Forbes
$65.94
73.26
DJIA17873.22
NASD4933.50
RTS917.52
ММВБ1927.58
14.10.2014 06:01
Джордж Андерс Джордж Андерс
внештатный автор Forbes USA 
Поделиться
0
0

Начать все заново: как экс-глава Microsoft Стив Балмер ищет собственный путь

Начать все заново: как экс-глава Microsoft Стив Балмер ищет собственный путь
фото Corbis / All Over Press
58-летний миллиардер после ухода из Microsoft пытается справиться с главной задачей в своей карьере — обновлением себя самого

«Обожаю великолепные виды», — говорит с широкой улыбкой Стив Балмер, показывая мне свою квартиру на 41-м этаже, которую он только что снял в Бельвью (штат Вашингтон). С севера из ее окон открывается панорама Сиэтла, а с юга — живописный вид на гору Рейнир. Когда Балмер усаживается на большой рыжий диван, я понимаю, что через окна квартиры нельзя увидеть северо-восточную часть города — там расположен гигантский кампус Microsoft, в котором Балмер проработал большую часть взрослой жизни.

Прошлое уходит. Теперь Microsoft у Балмера в буквальном смысле — вне поля зрения. Многолетний гендиректор компании говорит тем же зычным голосом и с той же бурной жестикуляцией, благодаря которым его публичные выступления в Microsoft превращались в легендарные представления. Но теперь он больше не рассказывает на весь мир о новых возможностях Windows, Bing и других продуктов Microsoft. Контроль над компанией перешел к новому генеральному директору — Сатье Наделле, который аккуратно перекраивает стратегию компании. Когда я спрашиваю Балмера, как часто он получает от своего преемника какие-нибудь известия, тот отвечает с иронией в голосе: «Ну, может быть, раз в месяц».

Вместо того чтобы ждать звонков, которые либо не раздадутся, либо, что еще хуже, окажутся не к месту, Балмер занялся новым проектом и пытается справиться с главной задачей в своей карьере — обновлением себя самого.

«У меня есть план из семи частей», — признается Балмер, помешивая чай со льдом, и начинает шутливо рассказывать о второстепенных вещах: как он улучшает свою физическую форму, совершенствует навыки игры в гольф и следит за своим пакетом акций Microsoft стоимостью $333 млн. Еврей по национальности, он изучает иврит и признается: «Я не праздновал бар-мицву, когда был ребенком». Теперь он намерен освоить иврит на таком уровне, чтобы свободно читать Тору. Но на этом месте шутки заканчиваются. Балмер понимает, что в свои 58 лет с $22,5 млрд чистых активов и 18-м местом в списке миллиардеров Forbes, он слишком молод, слишком богат и имеет слишком много нереализованных целей, чтобы посвятить грядущие десятилетия мелким хобби обычного пенсионера.

И тут мы переходим к основным целям в плане Балмера. Задача номер один — извлечь максимальную выгоду из его недавней эффектной покупки баскетбольного клуба Los Angeles Clippers за $2 млрд. Хотя многие люди — на самом деле, практически все — считают, что он переплатил за команду, Балмер так не думает. Одновременно у него и его жены Конни родилось желание сделать что-то значительное в общественной и благотворительной сфере. Сейчас Балмер общается со всеми, кто может ему помочь найти правильный путь — от блогеров до главы бюджетного управления Конгресса. Миллиардер жаждет выяснить, существует ли какая-либо брешь в программах государственных расходов, где он и его деньги могут принести пользу. В конце концов, Балмеру не дает покоя и неоднозначное наследие тех 34 лет, что он провел в Microsoft. Балмер имел отношение как к крупнейшим успехам компании (выходу Windows и Office), так и к ее грубейшим промахам (поисковый сервис Bing, Windows Phone и mp3-плеер Zune). Но Балмер настаивает, что результаты говорят сами за себя: на посту гендиректора Microsoft за 14 лет он утроил доходы компании. 

«Всего две компании в Америке, если не брать в расчет нефтяную отрасль, зарабатывают такие же деньги, как мы», — говорит он.

Связать все воедино — давно назревшая для Балмера потребность, чтобы самоутвердиться после того, как он несколько десятилетий жил в тени Билла Гейтса и Microsoft. Когда он учился в Гарварде в середине 1970-х на одном курсе с Гейтсом, тот играл роль искусителя, подбивавшего добросовестного Балмера вместе прогуливать занятия. Гейтс полагал (и вполне справедливо), что они оба в любом случае сдадут экзамены на «отлично». В первые годы существования Microsoft Стива Балмера постоянно привлекали к решению самых сложных проблем компании, но он получил кресло президента только после того, как в нем до него побывали три человека. И даже потом, когда Балмер стал гендиректором, а Гейтс отчасти отошел от дел, жезл лидера так и не перешел целиком в его руки.

Балмера боялись, а Гейтса уважали.

По мере того, как Балмер рассказывает о своих планах, становится понятно, насколько важны для него самостоятельность и признание. Его друзья заметили, что Балмер теперь проводит больше времени в Лос-Анджелесе не только потому, что купил местную баскетбольную команду, но и потому, что это позволяет ему вырваться из Сиэтла и общаться с новыми знакомыми. В молодости он бросил университет, а теперь сам преподает в бизнес-школах Стэнфордского и Южно-Калифорнийского университетов. Балмер обожает обсуждать собственные ошибки и успехи и стремится показать, что его опыт важен и для нового поколения руководителей.

