Forbes
$65.94
73.26
DJIA17873.22
NASD4933.50
RTS917.52
ММВБ1927.58
25.02.2016 20:09
Александр Левинский Александр Левинский
обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

Мастер боевых искусств: как компании Аркадия Ротенберга работают на самом деле

Мастер боевых искусств: как компании Аркадия Ротенберга работают на самом деле
Фото Дмитрия Тернового для Forbes
В компаниях, которые Ротенберг полностью контролирует, вертикаль власти создают мастера боевых искусств и их команды

Тяжелые хрустальные люстры, кресла с вышивками на спинках, парадный зал на 150 человек с антресолями, имитирующими библиотеку в богатом доме XVIII века. Вокруг зала — небольшие кабинеты с бильярдом, сигарами, кальянами. Здесь же мини-гостиница. Это ресторан «Гусятникоff», названный в честь старинного купеческого рода. Монополисты Гусятниковы занимались учетом царской подати — сибирского золота, драгоценных камней и мехов — после присоединения к России Восточной Сибири в XVII веке. В Москве они владели этим трехэтажным особняком с шестью полуколоннами ионического ордера в районе Таганки, множеством предприятий разных отраслей и монопольным откупом на всю Москву для их совместной с несколькими семьями водочной «Питейной компании». Чтобы не допустить контрабандного провоза в Москву спиртного, компания построила вал с заставами, служивший границей города. И, кстати, нынешняя Манежная площадь называлась Гусятниковской: там не было еще никакого Манежа, а стояли их лавки.

В 2008–2009 годах ресторан «Гусятникоff» создал один из лучших российских рестораторов Аркадий Новиков. Заказчиками были предприниматели Ротенберги: братья Аркадий и Борис и сын Аркадия Игорь. Именно они арендовали особняк Гусятниковых. «Я сделал планирование — где будет кухня, залы, — поставил шеф-повара, с которой мы работали в одном ресторане — «Университетском», и все, — вспоминает Новиков. — Я не планировал на этом заработать, делал просто по знакомству». 

Ресторан — «семейное место Ротенбергов», рассказывает менеджер одной из их компаний: «Тут поддерживается русскость, православность, восстановление истоков и традиций». Если «Пушкинъ» — это дворянская, русско-французская кухня, то здесь — купеческая, а ценовая категория примерно одна. 

Ротенберги собираются тут семьей, проводят переговоры, семейные торжества. Ресторан часто обслуживает спортивные мероприятия, в которых Ротенберг-старший, дзюдоист и страстный хоккеист, «участвует на 150%». «Там семейная атмосфера, — вспоминает не раз бывавший в «Гусятникоff» Михаил Абызов, экс-владелец проданной Аркадию Ротенбергу доли в компании «Мостотрест», а сейчас министр по делам открытого правительства. — Даже если собралось больше 300 человек, Аркадий подойдет к каждому, поговорит, а близкие друзья проводят капустники и снимают смешные фильмы про «семью».  

В отличие от остальной их бизнес-империи, состоящей из банков, поставщиков и подрядчиков «Газпрома», девелоперских, химических и медийных компаний, ресторан для Ротенбергов — не бизнес. Управлением они не занимаются. Могут, по словам их менеджера, «высказать в разговоре пожелания, но создавали его не ради денег: проект убыточный, и хозяева материально помогают». Судя по данным СПАРК-Интерфакс, в 2013 году (последнем, когда приводятся финансовые результаты) при выручке 57 млн рублей потери ресторана составили больше 23 млн. 

Остальные активы Аркадия Ротенберга — совсем другое дело. «Стройгазмонтаж», в котором он единоличный владелец, получил в 2014 году выручку (без НДС) 225 млрд рублей и прибыль 15 млрд. 

В 2015 году миллиардер поставил новый рекорд, получив подрядов от государства и госкомпаний на 555,5 млрд рублей, включая заказ «Газпрома» на строительство трубопровода «Сила Сибири» (198 млрд рублей). 

Ротенберг с большим отрывом возглавляет сегодня рейтинг Forbes «Короли госзаказа». Помогает ли в этом близость к президенту Владимиру Путину, который публично называет его своим другом? В том числе. Но ведь его компании не просто выигрывают огромные заказы, они их выполняют. Forbes разбирался, как Ротенберг управляет своим хозяйством. 

Команда молодости

Аркадий Ротенберг пришел в бизнес уже сформировавшимся человеком, в возрасте, когда поздно восполнять пробелы знаний в управлении финансовыми рисками или в технологиях, рассказывает владелец компании из металлургической отрасли, попросивший об анонимности. Ротенберг понимал, что обучение менеджменту — не его дорога. Зато у него есть другое: интуиция, желание рисковать, умение расставить кадры, обучаемость и талант в использовании административных отношений, считает собеседник Forbes. 

