Forbes
$64.09
71.92
ММВБ2011.83
BRENT46.08
RTS993.94
GOLD1337.71
01.11.2013 14:21
Монт Берк Монт Берк
редактор Forbes.com 
Поделиться
0
0

Прощальное интервью Майкла Блумберга: «Моя жизнь — одна работа в режиме 24/7»

Прощальное интервью Майкла Блумберга: "Моя жизнь — одна работа в режиме 24/7"
фото Getty Images
Миллиардер Майкл Блумберг (№13 в глобальном рейтинге Forbes, $31 млрд) в последний день этого года покинет пост мэра Нью-Йорка. В интервью Forbes он подвел итоги своей работы, а также поделился планами на будущее

Мэрия Нью-Йорка никогда больше не будет выглядеть как гудящий улей, где сотрудники всех уровней роятся вокруг пчелиной матки — мэра, находящегося в эпицентре суеты. Майкл Блумберг (№13 в глобальном рейтинге Forbes, $31 млрд) привык работать в офисе со свободной планировкой, когда возглавлял названную его именем информационную компанию, — такая организация пространства обеспечивает демократическую атмосферу и живое взаимодействие сотрудников. Оценка этих порядков зависит от вашего отношения к Майклу Блумбергу и двенадцати годам его работы в кресле мэра Нью-Йорка.

На стене, которая возвышается над хорошо освещенным залом, висит большой циферблат с обратным отсчетом, на нем видно, что мэру, который оставил, возможно, самый большой след в истории Нью-Йорка, осталось работать около двух месяцев. Были удачи (запрет курения, ограничение оборота оружия, обновленная застройка береговой линии, принятие закона, который позволил избраться на третий срок), были и поражения (заявка на проведение Олимпиады, запрет продажи газировки). Но правление Блумберга лучше всего показало, на что способен чрезвычайно богатый человек, который не связан никакими интересами. Блумберг сформировал новые интересы и использовал свои полномочия, чтобы превратить город в основанный на информационных технологиях и охране здоровья образ... самого себя.

Я встретился с 71-летним Блумбергом в мэрии в один из солнечных дней этой осени. Он выглядел расслабленно, думал о расставании с мэрией, прихлебывал кофе и закусывал цельнозерновыми чипсами. И говорил о будущем. Его влияние может вырасти — благодаря состоянию в $31 млрд и пристрастию к государственной службе.

Forbes: Главный вопрос: что дальше?

Блумберг: Первого января я собираюсь на инаугурацию своего преемника, если меня пригласят. А второго января мы с моей подругой [Дианой Тейлор] отправляемся в первый за 12 лет в отпуск на Гавайи и в Новую Зеландию. Мы будем играть в гольф с [нажившим миллиарды на хеджевых фондах] Джулианом Робертсоном — в хороший день я прохожу поле менее чем за 90 ударов. Затем я поеду в Китай, чтобы сделать несколько выступлений от лица компании. Это мои долгосрочные планы.

Forbes: И это все?

Блумберг: Понимаете, я продолжаю заниматься историями, которые меня волнуют. Я не собираюсь просто так выбрасывать деньги. Я хочу заниматься проблемами оружия, иммиграции, инноваций, государственного управления и здоровья нации. Я не знаю точно, в какой форме. Я, несомненно, продолжу работать с 63 городами, которые записались в нашу группу для лидеров по борьбе с изменением климата, и я только что согласился войти в попечительский совет Музея авангардного искусства в Лондоне [галерея Серпентайн]. Эти занятия потянут за собой множество других. Я не возражаю. Могу сказать, чем я точно не буду заниматься. Я не собираюсь становиться профессиональным инвестором, это не для меня. Я не хочу преподавать. Не хочу быть консультантом. Эти занятия меня не привлекают. Я не вернусь в корпорацию Bloomberg L.P. и не хочу создавать новую компанию.

Моя жизнь всегда была устроена так: одна работа в режиме 24/7. Все мои собеседники из числа тех, кто смог пересесть с места, где твое мнение всех интересует, туда, где до него никому нет дела, в один голос говорили мне: есть множество занятий, которые сами собой напрашиваются, не надо ни за чем гнаться. И, да, я хочу поработать над своим испанским. Я твердо решил, что хочу говорить по-испански не хуже носителей языка.

Forbes: Вы, наверное, поставите программу Rosetta Stone?

Блумберг: Это пройденный этап.

Forbes: Но стремитесь ли вы — и можете ли — сохранить свое влияние?

Блумберг: Мое влияние отчасти связано с тем, что я мэр Нью-Йорка. Этого больше не будет, так что в какой-то мере я лишусь высокой трибуны. С другой стороны, у меня будет время заняться тем, на что у меня, к сожалению, раньше не находилось времени. Я смогу уделять больше времени работе группы «Мэры против незаконного оружия». Как вы знаете, Билл Клинтон прилагает большие усилия, чтобы его не списывали со счетов и чтобы менять мир. И ему это удается. И Билл Гейтс занимается тем же самым.

Forbes: Вы недавно говорили о растущем значении городов и городских администраций. Вы можете подробнее об этом рассказать?

