Скрытые дефолты

Forbes
Павел Миледин Forbes Contributor, Юлия Чайкина Forbes Staff
Почему на самом деле снижается просрочка по корпоративным кредитам?

Продолжавшийся с начала сентября прошлого года рост плохих долгов в банковской системе больше не беспокоит чиновников, как это было весной. Министр финансов Алексей Кудрин в сентябре заявил, что второй волны кризиса удастся избежать, если, конечно, мировая экономика будет восстанавливаться. Помогли денежные вливания со стороны государства и высокие цены на нефть.

В октябре, впервые с начала кризиса, Банк России констатировал снижение объема просроченной задолженности по банковским кредитам российским предприятиям и населению. В сентябре общий уровень просрочки снизился до 5,85% (912,8 млрд рублей) с августовских 5,89% от объема кредитов. В начале года доля просроченных кредитов находилась на уровне 2,3%.

Как видно из статистики ЦБ, общее снижение доли просроченных кредитов произошло из-за уменьшения объема плохих долгов предприятий. Означает ли это, что российские компании восстановили производство и начали обслуживать свои кредиты? Вовсе нет. «Банкиры потратили очень много времени на переговоры с компаниями по реструктуризации их долгов», — объясняет зампред Нордеа Банка Андрей Мальцев. Это и позволило переоформить часть сомнительных кредитов в стандартные ссуды — те, по которым просрочки пока нет. Судя по всему, реструктуризацией кредитов населению банки пока не занимались.

По словам директора аналитического управления «Ренессанс Капитала» Алексея Моисеева, реструктуризация — это признак оздоровления кредитного портфеля банка, нормальной работы с должниками. Она позволяет сократить резервы на потери по кредитам, улучшить обязательные нормативы, в том числе норматив достаточности капитала, говорит экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Бизнесу тоже нужна передышка. «Реструктуризация помогает компаниям восстановить жизнеспособность и адаптироваться к новым экономическим условиям», — напоминает директор парижского офиса Standard & Poor's Екатерина Трофимова.

Вот типичная история сегодняшнего заемщика, рассказанная начальником управления клиентских отношений Юникредит Банка Алексеем Гренковым. В результате кризиса московская сеть ресторанов потеряла более половины клиентов. Спрос упал так быстро, что сначала сеть вынуждена была закрыть часть ресторанов и кафе, уволить персонал, оставшимся сократить зарплату и перейти на закупку отечественных продуктов питания. Но этих мер оказалось недостаточно, чтобы платить по кредиту. В итоге банк согласился снизить ежемесячный платеж в два раза, увеличив срок кредита на 1,5 года. Теперь выручки компании хватает на текущие расходы и выплаты банку, о прибылях речи не идет. Банку было легче продлить долг, чем забирать залог и продавать рестораны.

Во всем этом есть большой минус. Плохие кредиты на самом деле пока никуда не делись. Не факт, что заемщики смогут расплатиться по уже реструктурированным кредитам в срок. По оценке Трофимовой, реальный уровень плохих долгов к концу года может все же составить 40% от общей суммы выданных кредитов (такой прогноз S&P сделало еще летом и пока его не меняет). Но, уточняет Трофимова, только треть этих кредитов могут стать безвозвратными.

Трофимова признает, что самый опасный этап кризиса действительно пройден. Но это не означает, что банки могут свободно вздохнуть. Обратите внимание: просрочка по кредитам населению по-прежнему растет. Окончания роста плохих долгов и улучшения качества кредитных портфелей стоит ждать только после восстановления экономики. «Мы ожидаем этого не ранее второй половины 2010 года», — говорит она.

Новости партнеров