$59.24
63.75
ММВБ2170.39
BRENT55.67
RTS1154.18
GOLD1216.11

Дорогу молодым: зачем Тимченко и Ротенберг продают активы своим детям

читайте также
Школы миллиардеров: всё лучшее — детям Прихоть миллиардера: что можно найти внутри яхт бизнесменов От денег к власти: не только Трамп Евтушенков решил вывести свой агрохолдинг на IPO Басманная конституция: почему Россия не заплатит акционерам «ЮКОСа» Международный арбитраж отклонил иск компании Дерипаски к Черногории Состояние восьми богатейших людей мира сравнялось с доходами половины населения земли Фонд A&NN Мамута выкупил долю Потанина в Rambler&Co Сорос потерял почти $1 млрд после избрания Трампа Эксперты назвали самый доходный актив 2017 года Неудачно зашел. Участника списка Forbes подозревают в рейдерском захвате шахты Почему Трамп сдал Россию: президент в плену сдержек и противовесов ФАС разрешила Рыболовлеву продать «Военторг» гонконгскому офшору Мордашов увеличил свою долю в операторе TUI до 21% Мильнер модернизирует крупнейший телескоп для поиска внеземных цивилизаций Российские миллиардеры разбогатели на $29 млрд после избрания Трампа Самые богатые китайцы. Рейтинг Forbes «Гороскоп» миллиардеров. Астрологический подсчет Бидзина Иванишвили продал три картины из своей коллекции на сумму $112 млн Признаки стабилизации: восстановление роста и крепкий рубль Переход наличности. Михаил Прохоров – продавец года по версии Forbes

Дорогу молодым: зачем Тимченко и Ротенберг продают активы своим детям

Геннадий Тимченко Фото Дмитрия Тернового для Forbes
Известные бизнесмены, против которых ввели санкции на Западе, передают активы новому поколению. Эти сделки стали одним из ключевых трендов года

Талант бизнесмена проявляется не только в умении обрести нужные связи, заключить выгодные контракты, создать или купить перспективный бизнес, но и в способности угадать момент для его продажи. Геннадий Тимченко продемонстрировал публике свое невероятное чутье: он продал 44% в одном из крупнейших нефтетрейдеров мира Gunvor своему давнему партнеру Торбьерну Торнквисту ровно за день до публикации первого санкционного списка США. В интервью ТАСС Тимченко объяснял, что давно планировал расстаться с Торнквистом: «У Торбьерна иное видение, он хочет торговать по всему миру, я же с возрастом стал тяготеть к России… Словом, с Gunvor все планировалось заранее, но тучи, которые стали собираться над головой, ускорили процесс».

Gunvor и раньше испытывала определенные неудобства из-за неусыпного внимания проверяющих органов различных стран к личности одного из его совладельцев — Геннадия Тимченко. Минюст США изучал компанию на предмет манипуляции мировыми ценами на нефть, Швейцария, как сообщало издание Le Temps, подозревала сотрудников Gunvor во взятках за контракты в Конго… Присутствие же фигуранта санкционного списка США среди акционеров и вовсе способно парализовать бизнес компании с такой разветвленной торговой сетью, как у Gunvor. Поэтому, как объяснял Forbes знакомый Тимченко, бизнесмен оказался перед выбором: уйти из компании либо вообще потерять бизнес.

 

Сколько он выручил за долю в компании, бывшей с 1997 года основой его благосостояния, неизвестно, куда ушли деньги — тоже.

Но на этом тотальная распродажа не закончилась. В июле 2014 года бизнесмен провел несколько сделок: избавился от контрольных пакетов в бизнес-терминалах в аэропортах Шереметьево и Пулково и продал 30% группы «Русское море» зятю Глебу Франку. Осенью стало известно, что долю Тимченко в «Сибуре» купил другой представитель молодого поколения «круга приближенных» — Кирилл Шамалов, сын совладельца банка «Россия» Николая Шамалова.

Таким образом, Тимченко передал и продал за полгода более трети своих активов, которые в 2014 году Forbes оценивал в $15,3 млрд. Как говорил Тимченко в интервью ТАСС: «За все надо отвечать. И за дружбу с президентом тоже». Впрочем, в том же интервью он упомянул, что в случае необходимости может вообще все отдать государству совершенно бесплатно или передать на благотворительность. 

Примеру Тимченко последовали и другие предприниматели, попавшие в западные санкционные списки. Аркадий Ротенберг продал сыну Игорю доли в компаниях «Мостотрест», «Газпром бурение» и «ТПС Недвижимость». «Рано или поздно все останется детям, и я всегда думал, как сделать так, чтобы все это не развалилось. Каким образом? На мой взгляд, для этого они должны заниматься тем, что им интересно, — объяснял Ротенберг-старший в интервью «Интерфаксу». — Убежден, что когда человек платит свои деньги, это — бизнес, осознание большой ответственности. А когда тебе что-то подарили, ты этих денег не ощущаешь. Не боишься, что потеряешь свои кровные».

Похоже, санкции США и Евросоюза против друзей Путина приблизили неизбежную смену бизнес-элит. Талантливые бизнесмены нового поколения — сыновья и зятья — оказались готовы заняться ответственным делом прокладки трубопроводов, строительства дорог, вылова рыбы, производства полипропиленов и т.  д. А заодно заменить «отцов» и в списке Forbes. 

 

Переоформление активов на «детей» выглядит просто только на первый взгляд.

«Если бы меня не пиарили как друга Путина, бизнес был бы похуже. А так — хорошо развивается», — говорил в интервью Forbes в 2012 году Аркадий Ротенберг. Но распространяется ли сила пиара на сыновей друзей Путина?