Как заработать на интернет-стартапах - Финансы и инвестиции
$59.9
69.81
ММВБ1923.73
BRENT50.62
RTS1010.06
GOLD1248.05

Как заработать на интернет-стартапах

читайте также
+64 просмотров за суткиКультурный сдвиг: арт-стартап Дарьи Жуковой привлек $50 млн финансирования +2 просмотров за сутки Инвестиции или покупка: почему интернет-гиганты выбирают поглощения? +2 просмотров за суткиТаинство ассамбляжа: чем похожи виноделие и венчурный бизнес в России? +1 просмотров за сутки Консерваторы рискуют: как пенсионные и университетские фонды идут на венчурный рынок? +2 просмотров за суткиСоздать нельзя откладывать: включатся ли госкорпорации в инновационное развитие? +2 просмотров за суткиКак IT-технологии меняют правила игры на рынке авторемонта +1 просмотров за суткиГибкость и стиснутые зубы: шесть факторов для успешного бизнеса +1 просмотров за суткиПочему для России краудлендинговые площадки все еще непривычны? Инвестиции в фармстартапы: крупные капиталы, разработки длиной в 13 лет и госповестка Корпоративные инновации в России: как изменить советскую культуру? +5 просмотров за суткиКак медицинскому стартапу получить поддержку от большой фармы? +13 просмотров за суткиКакие B2B-стартапы в области машинного интеллекта могут быть успешны? +1 просмотров за суткиСтартап ради стартапа: чем рынок новых проектов в России напоминает бум доткомов в 2000-х? +5 просмотров за суткиВозвращение Рено Лапланша: какие шансы у платформы онлайн-кредитования Upgrade? Новые монополии: как венчурный капитал создаёт новые глобальные «налоги» +9 просмотров за суткиРабота корпораций со стартапами: как победить «эффект Кроноса»? +55 просмотров за суткиЧто такое ICO и станет ли оно «IPO будущего»? +5 просмотров за суткиМарат Нигаметзянов (GetCourse): «В образовании старые методы не умрут — вымрут» +8 просмотров за суткиБез шашечек: как российский сервис частных водителей Wheely за четыре года вырос в сто раз +1 просмотров за суткиОшибка на взлете: пять типов заведомо неудачных стартапов +5 просмотров за суткиУберизация звезд: интернет-стартапы хотят сделать рынок услуг блогеров прозрачнее

Как заработать на интернет-стартапах

Павел Миледин Forbes Contributor
Венчурный инвестор Максим Медведев вкладывает деньги в интернет-проекты при условии, что есть аналог на Западе. Насколько успешны его фонды?

Надувается ли пузырь на рынке интернет-компаний? Только об этом и говорят сейчас управляющие фондами, аналитики, трейдеры. «Как может бизнес стоить несколько сотен годовых прибылей?» — негодуют сторонники фундаментального анализа. «Это новая экономика со своими законами», — возражают покупатели акций «Яндекса», LinkedIn и пр., уверенные в своих инвестициях.

Венчурный инвестор Максим Медведев уже несколько лет пытается доказать, что вложения в интернет-стартапы могут приносить стабильную прибыль. Медведеву 25 лет, он управляющий партнер и один из основателей компании AddVenture. Эта фирма создала два небольших инвестфонда и вырастила несколько успешных интернет-проектов. В мае этого года создан третий фонд, уже собравший $7 млн, его ожидаемая доходность (в основе ожиданий прошлый опыт) выше 100% годовых. Выполнима ли такая задача?

Медведев в 2003 году окончил физико-математическую школу подмосковного Железнодорожного с золотой медалью, увлекался программированием, поступил в Высшую школу экономики на только открывшийся тогда факультет бизнес-информатики. Он интересовался анализом бизнеса разных интернет-стартапов и на одном из тематических мероприятий познакомился с Еленой Масоловой. Успев поработать в компании Ruvento, привлекавшей средства в интернет-проекты, в 2008 году она носилась с идеей создания венчурного фонда.

Первый фонд Масолова и Медведев сформировали летом 2008 года, сейчас стоимость активов составляет $1,3 млн, доходность — 112% годовых (собственная оценка). Первым инвестором AddVenture стал Игорь Устинов, продавший фирму-разработчика компьютерных игр «Бука» компании «1С». Во втором фонде сейчас $4,1 млн, доходность — 170% (также собственная оценка AddVenture).

Оба фонда инвестировали в 11 стартапов $830 000. Самыми успешными оказались четыре проекта, в том числе геолокационный сервис AlterGeo и компания Pixonic — платформа для издания игр в социальных сетях по всему миру. В 2010 году Масолова покинула AddVenture, чтобы возглавить Pixonic и созданную ей компанию DarBerry (российский аналог Groupon, в 2010 году приобретен этой компанией).

Ни один проект AddVenture пока не завершен. Поэтому для Медведева и его команды показатель успешности — новые инвестиции в раскрученные ими компании. В мае 2010 года Pixonic привлекла около $1 млн, а в конце мая этого года — еще $5 млн от венчурных фондов. AlterGeo получила $1 млн в 2009 году и около $10 млн летом этого года от фондов Intel Capital и Almaz Capital Partners.

Одно из преимуществ AddVenture — возможность инвестировать небольшие деньги (несколько десятков тысяч долларов) в потенциально перспективные проекты. Для сравнения: фонды прямых инвестиций вкладывают $10–20 млн в проект, российские венчурные фонды вроде Kite Ventures или eVentures Capital Partners — $0,5–1 млн.

Потратив небольшие деньги, рассказывает Медведев, инвесторы могут проверить, насколько состоятельна идея очередного стартапа. Если проект успешен, число его пользователей довольно быстро растет. Чтобы это выяснить, нужна команда из нескольких человек и пара месяцев работы.

Конечно, не каждый проект может получить инвестиции. Одно из требований — наличие западного аналога. Иными словами, модель должна быть проверена на практике. Например, аналог Pixonic — разработчик игр для соцсетей Zynga, оцениваемый в $15 млрд, AlterGeo — калька с FourSquare стоимостью около $100 млн.

По словам Медведева, деньги AddVenture получает в среднем один проект из ста. В год менеджеры фонда намерены оценивать около 1500 проектов. Основные направления инвестиций — интернет-торговля, разработка мобильных приложений и программного обеспечения, предоставляемого в пользование по сети (SaaS-проекты).

Один из инвесторов (всего их около 10), основатель компании «Пронто-Москва» (издает газету «Из рук в руки») Леонид Макарон, вложил в фонд AddVenture деньги для того, как он сам говорит, чтобы не отставать от новых веяний в интернете. Его привел в фонд один из партнеров Медведева Сергей Карпов, создавший в 2006 году инвестиционный бутик Value Tech Advisers, оказывающий консультационные услуги по привлечению капитала, слияниям и поглощениям. Из этой же компании и другой партнер Медведева — Павел Терентьев, который до 2009 года занимался прямыми инвестициями в медиа и IT в «Ренессанс Капитале».

К фонду можно присоединиться, для этого необходимо одобрение управляющих партнеров и нескольких ключевых инвесторов, рассказывает Медведев. В их числе кроме Макарона основатель сети платежных терминалов Qiwi Андрей Романенко. Минимальные инвестиции — $200 000. Комиссия за управление — до 5% от объема средств, плата за успех — около 30% от прибыли. Это больше, чем в хедж-фондах, которые работают исходя из 2% и 20% соответственно.

фото: Андрея Ковалёва для Forbes

[processed]