Символично, что Балмер решил разрабатывать собственный благотворительный проект и не собирается становиться маленькой планетой на орбите гигантской звезды — $40-миллиардного фонда Билла и Мелинды Гейтс. Супругам Балмер еще предстоит основать собственный фонд, однако Стив уже сейчас отмахивается от идеи последовать примеру Уоррена Баффета и просто передать средства команде Гейтса. «То, что делают Билл и Мелинда, замечательно», — говорит он и на секунду умолкает. А затем добавляет, что на сей раз хочет найти свой собственный путь.

Попросите людей оценить действия Балмера на посту гендиректора Microsoft, и вы услышите кардинально противоположные мнения. Наиболее суровые из его критиков вспомнят все его неудачи: беспорядочную пятилетнюю борьбу за запуск операционной системы Vista, неудачные приобретения (вроде поглощения aQuantive за $6 млрд), хроническую неспособность догнать Google в технологиях поиска или Apple на рынке мобильных телефонов, плееров и планшетов…  Один из его последовательных критиков, основатель хедж-фонда Greenlight Capital Дэвид Эйнхорн требовал отставки Балмера в 2011 году. Он говорил, что «Балмер застрял в прошлом и в лучшем случае годится на то, чтобы служить в Microsoft сторожем».

К другому лагерю принадлежат такие люди, как инвестор Уоррен Баффет, который в своем ежегодном письме акционерам в 2009 году отмечал, что Балмеру не повезло вступить в должность в начале 2000 года — накануне обвала акций высокотехнологичных компаний. Акции Microsoft тогда тоже рухнули и восстанавливали позиции шаг за шагом. Поэтому весь рост рыночной капитализации компании в период правления Балмера оказался смазанным из-за неудачного старта топ-менеджера. Если же оценивать такие результаты, как рост прибыли или успешность многолетних проектов Office и Windows, то достижения Microsoft при Балмере выглядят значительно лучше.

Отвечая на вопрос, как он оценивает себя самого, Балмер понижает голос и спрашивает, может ли он начать отсчет с 1980 года  то есть с момента его прихода в компанию, а не с 2000-го.

Получив согласие, он начинает пересказывать свой послужной список. Голос его становится все выше, а глаза — шире.

«Славное было время, — вспоминает он. — Я делал ошибки. Я задавал жару! Я пробовал разные вещи: некоторые из них не сработали, некоторые еще могут сработать, некоторые оказались замечательными. Я не хочу сказать, что все было идеально. Это было бы глупо. Но с другой стороны, я бы сказал, что был лидером — Лидером! Можете, что угодно говорить про наши отношения с Биллом, за эти годы они не раз менялись. Но за прошедшие 35 лет мы, вероятно, принесли акционерам больше прибыли, чем почти любая другая компания в Америке».

Книга о бизнесе по-балмеровски еще не скоро появится на прилавках книжных магазинов, если появится вообще. В отличие от Джека Уэлча, чья книга о собственной карьере, написанная сразу после ухода на пенсию из General Electric, мгновенно стала бестселлером, или Лу Герстнера, который не менее успешно проанализировал свою работу в IBM, Балмер не намерен садиться за мемуары. На самом деле, если не считать покойного Стива Джобса, среди нынешних генеральных директоров крупных компаний нет никого, чья жизнь или советы по ведению бизнеса могли бы увлечь современных крайне циничных читателей.

Примерно 90 студентов MBA постигают теперь опыт Балмера раз в неделю на курсе по стратегическому управлению, который тот читает в бизнес-школе Стэнфорда вместе с профессором Сьюзан Эйти. В учебный план включены такие темы, как разработка продуктов, бизнес-модели, управление персоналом и созидательное разрушение. Большинство примеров взято из практики Microsoft. В одной из лекций, посвященной созданию и продвижение брендов, эффектное появление Windows 95 двадцать лет назад сравнивается с вялыми попытками Microsoft вывести на рынок планшет Surface в 2013 году.

«Он стремится быть критичным, — говорит Эйти. — Он действительно хочет найти правильный ответ и не собирается останавливаться, пока чего-то не поймет сам».

Разбирая по косточкам прошлое Microsoft на лекциях, Балмер, возможно, находит наиболее безопасный способ разобраться в том, почему компания за последние годы подрастеряла свою инновационную магию. Однако публично ворчать на своего бывшего работодателя не в характере Балмера. Отмечая, что акции Microsoft выросли на 26% с тех пор, как Сатья Наделла возглавил компанию 4 февраля, Балмер говорит, что он очень впечатлен и добавляет: «У него фантастический старт». И когда запись нашего интервью ненадолго прерывается из-за сбоя моего смартфона на платформе Android, Балмер бросает на меня испепеляющий взгляд.

«У вас не было бы таких проблем, — заявляет он, — если бы вы пользовались телефоном на платформе Windows».

Занятия спортом занимают существенную часть жизни Балмера со времен учебы в старших классах, когда он весил 118 килограмм и был нападающим в футбольной команде детройтской частной школы. Балмер до сих пор помнит трепет, который охватил его, когда, перейдя в выпускной класс, он получил майку с номером 71 — таким же, как у его кумира Алекса Карраса, защитника Detroit Lions. Однако слава оказалась быстротечной. К пятой игре сезона Балмер оказался на скамейке запасных, уступив место более легковесному и проворному игроку. Он усвоил этот урок, и в Гарварде отошел за кромку поля, став менеджером студенческой футбольной команды.

«К университету Стив достиг потолка своих атлетических возможностей, но он любил спорт, — вспоминает Джеймс Кубаки, который в те времена был квотербеком в команде Гарварда. — Положение менеджера позволяло ему сохранять связь с футболом. Он получал мячи для наших тренировок, организовывал туры и руководил делами команды. Он всем заправлял. Ему нравилось быть частью команды, и он ценил способность ребят играть на высоком уровне».

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Беспокоит ли вас курс рубля?
Проголосовало 16460 человек
Forbes 06/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.