Миллиардер Филипп Аншутц рассказал, как риск позволяет разбогатеть

Филипп Аншутц Forbes Contributor
Филипп Аншутц Фото Shaun Clark / Getty Images
К 100-летию журнала Forbes американский промышленный магнат и владелец спортивных клубов написал эссе об изменениях рынка

Всю свою жизнь я был очень любопытен и меня многое интересовало. Я люблю разбираться в том, как и почему что-либо происходит и как это можно изменить. Если быть точнее, я ищу развивающиеся сферы бизнеса и пытаюсь предугадать возможности, которые могут появиться в результате изменений их основополагающих принципов. Я прекрасно знаю, что всему свое время, и всегда руководствуюсь этим правилом в таких сферах как энергетика, железнодорожный транспорт и телекоммуникации.

С тех пор, как прекратилось жесткое регулирование железнодорожного и телефонного бизнесов, многое изменилось. Когда я управлял компанией Southern Pacific, мы поняли, что железнодорожные пути могут стать хорошими магистралями прокладки оптоволоконного кабеля. Поэтому мы основали компанию Qwest, чтобы заложить ранние основы современного Интернета. Я немного волновался, когда у нас было проложено кабеля на $1 млрд и все еще не было клиентов, но от поминутной тарификации голосовых звонков мы очень быстро пришли к погигабайтному обмену данными.

Я полагал, что с расцветом цифровых технологий вырастет и интерес пользователей к старым добрым развлечениям типа спорта и музыки, поэтому мы стали строить и приобретать 100 уникальных площадок, таких как спортивный комплекс Staples Center в Лос-Анджелесе или арена O2 в Лондоне. А для того, чтобы наполнить эти площадки, мы начали также заключать контракты с музыкантами, артистами и покупать спортивные команды, например, Kings, Lakers и Galaxy. Выбрать хорошую недвижимость и продумать ее инфраструктуру было крайне важно, но основную ставку мы сделали на то, зачем туда будут приходить.

Сейчас сектором, в котором грядут большие перемены, является энергетика. Отчасти этот рывок обусловлен растущей популярностью возобновляемой экологически чистой энергии, которая станет двигателем прогресса для всей промышленности так же, как в свое время оптоволокно дало толчок развитию телефонии. В настоящее время я строю ветряную электростанцию, которая, вероятно, станет, крупнейшей в США. Конечно, не все идет гладко, как того хотелось бы, но это заставляет постоянно проявлять любопытство и быть готовым к риску.

Перевод Антона Бундина

Новости партнеров