Forbes
$64.8
71.14
DJIA18570.85
NASD5100.25
RTS935.98
ММВБ1926.9
21.05.2014 06:00
Игорь Попов Игорь Попов
редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Вежливые вооруженные люди: зачем «табачным» миллиардерам пулеметы и зенитки

Вежливые вооруженные люди: зачем «табачным» миллиардерам пулеметы и зенитки
Игорь Кесаев (слева) и Сергей Кациев ведут совместный бизнес уже более 20 летФото Антона Беркасова для Forbes
Совладельцы дистрибьютора «Мегаполис» Игорь Кесаев и Сергей Кациев за $1,5 млрд продали долю в компании транснациональным корпорациям. Почему после рекордной сделки они решили вложиться в оружейный бизнес?

В начале июня 2013 года в тихий патриархальный Ковров прилетел на вертолете Стивен Сигал, звезда голливудских боевиков 1990-х годов. В Коврове он тоже стрелял: во время экскурсии на оружейный Завод им. В. А. Дегтярева Сигал опробовал все новые автоматы и пулеметы в тире контрольно-испытательной станции, где происходит пристрелка оружия. Похвалил при этом чужой «калашников» — сказал, стреляет совсем без отдачи. Но пообещал рекламировать и «дегтяревскую» продукцию: «Господа Рогозин и Кесаев — мои друзья. Что они пожелают, я все для них сделаю».

Вице-премьер и председатель военно-промышленной комиссии Дмитрий Рогозин тоже не скупился на обещания — рассказал о планах создания оружейного концерна на базе предприятия. Временно исполняющая обязанности губернатора Владимирской области Светлана Орлова тут же обязалась обеспечить максимально комфортные условия для его развития. Лишь один человек воздерживался от громких слов и обещаний — сопровождавший делегацию сухощавый мужчина в костюме и белой рубашке без галстука, главный собственник завода им. Дегтярева Игорь Кесаев. Он и его младший партнер Сергей Кациев заработали капитал на торговле сигаретами, создав группу компаний «Мегаполис», контролирующую около 70% этого рынка в России. Как они попали в оружейный бизнес и зачем им это нужно?

Масштаб дела

В конце 2013 года на российском табачном рынке произошла беспрецедентная сделка: международные табачные компании Japan Tobacco Inc (JTI) и Philip Morris International (PMI) объявили о покупке 40% группы компаний «Мегаполис» за $1,5 млрд — вся компания по сделке была оценена в $3,75 млрд. Владелец 66% Megapolis Holdings, головной компании «Мегаполиса», Игорь Кесаев заработал на этой сделке $990 млн, его партнер Сергей Кациев (34%) — $510 млн.

«Потрясающе. Создали структуру за копейки и продали за такие деньжищи!» — поражается параметрам сделки бывший табачный оптовик, который в свое время стал жертвой экспансии основателей «Мегаполиса».

Бывший торговец табаком вспоминает, что сначала Игорь Кесаев предложил за выкуп контракта с западной табачной компанией $10 млн. Оптовика сумма не устроила, после чего в его фирму нагрянули с проверками налоговые и правоохранительные органы. Кроме того, сразу осложнились отношения с производителем. «Мне было сказано прямым текстом, что со всеми они уже договорились, так что оставалось только забрать деньги и отойти», — вспоминает табачник, уточнив, что до этого конфликтов с Кесаевым и Кациевым не было и в начале 1990-х отношения с ними были «почти дружеские».

Торговым бизнесом Кесаев занялся, как только появился свободный рынок. В 1991 году он создал компанию «Меркурий», которая занялась поставками товаров народного потребления из Гонконга, Тайваня и Китая. Вскоре ассортимент пополнился сигаретами немецкой табачной компании Reemstma и американской Philip Morris — объем продаж быстро рос, на полках сигареты сметали. В 1992 году оптовик Кесаев стал еще и банкиром — через одну из своих структур вошел в учредители Мосэксимбанка.

Но в 1993-1994 годах указами президента Бориса Ельцина таможенные льготы на ввоз в Россию сигарет и алкоголя получили Национальный фонд спорта, Совет ветеранов воинов-афганцев, Фонд помощи инвалидам и глухим и Отдел внешних сношений Московской патриархии. Ввозить табак в Россию стало возможно только через них. Работать с такими партнерами, говорят знакомые Кесаева, он не захотел и уехал в Швейцарию.

В Лозанне располагалась европейская штаб-квартира Philip Morris International. Кесаев со своим прекрасным английским — он окончил МГИМО — и опытом работы на табачном рынке сумел найти общий язык с ее руководством. Через три года, когда льготы НФС и церкви отменили, он вернулся в Россию — уже с контрактом PMI.

Большой табак

В партнеры по табачному бизнесу Кесаев пригласил своего бывшего преподавателя из МГИМО Сергея Кациева, который с 1991 года скучал в торгпредстве Нидерландов. В 1993 году тот возглавил оптовую структуру «Меркурия», а через пять лет — специально созданную для работы с продукцией других табачных производителей компанию «Мегаполис».

Кесаев в этом тандеме является стратегом, Кациев — практиком.

Дистрибуция табака стала серьезным бизнесом, когда иностранные производители, раньше импортировавшие сигареты и отдававшие их на реализацию десяткам оптовиков, стали скупать российские фабрики. Philip Morris начала производить сигареты в Ленинградской области и Краснодарском крае, BAT приобрела мощности в Саратове, Москве и Питере, JTI — в Петербурге и Липецкой области. Благодаря иностранным инвестициям производство превысило спрос: в 2000 году — на 56% (по данным ассоциации «Грандтабак»). Производители начали реорганизацию сбыта. Теперь их интересовали партнеры, которые могли бы забирать продукцию у ворот фабрик, развозить ее по регионам, выставлять на полки, проверять соблюдение ценовой политики. Разные территории страны закреплялись за разными компаниями, суммы контрактов исчислялись десятками миллионов, и заполучить их хотели все оптовики.

Совладельцы «Меркурия» перемещались тогда по Москве и регионам в сопровождении джипов с охраной, вооруженной автоматами, в командировки глава «Меркурия» отправлялся исключительно на арендованном самолете. По прилете его всегда встречал заранее пригнанный из Москвы персональный автомобиль. «На самом деле серьезных угроз не было, эта была скорее перестраховка и обычные понты», — уверяет один из бывших табачных оптовиков. «В определенный период времени конкуренция была очень жесткая, — не соглашается с ним другой оптовик. — Было время, когда не удавалось договориться, никто не знал, что предпримет конкурент, у кого что на уме».

К 2000 году Philip Morris продавала всю свою продукцию через три компании (включая «Меркурий»), Reemtsma и Gallaher торговали только через «Мегаполис», у BAT было пять контрактеров. JTI реализовывала свою продукцию с помощью сотни российских компаний. Производители сами были заинтересованы в консолидации рынка. В 2007 году после приобретения Gallaher компания JTI провела оценку обеих моделей дистрибуции. «Мы убедились, что привлечение единого надежного оператора национального уровня для дистрибуции брендов из объединенных портфелей JTI и Gallaher обеспечит нам большие преимущества», — рассказывает представитель JTI Анатолий Верещагин.

Страницы123
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Могут ли российские футболисты покупать шампанское за €250 000, а премьер-министр ботинки за 50 000 рублей?
Проголосовало 10658 человек
Forbes 07/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.