Forbes
$64.09
71.92
ММВБ2011.83
BRENT46.08
RTS993.94
GOLD1337.71
17.03.2015 05:00
Антон Вержбицкий Антон Вержбицкий
редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Служили два товарища: из-за чего поссорились миллиардеры Вексельберг и Абызов

Служили два товарища: из-за чего поссорились миллиардеры Вексельберг и Абызов
Михаил Абызов (слева) и Виктор Вексельберг перестали находить общий языкФото ИТАР-ТАСС
Владелец «Реновы» и министр по делам Открытого правительства судятся на Виргинских островах за $500 млн. Кто кому сколько должен?

В конце 1990-х годов на заседании РСПП познакомились акционер СУАЛа Виктор Вексельберг и зампред совета директоров «Новосибирскэнерго» Михаил Абызов. Впоследствии между ними установились товарищеские, а затем и длительные бизнес-отношения, которые теперь рискуют завершиться громким скандалом. Два участника списка Forbes — председатель совета директоров «Реновы» Виктор Вексельберг и министр по делам Открытого правительства Михаил Абызов — судятся на Британских Виргинских островах, пытаясь решить спор о $500 млн. Почему поссорились два миллиардера?

Встреча в РСПП была не случайной. Виктору Вексельбергу как владельцу алюминиевого холдинга СУАЛ было важно выстроить хорошие отношения с Абызовым, который позже стал работать в РАО ЕЭС и отвечал за платежи по электроэнергии (он мог отключать потребителей за долги). Стоимость электроэнергии — один из главных факторов себестоимости алюминия. Тем более что однажды РАО ЕЭС даже отключило одно из предприятий Вексельберга — Волгоградский алюминиевый завод.

Деловые отношения двух бизнесменов вскоре переросли в совместные проекты. В 2003 году Абызов и Вексельберг решили вместе создать бизнес — за $35 млн они приобрели 24% «Регионгазхолдинга», компании, в которую входили региональные газораспределительные предприятия. Эта компания впоследствии стала частью Комплексных энергетических систем (КЭС), холдинга, который позже станет камнем преткновения в отношениях партнеров.

В 2005 году Абызов покинул РАО ЕЭС, но совместный бизнес продолжался. Как следует из искового заявления юристов Вексельберга, в 2007 году Вексельберг и Абызов устно договорились о том, что они поделят 85% КЭС в соотношении 51% и 49%. Свои инвестиции Абызов оформил в виде займов. Его компании — Romos и Fresko Financial — с 2006 по 2008 год перевели в пользу компаний Вексельберга Integrated Energy Systems и Renova Industries около $380 млн со ставкой 9,5% годовых. 

Откуда Абызов взял эту сумму? Источник на рынке утверждает, что Абызов в 2007 году заработал $290 млн от продажи «Русалу» разреза «Восточный», в который он инвестировал совместно с Access Industries (Eurasia) Леонарда Блаватника. Кроме того, Абызов продал «Сибнефти» «Новосибирскнефтепродукт». Почему займы не оформлялись как доля в компании?

«Займы были условием Абызова, что якобы было связано с неким конфликтом интересов», — объясняет источник, знающий обоих бизнесменов.

Источник в окружении Абызова конфликт интересов отрицает. Стороны заключили соглашение в 2006 году, когда Абызов ушел из РАО ЕЭС и возглавлял «Кузбассразрезуголь». В момент достижения договоренностей и выделения финансирования со стороны Абызова активы КЭС не были структурированы, а принадлежали разным структурам группы «Ренова». Займы гарантировали возврат вложений в случае, если все договоренности не будут реализованы, включая договоренности о системе управления этими компаниями. Все займы между миллиардерами оформлялись на одинаковых условиях.

В результате сделки Абызов получил в «КЭС Холдинге» 41,65% акций, остальные акции принадлежали компаниям Виктора Вексельберга и гендиректора КЭС Михаила Слободина. Важная деталь: акционерное соглашение не было оформлено на бумаге. Люди из окружения Абызова утверждают, что бумаги не были оформлены из-за волокиты в «Ренове». По словам партнера Paragon Advice Group Александра Захарова, доказать такой устный опцион сложно, но в ряде судов в британском праве между российскими миллиардерами устные договоренности принимались судьями во внимание. 

Сделка с «Газпромом» 

В 2008 году у КЭС возникли большие проблемы. Энергетический бизнес забуксовал — спрос на электроэнергию упал, усилилось госрегулирование, маржа опустилась почти до нуля, доступность кредитов резко снизилась.

Вексельберг и «Ренова» предоставили КЭС гарантии, позволившие реструктуризировать задолженность энергокомпании перед Сбербанком, и спасли компанию, говорит источник, знающий обоих бизнесменов. В кризисный период 2009–2010 годов в процентном отношении доля Абызова была размыта за счет скупки Вексельбергом акций ТГК и ОГК на его панамскую компанию Lamesa Holding — эти бумаги также стали частью КЭС. И к 2011 году, по версии человека из окружения Абызова, Вексельберг сообщил, что доля партнера должна снизиться до 27%. 

И без того сложную ситуацию запутала готовящаяся сделка по продаже КЭС «Газпром энергохолдингу» (далее ГЭХ). В 2011 году Вексельберг захотел продать КЭС дочернему предприятию «Газпрома». В рамках сделки весь КЭС оценивался в $4 млрд. Эта сумма была в два раза больше, чем составляли инвестиции акционеров КЭС, а Вексельберг должен был сразу получить 25 млрд рублей. 

Менеджмент «Газпрома» хотел, чтобы Вексельберг решил проблему со вторым акционером.

Поэтому Абызов в мае 2011-го получил письмо от представителя «Реновы» Владимира Кузнецова, где ему предлагалось получить все деньги по выданным займам.

Стороны тем не менее договорились довести сделку до конца. Чтобы справиться с этой ситуацией, в сентябре 2011-го Вексельберг и Абызов договорились (снова устно), что Абызов получает «опцион пут» — право на выход из КЭС по цене $451 млн. Эта сумма соответствовала размеру его инвестиций с процентами, но исходя из оценки КЭС в сделке с «Газпром энергохолдингом» стоимость доли Абызова была в два раза больше. Опцион же не был привязан к этой сделке. 

Почему Абызов выбрал столь сложный инструмент? По словам источника в его окружении, он посчитал, что такая схема наилучшим образом защищает его денежные вложения. Сами устные договоренности были отражены в письменном соглашении, юридическую силу которого сторона Вексельберга признает в суде.

Планируемая масштабная сделка между КЭС и ГЭХ вызвала нарекания со стороны чиновников. О нежелательности сделки высказались руководитель ФАС Игорь Артемьев, Эльвира Набиуллина, в то время руководитель Минэкономразвития, а также бывший глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс. В результате 30–40% европейской зоны оптовой электроэнергии было бы монополизировано.

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.