Куда приведет рубль новый коридор

Алексей Моисеев Forbes Contributor
Расширение валютного коридора означает серьезный поворот в денежно-кредитной политике ЦБ. К чему это приведет?

Автор — начальник управления макроэкономического анализа ВТБ Капитал

В среду Банк России расширил плавающий коридор стоимости бивалютной корзины. Решение — а точнее, слухи о нем, так как официальное объявление состоялось уже после закрытия торгов по валюте — привело к определенной волатильности на валютном рынке: утром стоимость корзины резко выросла с 35,30 до 35,60, а во второй половине сессии стабилизировалась на уровне 35,45.

Расширение коридора (на 50 копеек в каждую сторону, раньше размер коридора составлял три рубля, теперь четыре. — Forbes) надо признать важным и ответственным шагом: оно доказывает решимость регулятора постепенно отказаться от сравнительно жесткой привязки рубля к доллару и перевести денежно-кредитную политику на рельсы инфляционного таргетирования и более эффективного управления ликвидностью посредством процентных ставок. Тем не менее неожиданным назвать его нельзя, так как Банк России неоднократно предупреждал о своих планах. Впрочем, новые границы плавающего коридора, как и промежуточные курсовые интервалы, участники рынка должны еще протестировать, чтобы понять, как именно работают новые правила. К тому же следует отметить, что, согласно ранее делавшимся ЦБ заявлениям, подход к внутридневным интервенциям может быть скорректирован в случае значительных изменений в динамике счета текущих операций.

Банк России разумно воспользовался окном возможности, когда рубль торгуется свободно в середине коридора практически без участия регулятора и не находится под давлением ни к укреплению, ни к ослаблению. Иначе говоря, мы пока знаем только, что Банк России расширил коридор, но реальный тест новой политики произойдет лишь тогда, когда рубль окажется под серьезным давлением и Банку России надо будет найти в себе силы ответить «нет» на требования стабилизировать курс. В том, что эти требования пойдут со всех сторон, сомневаться, увы, не приходится.

Есть, однако, и еще одна проблема. Переход от таргетирования валютного курса к таргетированию процентных ставок — это смена якоря денежно-кредитной политики. Увеличение допускаемой волатильности валютного курса требует от регулятора обеспечить снижение волатильности процентных ставок — сделать так, чтобы именно процентная политика стала теперь новым якорем для экономики. Чтобы этого достичь, Банк России должен сузить коридор процентных ставок, который сейчас, по признанию самого регулятора, слишком широк. Спред между ставками по инструментам привлечения и размещения ликвидности Банка России (ставки по однодневным депозитам и сделкам репо составляют 2,5% и 5% соответственно) сейчас действительно слишком широк, чтобы регулятор мог проводить эффективную политику таргетирования процентных ставок. Однако позволит ли инфляция, с одной стороны, и риск притока спекулятивного капитала, с другой, быстро сделать еще один шаг навстречу таргетированию процентных ставок ? На мой взгляд, быстро — вряд ли.

Поэтому в сухом остатке — принятое в среду решение действительно приведет к большей волатильности курса рубля, что само по себе, наверное, позитивно с точи зрения подготовки экономики к его свободному плаванию. Но приведет ли оно к качественному улучшению денежно-кредитной политики, пока неясно.

Автор — начальник управления макроэкономического анализа ВТБ Капитал

Новости партнеров