Блумберг: Тридцать лет назад на первом месте были пригороды, развивавшиеся, разумеется, при поддержке федерального правительства, которое построило все дороги. Сегодня все самое важное происходит в городах. Города оказывают услуги, и вы можете их оценить. Мэры проводят большую работу.

Forbes: В отличие от политиков в федеральном правительстве?

Блумберг: Федеральное правительство продолжает многое делать. Оно по-прежнему распоряжается вопросами войны и мира и голода. Легко критиковать их и говорить, что они ничего не делают. Но задача федеральных правительств по всему миру — перераспределять богатство. Города оказывают услуги. А федеральное правительство этого не делает за исключением таких сфер, как оборона. Это разные задачи.

Forbes: Давайте поговорим о благотворительности. Вы публично заявляли, что собираетесь раздать свое состояние.

Блумберг: Все, что мне принадлежит, отходит фонду Bloomberg Philanthropies. Мои дети не испытывают ни в чем нужды. Моя компания в конце концов перейдет фонду или будет продана фондом.

Forbes:  Может ли одна лишь благотворительность изменить мир?

Блумберг: Мы сосредоточились на борьбе с курением, и сегодня значительная часть мира свободна от курения. Мы занимаемся малярией, выводим москитов, которые перестанут быть переносчиками паразитов. Я жертвую деньги на программы борьбы с ношением оружия и на развитие образования. Но мировые проблемы — крупные проблемы— очень масштабны и требуют колоссальных вложений капитала. Только вдумайтесь: Нью-Йорк ежегодно тратит $22 млрд на систему государственных школ. Частные деньги не могут заменить государственные из-за масштаба расходов. Но они позволяют делать то, что нельзя сделать на государственные средства. Частная благотворительность может финансировать пилотные проекты. При использовании государственных средств необходимо заранее указывать желаемый результат, а если он не будет достигнут, пресса объявит это провалом. Но в науке, если один из вариантов оказывается тупиковым, это тоже очень ценный результат. Поэтому надо пробовать самые разные варианты. И здесь пригодятся частные средства. Суть инноваций в том, что заранее неизвестно, будет ли эффект, как будет выглядеть конечный продукт, будут ли люди его покупать.

Forbes: Вы основали свой комитет политических действий Independence USA в октябре прошлого года и спонсировали некоторых кандидатов на выборах 2012 года. Вы достигли впечатляющих результатов: 21 победа и 7 поражений.

Блумберг: Меня не волнует счет. Чтобы достичь хорошо счета, можно просто поддерживать тех, кто, как вы уверены, победит. Все дело в том, чтобы менять мир.

Forbes: Почему вы снова не возглавите корпорацию Bloomberg L.P.?

Блумберг: Я стоял у руля 20 лет. Эта должность требует круглосуточной работы, а я на это не готов. Во главе компании стоят очень хорошие люди.

Forbes: Вас заботит случай нарушения тайны частной жизни, произошедший в этом году, когда репортеры Bloomberg использовали терминалы компании, чтобы получить личную информацию о подписчиках?

Блумберг: Это выдуманная история. На самом деле, 25 лет назад мне пришла в голову мысль, что если люди владеют этим терминалом и платят нам $20 000 в год, но не пользуются им, мы должны им позвонить. Кто-то из репортеров посмотрел на это и сказал, что там, возможно, никого нет, потому что никто не входит в сеть. Внешние компании — Goldman Sachs и Morgan Stanley — согласны, что ничего страшного не произошло.

Forbes: Ходят слухи, что вы планируете купить одну из газет. Это правда?

Блумберг: Когда я встречался с издателем Financial Times, я пошутил, что покупаю ее каждый день. Я считаю, что существуют три великие газеты: Financial Times, Wall Street Journal и New York Times. Проблема в том, что ни одна из них не продается, а я не газетчик.

Forbes: Вы все их читаете?

Блумберг: Да, я один из тех, кто по-прежнему читает печатную прессу. Я каждый день читаю разложенные передо мной газеты. Я знаю, что могу читать их в интернете, но это не то же самое. Я начал для пробы читать Business Week, Economist  и Smithsonian через цифровую платформу Zinio, но быстро заметил, что отстаю от текущего номера на четыре или пять недель. И я вернулся к бумажным версиям. Я кладу их рядом с кроватью. Называю это «тирания стопки».

Forbes: Как вы думаете, что после вас останется, когда все слова будут сказаны и все дела завершены?

Блумберг: Хочется сделать мир лучше для наших детей. С эгоистической точки зрения хочется, чтобы люди думали, что ты сделал большое дело. В этом городе 8,5 млн человек живут в среднем на 2,5 года дольше, чем 12 лет назад. Представьте, что было бы, если бы тренд имел противоположное направление! Наши проблемы сейчас — это проблемы успеха. Говорят, что люди не могут себе позволить здесь жить, но вот только свободных мест уже нет. Наша проблема сегодня в том, что все хотят ходить в государственные школы. Пробки? Если хотите жить без пробок, поезжайте в Детройт.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.