Путин стал для него образцом «парня из одной с ним подворотни», который смог сам всего добиться. 

Предприниматель, имевший общий бизнес с Аркадием Ротенбергом, возражает: «У Аркадия нет идеала для подражания, он самодостаточен на 100%. Неправильно говорить, что он сделал самый большой рывок по сравнению с остальной «питерской командой». Сильно выросли и [премьер Дмитрий] Медведев, и [глава «Роснефти» Игорь] Сечин, и [совладелец «Новатэка» и «Стройтрансгаза» Геннадий] Тимченко, и [основной владелец банка «Россия» Юрий] Ковальчук». Металлург не согласен: «Одно дело руководить государственной структурой или госкомпанией, а другое — своим бизнесом. Это как сравнивать драку на ринге и в подворотне, где Аркадий, конечно, самый крутой боец». 

Ротенберг подружился с Путиным в секции дзюдо в подростковом возрасте — гораздо раньше остальных близких к президенту предпринимателей. Но по сравнению с другими питерцами успеха в большом бизнесе он достиг намного позже. В 1991 году Юрий Ковальчук стал совладельцем банка «Россия», и уже в 2004 году банк был оценен в $220 млн. Занялся бизнесом в начале 1990-х и Геннадий Тимченко. Сначала вместе с партнерами он выкупил компанию Urals Finland Oy, торговавшую нефтепродуктами (впоследствии переименованную в IPP), затем приватизировал компанию «Кинэкс», отправлявшую на экспорт нефтепродукты с Киришского НПЗ, и наконец в 1997 году создал нефтеторговую компанию Gunvor, практически монополизировав экспортные потоки российской нефти. А кем были братья Ротенберги? 

В интервью Forbes Ротенберг-старший рассказывал, что первым в бизнес пришел его брат Борис. В 1990-е он работал тренером по дзюдо в Финляндии, а потом вместе с женой основал фирму Anirina Oy, которая поставляла «Уренгойгазпрому» (сейчас «Газпром добыча Уренгой») финские товары, а также занималась строительством в обмен на газ. Для дальнейшей продажи этого газа Борис привлек Аркадия. В 2001 году братья основали банк «Северный морской путь». Но по-настоящему серьезные сделки у Ротенбергов появились ближе к середине нулевых. В 2003 году Борис основал фирму «База-торг», которая владела 25% компании «Газтагед». Остальное было у главного «снабженца» «Газпрома» — «Газпром комплектации». «Газтагед» стал крупнейшим поставщиком труб «Газпрому». Оборот «Газтагеда» к 2003 году достиг $500 млн. 

Руководителем «База-торга» Ротенберги выбрали человека из борцов — Юрия Букина. Он был заслуженным тренером России, автором диссертации «Профессиональное совершенствование специалистов спортивных клубов единоборств». С управлением компанией он совмещал должность президента Федерации греко-римской борьбы и вице-президента Национального союза ветеранов дзюдо. А когда Борис Ротенберг закрыл «База-торг», Букин стал генеральным директором созданной Аркадием в 2007 году фирмы «Трубный металлопрокат», занимавшейся тем же, что и «Газтагед». Борис же, в свою очередь, создал компанию «Трубная промышленность», которую возглавил Георгий Мащенко, тоже не чуждый боевым искусствам: вместе с братьями он входил в попечительский совет обучающего подростков борьбе самбо «Детско-юношеского спортклуба «Ребята Выборгской стороны». 

Болевые точки

Борцовское прошлое и отсутствие экономического или финансового прошлого не мешали первым топ-менеджерам Ротенбергов показывать высокие достижения в реальной экономике. Аркадий Ротенберг, передавший через пресс-службу письменные ответы на вопросы Forbes, считает, что в руководстве спортом и бизнесом «отличий немного: и там, и там важна сила духа, целеустремленность, нацеленность на победу и — команда». Еще во времена расцвета «База-торга» братья познакомились с ученым-предпринимателем Иваном Шабаловым, который вместе с металлургами-производственниками готовил программу выпуска труб большого диаметра (ТБД) для «Газпрома». До этого концерн закупал их за границей. 

