал Forbes, что в предприятие было инвестировано много средств, однако «смена команды в ноябре 2006 года повлияла на то, что фактически все производство было развалено».

Компания Голдовского Petrochemical инвестировала в программу модернизации завода около €160 млн, писали СМИ. Сам Голдовский отказался от комментариев по поводу завода.

Оценить стоимость завода сложно, так как у него большие долги и он несколько лет стоит, говорит эксперт по нефтехимии Андрей Костин. В 2006 году он был приобретен за €60 млн плюс обязательства по долгам на €300 млн.

«Почти каждый проект, за который брался Голдовский, был действительно многообещающим. И многие его инициативы заканчивались успешно. Взять хотя бы комплекс по ПЭТФ в Клайпеде, который был построен за рекордные сроки», — говорит Костин.

ПЭТФ — полиэтилентерефталат — сырье для производства пластиковой тары. Этот проект реализовывался в 2003-2007 годах, и за этот актив Голдовский получил €350 млн. В 2008 году Голдовский построил высокотехнологичный комплекс по производству аэрозольных баллончиков Wellchem и затем продал его. С 2011 года предприятие принадлежало бывшему соратнику Рема Вяхирева Мегдету Рахимкулову, который в 2013 году продал его концерну Henkel.

Вернуться в нефтехимию Голдовский попробовал в 2011 году, когда совместно с Владимиром Евтушенковым создал «Объединенную нефтехимическую компанию» (ОНК) в соотношении 25% на 75%. Однако его стратегия для ОНК оказалась неподъемной — требовался слишком большой объем капитальных вложений и тяжело было уйти от связи нефтехимических активов с "Башнефтью", поэтому в итоге этот проект не сложился и в 2013 году Голдовский продал Евтушенкову свою долю.

На данный момент у управляющей компании Голдовского Petrochemical Holding, несмотря на название, нет нефтехимических проектов. Ей принадлежат российские химические предприятия "Корунд", "Корунд-Циан", "Дзержинское оргстекло" и польская Polski Gaz.