Как богатейшие бизнесмены России участвовали в подготовке Олимпиады

фото ИТАР-ТАСС
Миллиардеры активно инвестировали в Игры и выполняли господряды, но столкнулись с теми же организационными проблемами, что и все остальные участники «стройки века»

Еще не начавшись, Олимпиада в Сочи подарила россиянам немало незабываемых моментов. Вот министр экономразвития Герман Греф летом 2007-го прыгает в Гватемале, обнимая фигуриста Евгения Плющенко, — российская заявка победила! А вот он же, но уже как глава Сбербанка уныло осматривает трамплины на Красной Поляне, которые пришлось срочно достраивать за предпринимателя Ахмеда Билалова, когда до Олимпиады оставался год. Вот в 2009-м тот же Билалов назначен вице-президентом Олимпийского комитета, а вот в 2013-м, сбежав из России в Баден-Баден, он же заявляет, что в Москве его пытались отравить ртутью. Вот осенью 2007 года Владимир Путин назначает президента «Транснефти» Семена Вайнштока руководить госкорпорацией «Олимпстрой», а всего через полгода не моргнув глазом отправляет его в отставку. Было и много комичного: первый в олимпийской истории тройной талисман Игр — белый мишка, снежный барс и зайка; зажигалка Zippo в руках находчивого офицера ФСО, от которой загорается погасший олимпийский факел; вот тот же факел на дне Байкала и в космосе; мэр Сочи Анатолий Пахомов, пытающийся перекрасить все крыши в городе в красный цвет; отселение лягушек из Имеретинской низменности.

Зимние Олимпийские игры в Сочи затевались как масштабное макроэкономическое мероприятие. Правительство должно было собрать лучшую управленческую команду и реализовать успешный инвестиционный проект с привлечением частного капитала. Все это не очень получилось. Себестоимость проекта выросла в пять раз — с $12 млрд (314 млрд рублей) до $50 млрд (1,5 трлн рублей).

Для сравнения: зимняя Олимпиада в канадском Ванкувере обошлась организаторам в $1,7 млрд, а в итальянском Турине — в $840 млн.

Организационная структура оказалась непрочной: госкорпорация «Олимпстрой» не вписалась в бюрократическую систему и превратилась в одно из многочисленных ведомств, выделяющих деньги, но отстраненных от принятия решений. На олимпийской стройке была небывалая для российской бюрократии чехарда: «Олимпстрой» возглавляет уже четвертый президент, Сочи руководит третий мэр, сменилось несколько профильных замов министра. И каждый приходил с новой командой, поэтому увольнения на низовом уровне не прекращались.

С моделью финансирования тоже намудрили. Основной механизм — кредиты Внешэкономбанка — не принес счастья ни частным инвесторам, ни государству. Из 20 выданных ВЭБом олимпийских кредитов на 240 млрд рублей проблемными оказались девять, на 190 млрд. В итоге ВЭБ пишет письма в правительство о необходимости докапитализации, а инвесторы просят реструктурировать кредиты и увеличивают горизонт окупаемости проектов с семи до 40 лет.

В сочинской стройке так или иначе приняли участие 10 бизнесменов из списка 200 богатейших предпринимателей России Forbes. К ним мы добавили двух запасных членов олимпийской команды Олега Шишова и Александра Рудяка, освоивших десятки миллиардов рублей. Главный бенефициар строительства — спарринг-партнер Путина по дзюдо Аркадий Ротенберг, его компании освоили 235 млрд рублей, или шестую часть всех вложений в Олимпиаду. Лишь шесть участников списка Forbes рискнули на Олимпиаде своими деньгами. Владимир Потанин, энтузиаст и один из авторов идеи проведения Игр в Сочи, вложивший в нее $700 млн своих денег (всего $2,5 млрд), рассказал в интервью Forbes, почему стройка века так и не превратилась в Клондайк для инвесторов.

Внешне Сочи преобразился. Это видно прежде всего по количеству гостиниц и апартаментов: в Имеретинской низменности они стоят сплошной стеной. Число номеров за время подготовки к Олимпиаде выросло с 5000 почти до 55 000. Forbes проанализировал, как изменился рынок недвижимости в Сочи, удалось ли кому-то уже на нем заработать и кто стал крупнейшим рантье города (этот материал читайте в свежем номере журнала и на сайте в феврале).

Олимпиада — это не только грандиозные траты, но и неплохие заработки. Оргкомитет заработал на спонсорских и лицензионных контрактах около $2 млрд, из них большую часть обеспечили государственные спонсоры. Но есть и небольшие компании, которые пытаются заработать на олимпийской символике. Это производители мягких игрушек, алюминиевых ложек и даже кошачьего корма.

По плану правительства Олимпиада должна была дать толчок развитию экономики не только Краснодарского края, но и всей России. Оценить ее эффект в масштабах страны сложно, а валовый региональный продукт вырос втрое — с 546 млрд рублей в 2007 году до 1,5 трлн рублей в 2013 году (ВВП России вырос вдвое). Но после 2014 года Краснодарский край ждут серьезные испытания. Снижение ожидается практически по всем показателям: объем инвестиций сократится на 42%, до 570 млрд рублей, а объем стройподряда — на 36%, до 300 млрд рублей. С 2014 по 2016 год будет снижаться количество занятых и прибыль предприятий.

Удастся ли Сочи и Краснодарскому краю безболезненно отойти от мегастройки?

Уже обсуждается возможность установить в регионе льготный режим для инвесторов, а в город перенести игорную зону. Пока же здесь предстоит провести саммит G8 и этап «Формулы-1».

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться