Forbes
$64.09
71.92
ММВБ2011.83
BRENT46.08
RTS993.94
GOLD1337.71
04.08.2014 06:00
Антон Вержбицкий Антон Вержбицкий
редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Боковое бурение: почему основатели «Лукойла» не стали совладельцами компании EDC

Боковое бурение: почему основатели «Лукойла» не стали совладельцами компании EDC
Вагит АлекперовФото ИТАР-ТАСС
Вагит Алекперов был близок к приобретению доли в компании еще одного участника списка Forbes Александра Джапаридзе Eurasia Drilling Company. Почему не состоялась сделка на $1 млрд?

Миллиардеры из списка Forbes, основные владельцы «Лукойла» Вагит Алекперов, Леонид Федун и крупнейший акционер буровой компании Eurasia Drilling Company (EDC) Александр Джапаридзе давно и хорошо знакомы. Время от времени у них появляются совместные проекты, о которых мало что известно инвесторам и миноритарным акционерам «Лукойла» и EDC. Один из таких проектов оказался предметом судебных разбирательств, и только благодаря этому всплыли интересные детали отношений членов списка Forbes и управляющих их деньгами.

В начале мая 2011 года на сайте Лондонской фондовой биржи EDC сообщила, что ее глава и основной акционер Джапаридзе перевел 22% акций компании из принадлежащего ему пакета (37%) стоимостью $1,1 млрд в некий фонд под названием Hadar Fund. Перевод сделала его фирма Cloudburst Orange. Финансовый директор EDC Ричард Андерсон тогда прокомментировал эту сделку немногословно: «Мы приветствуем Hadar Fund Ltd. в качестве стратегического инвестора». Сам Джапаридзе объяснил перевод депозитарных расписок в фонд желанием «объединить свои интересы с интересами некоторых влиятельных людей в отрасли». Инвесторы это желание не оценили, и к августу 2011 года стоимость расписок на акции Eurasia Drilling Company упала на 33%. «Тройка Диалог» (теперь «Сбербанк КИБ») объяснила обвал настороженным отношением инвесторов к появлению загадочного акционера.

Раскрыть таинственных инвесторов фонда помогли документы судебных слушаний в Высоком суде Лондона и суда Каймановых островов, которые начались в 2013 году. Выяснилось, что Hadar Fund был создан 8 мая 2008 года как паевой фонд (mutual fund), но его деятельность отличалась как сложной структурой, так и спецификой операций. Из материалов суда Каймановых островов следует, что Hadar Fund входил в скрытую часть офшорной империи основных акционеров «Лукойла». Бенефициарами фонда оказались компании Алекперова Topaz Opportunities и Amber Universal Holdings, а также Foundation Belartis Федуна и Cloudburst Orange Джапаридзе.

По данным испанского издания El Confidencial, Джапаридзе перевел акции EDC в Hadar Fund в интересах компании Topaz Opportunities Алекперова. В октябре 2011 года Topaz Opportunities получила опцион на 22% акций, но не исполнила его, и в апреле 2013 года глава Eurasia Drilling Company вернул из фонда 18,2% акций своей компании — почти все, что туда внес. В «Лукойле» и EDC от комментариев отказались.

Джапаридзе для Алекперова и «Лукойла» человек совсем не чужой.

В конце 1980-х, когда Джапаридзе было 34 года, его позвали в MD Seis — совместное предприятие Центральной геофизической экспедиции (ЦГЭ) и американской нефтесервисной компании PGI. Задача MD Seis состояла в том, чтобы совместить советские недра и западные ноу-хау. Компания импортировала американские технологии сейсморазведки и продавала информацию о недрах западным компаниям. В 1990 году во время одной из командировок в США Джапаридзе познакомился с молодым замминистра нефтяной и газовой промышленности СССР Вагитом Алекперовым. Через несколько лет знакомство переросло в партнерство. С помощью «Лукойла» из активов MD Seis была создана нефтесервисная компания «ПетроАльянс», а Джапаридзе стал контролирующим акционером и президентом. Именно компания Алекперова обеспечивала «ПетроАльянс» заказами (до 80%). Позже Джапаридзе выкупил долю «Лукойла», стал контролирующим акционером и продал «ПетроАльянс» международной нефтесервисной компании Schlumberger за $165 млн и 4,7 млн ее акций.

«Лукойл» тем временем выделил буровое подразделение в дочернюю компанию «Лукойл-Бурение» и на протяжении нескольких лет безуспешно пытался ее продать. Покупателей не устраивала цена — KPMG оценила «Лукойл-Бурение» в $284 млн. В результате в 2004 году компанию купила группа инвесторов во главе все с тем же Джапаридзе за $130 млн. «Лукойл-Бурение» тут же превратилось в независимую компанию Eurasia Drilling Company, которая в 2007 году провела IPO, ее капитализация составила $3,4 млрд, у Джапаридзе остался основной пакет (45,84%).

Претензии «Павлов»

Фондом миллиардеров из списка Forbes управляла компания Hadar Investment Advisors (HIA). Ее владельцы и начали выяснять отношения в Высоком суде Лондона. Истцами выступили Павел Сухоручкин и Павел Новоселов, а также компании Hurley Investment Holding и Vickram Holding. «Павлы», как называют Сухоручкина и Новоселова в судебных документах, в середине 2000-х работали в «Лукойле» и покинули нефтяную компанию, чтобы создать инвестиционный офис для ее акционеров. Ответчиками значатся экс-директора лондонского офиса инвестиционной компании Magdalen Family Office Санджит Талукдар и Марк Гибельс Ван Бикештайн. До конфликта все четверо в равных долях владели компанией HIA.

Претензии «Павлов» связаны с мошенничеством со стороны Талукдара и Гибельса. Изначально по условиям соглашения Hadar Fund выплачивал HIA невероятные 5% ежегодной комиссии от стоимости чистых активов. Эта сумма делилась поровну между «Павлами», Талукдаром и Гибельсом. Вдобавок фонд платил HIA комиссионные за успех — 20% от чистой прибыли за полгода.

В мае 2011 года комиссия выплачивалась только со $100 млн, но после того как Джапаридзе перевел в Hadar Fund Ltd. расписки EDC на $1,1 млрд, комиссия за управление выросла с $5 млн в год до $5 млн в месяц. Непосредственно перед переводом расписок HIA заключила соглашение с маврикийской компанией Blue Pearl Advisors (BPA), связанной с Талукдаром и Гибельсом. По этому соглашению BPA должна была получать две трети комиссий за управление активами, которые внес Джапаридзе. В результате за 21 месяц было перечислено $41,3 млн. Оставшаяся часть, как и ранее, делилась поровну между четырьмя управляющими. В Лондоне «Павлы» заявили, что соглашение с BPA было мошенничеством.

На этом претензии со стороны Сухоручкина и Новоселова не закончились. Они обвинили Талукдара и Гибельса в получении скрытых комиссий и требуют с BPA $1,9 млн. «Павлы» добиваются заморозки активов Талукдара и Гибельса на €12 млн. Юристы, представляющие «Павлов» и иностранных управляющих из 4 Stone Buildings, Mishcon de Reya, Maitland Chambers, Walkers Global, Jones Day, не стали давать комментарии касательно дела. Администратор HIA из Lancaster Cyprus Ирина Гизикова также отказалась от комментариев.

Операция «Ликвидация»

В ноября 2012 года Алекперов, Федун и Джапаридзе договорились ликвидировать фонд, и в 2013 году начался процесс погашения их долей в Hadar Fund. В процессе ликвидации фонда плату за управление сократили с $60 млн до $100 000 в год. Кроме того, HIA отказалась от комиссионных за успех. Гибельс и Талукдар были недовольны таким ходом событий, они считают, что компания уклонилась от уплаты им еще $5,2 млн. Кроме того, иностранные управляющие заявили в суде, что выбранная в качестве ликвидатора компания PwC обслуживает и другие структуры «Лукойла» и не является независимой. Суд на Каймановых островах постановил включить в число ликвидаторов предложенную иностранными управляющими компанию Zolfo Сooper. Никто из ликвидаторов Hadar Fund не стал давать комментарии для этой статьи.

Куда еще инвестировались средства фонда миллиардеров?

В показаниях Талукдара на суде Каймановых островов говорится, что Hadar Fund использовался для совершения необычных и особых сделок, но к судебному спору они отношения не имеют. Название фонда мелькало в испанских СМИ. В 2011 году Hadar Fund выделял средства на стоянку для яхт Marina Port Vell в Барселоне. Инвестгруппа Salamanca Group планировала превратить эту марину в крупнейший в Средиземноморье причал на 162 места, где могли бы пришвартовываться суда длиной до 120 м. В Salamanca Group на запрос Forbes сообщили, что компания не раскрывает и не обсуждает клиентов, а в Marina Port Vell она инвестировала €60 млн.

В том же 2011 году из Hadar Fund выделился RioCapital Fund, его инвестиционным консультантом стала бразильская компания Rio Capital Consultoria e Gestao de Recursos Financeiros. Примерно в то же время инвестиционные аналитики обсуждали возможную покупку «Лукойлом» или его акционерами 40% бразильской нефтяной компании OGX. В «Лукойле» эту информацию опровергли.

Еще одним неожиданным активом миллиардеров из списка Forbes могла стать компания Hurley Investment Holdings Limited, которая в июне продала 4,7% оператора нефтеперевалочных терминалов Pan European Terminals. Эта компания занимается хранением нефтепродуктов в Дании, России и Голландии и обслуживала «Лукойл». В Pan European Terminals от комментариев отказались.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.