В 2009 году Ротенберги позвали Шабалова ликвидатором в изживший себя «Газтагед»: на трубном рынке просматривались лучшие перспективы. В следующем году Шабалов продал им 60% своей фирмы «Северный Европейский Трубный Проект» (СЕТП), которая к тому времени стала основным поставщиком ТБД для эпохальных проектов «Газпрома», например трубопровода «Северный поток», строившегося для поставок российского газа в Европу, минуя неспокойную Украину. СЕТП была не просто посредником между трубниками и «Газпромом»: ее рентабельность составляла тогда не доли процентов, как у «Газтагеда», а полновесные 8%. В СЕТП работало около 60 человек. Компания комплектовала заказы, выстраивала логистику, обеспечивала контроль качества и финансирование поставок. Поскольку «Газпром» никогда не работал по предоплате, нужно было находить банковские кредиты. Так под началом Ротенбергов появилась профессиональная команда. 

Задачей новых хозяев было не сломать механизм, но перехватить контроль за потоками контрактов и денег, объясняет хорошо знающий Ротенбергов и Шабалова владелец металлургической компании: «И они обошлись без «болевых приемов»: сохранили людей и технологии». По словам собеседника Forbes, передавая компанию, Шабалов не пытался обучать Ротенбергов основам металлургии и производства труб: «Аркадию для понимания важны реперные точки, и Шабалов настроил под него систему отчетности по этим точкам в очень сжатом виде». 

Через год после покупки СЕТП принесла 111 млрд рублей выручки (+28%) при 12 млрд (+45%) чистой прибыли. Рентабельность по чистой прибыли выросла с 9,6% до 10,8%, а в 2013 году, по словам генерального директора СЕТП Александра Муратова, составила «порядка 10–15%». Тогда же, в 2013 году Федеральная антимонопольная служба (ФАС) признала «Газпром» виновным в злоупотреблении доминирующим положением на рынке труб большого диаметра. А СЕТП, по мнению ФАС, имела доступ к «исключительным сведениям о лотах». 

«Не Аркадий изобрел, что все владельцы крупных трубопрокатных компаний, входящих в Ассоциацию производителей, обсуждают с [главой «Газпрома» Алексеем] Миллером потребности будущих проектов — «Южного потока» или «Силы Сибири», — объясняет металлург. Встречались, конечно, все, но только СЕТП выигрывала крупнейшие конкурсы «Газпрома» и получала контракты без конкурса. После вмешательства ФАС «Газпром» начал закупать трубы напрямую у производителей. Эпоха СЕТП закончилась, но Ротенберги успели хорошо заработать. «В пределах того, что есть», акционеры забирали из прибыли, сколько хотели, говорил Муратов в одном из интервью, оговариваясь, что они «лишнего не возьмут». 

Два источника

К выходу на рынок строительных подрядов «Газпрома» Аркадий Ротенберг готовился заранее. Осенью 2007 года его кипрский офшор «Миласи энжиниринг лимитед» создал компанию «Стройгазмонтаж» (СГМ), а в мае следующего года «Газпром» объявил конкурс на продажу контрольных пакетов своих пяти подрядчиков — «Ленгазспецстроя», «Краснодаргазстроя», «Спецгазремстроя», «Волгограднефтемаша» и «Волгогаза». Ротенберг купил их, как он рассказывал в интервью Forbes, за $400 млн. Было пять компаний, а он создал холдинг, отмечает владелец компании металлургической отрасли. Как и в случае с СЕТП, он сохранил в компаниях костяк команды, «но привнес свой элемент контроля». 

О принципах подбора менеджеров Ротенберг уклончиво говорит, что «старается взращивать кадры, но все зависит от случая и ситуации». Для строительства вертикали власти в своем строительном холдинге он нашел кандидатов в двух фирмах-подрядчиках «Газпрома» —  «Северные газовые магистрали» и представительстве офшора «Финансово-промышленный холдинг «Газкомплектсервис» ЛТД» (ФПХ). 

Из первой он позвал на должность генерального директора Руслана Горюхина. Выпускник Одесского университета по специальности «менеджмент внешнеэкономической деятельности», Горюхин рассказал в одном из интервью, что с 1998 года был одним из учредителей «Северных газовых магистралей». Эта компания еще в 2006 году вела для «Газпрома» в Ленинградской области первый 50-километровый участок будущего «Северного потока». Там, рассказывал Горюхин, он и познакомился с Ротенбергом. Возможно, Ротенберг встретил родственную душу: с 1990-х менеджер занимался Асихара-карате (Ашихара-каратэ), жестким контактным стилем. В 2007 году он стал главой Федерации каратэ России Ашихара Кайкан.

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Беспокоит ли вас курс рубля?
Проголосовало 16464 человека
Forbes 06/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.