Forbes
$64.89
72.66
ММВБ1993.35
BRENT49.68
RTS973.43
GOLD1321.50
16.03.2016 04:51
Керри Долан Керри Долан
редактор Forbes.com 
Поделиться
0
0

Арабский Трамп: как Хусейн Саджвани создал в Дубае строительный оазис

Арабский Трамп: как Хусейн Саджвани создал в Дубае строительный оазис
Фото Siddharth Siva / REDUX For Forbes
Девелопер Хусейн Саджвани — новичок в списке Forbes — заработал миллиарды на недвижимости, привлекая покупателей необычными рекламными предложениями и дружбой с Дональдом Трампом

Когда в декабре кандидат в президенты США и миллиардер Дональд Трамп призвал запретить мусульманам въезд в страну, Хусейн Саджвани понимал, что к нему это не имеет никакого отношения. Один из самых важных людей на рынке недвижимости ОАЭ задумал проект, грандиозный даже по меркам Дубая. Речь о роскошном поселке Akoya, раскинувшемся на площади более 260 га в 15 минутах от центра Дубая. Жемчужина этого проекта — элитный гольф-клуб, названный в честь Трампа, имя которого давно ассоциируется в арабском мире с успехом.

«Мы договорились с Трампом как с бизнесменом. Его люди знают толк в хороших гольф-клубах, — пожимает плечами Саджвани. — К политике это не имеет никакого отношения».

63-летний Саджвани если в чем и разбирается, то в бизнесе. Доходы его компании-застройщика Damac Properties в 2015 году достигли $2,3 млрд, больше половины этой суммы — чистая прибыль. С момента своего основания в 2002 году компания построила 15 500 апартаментов, в планах еще 40 000 в ОАЭ и даже Лондоне. Такие ошеломительные результаты в 2016 году впервые привели Саджвани в рейтинг богатейших людей мира. 72% акций Damac Properties, а также доли в других проектах обеспечили ему 527-е место в списке богатейших с доходом в $3,2 млрд.

«Это лишь сочетание удачи и дальновидности, — считает Саджвани. — Кто-то приоткрыл эту дверь, а я забежал в нее и использовал возможности».

Новые горизонты открылись перед бизнесменом в 2001 году, когда правительство ОАЭ разрешило иностранцам приобретать собственность в стране. Он занялся продажей дорогой недвижимости и понял, как можно обойти конкурентов, используя рекламу. Первым рекламным ходом стала аренда дорогих автомобилей. Каждый январь Саджвани предлагает потенциальным покупателям воспользоваться новыми моделями ламборджини или BMW, представленными на ежегодном автосалоне в Дубае. Кроме того, клиенты Саджвани могут опробовать эксклюзивные гидроциклы и при желании приобрести их, а покупателям вилл и особняков компания предоставляет бесплатные апартаменты класса люкс. Чтобы привлечь клиентов из Китая, в декабре прошлого года Damac Properties начала компанию, в ходе которой предоставляет китайцам, желающим приобрести недвижимость в ОАЭ, авиабилеты, отель и услуги по оформлению визы.

Damac Properties сотрудничает с брендами Versace, Fendi и Bugatti — компания строит апартаменты с дизайном от модных домов.

Первый такой поселок площадью более 509 га с дизайном от Bugatti вскоре будет достроен. Как и в Akoya, там будет гольф-клуб имени Трампа. А владельцы Bugatti никогда не потеряют свои машины из вида — для них будет построен стеклянный гараж.

Но антимусульманская риторика Трампа так или иначе возымела эффект. Как выяснило Reuters, три дня спустя Damac Properties убрала вывеску «Trump International Golf Club» с каменной стены на месте будущего поселка Akoya и фотографии миллиардера и его дочери Иванки на рекламных баннерах неподалеку. Однако еще через три дня табличка снова красовалась на прежнем месте. В компании объяснили Forbes, что снимали вывеску только для того, «чтобы почистить ее». Что касается баннеров, Трампа и Иванку заменили на фотографию Марлона Брандо в роли Вито Карлеоне из фильма «Крестный отец», по причине, известной одному только Саджвани.

Роскошный дом в  Дубае с местом для Bugatti в гостиной.

Но дела Damac Properties ухудшились не только из-за Трампа. Низкие цены на нефть и ослабление мировых валют куда страшнее. 

Обращение в сторону китайского рынка, скорее вынужденный шаг, вызванный падением российского рубля, а затем и евро с долларом. В отчете о доходах Damac Properties за 2015 год, представленном в январе, указывалось, что компания сейчас работает «в непростой экономической среде». Аналитик компании NBAD Securities Саньялак Манибханду рассказал, что цены на недвижимость в Дубае упали примерно на 15% с начала 2015 года.

Чтобы привлечь клиентов в кризисной ситуации, Damac гарантировала покупателям 3% годового дохода на сделанные авансы (это примерно в два раза больше, чем текущая ставка по депозитам). Кроме того, обещала в течение двух лет «поддерживать» стоимость жилья, то есть если цена упадет по сравнению с ценой приобретения объекта, Damac компенсирует разницу.

Саджвани считает, что подобная ситуация на рынке «создает новые возможности для роста и развития таких компаний, как Damac». И такая позиция миллиардера пользуется одобрением его более именитых партнеров.

Хусейн Саджвани вырос в Дубае в обычной семье торговца. У его отца был небольшой магазин на местном рынке, в котором продавались часы, ручки Parker, футболки и товары из Китая. Саджвани проводил в этом магазине все свободное от учебы в школе время. Его мать продавала товары из магазина домохозяйкам, приходя к ним домой. Все свое детство и юность, по признанию Саджвани, он слышал вокруг разговоры о торговле и бизнесе.

Саджвани был способным учеником и в 1978 году получил стипендию правительства на обучение в университете США. Будущий миллиардер стал одним из первых студентов из ОАЭ, отправленных на учебу в Америку. Несколько месяцев он изучал английский в Атланте, затем получил степень по промышленной инженерии и экономике в Университете Джорджа Вашингтона в Сиэтле. Учась в США, он продавал таймшер-апартаменты в ОАЭ.

После окончания университета в 1981 году Саджвани устроился на работу в финансовый департамент газовой компании Abu Dhabi Gas Industries. Именно тогда он понял, сколько денег приносит продажа услуг, и задумался над тем, чтобы начать собственное дело. 

Спустя два года у него был свой бизнес по доставке готовой еды, деньги на который он заработал еще на тех самых студенческих таймшерах.

Бизнес Саджвани процветал. У него появились такие крупные клиенты, как американский строительный гигант Bechtel и американские военные. Его компания Global Logistics Services, которая продолжает работать до сих пор, занималась поставками еды для солдат США в Кувейте, Афганистане, Саудовской Аравии, Катаре и Боснии. Печи и другое оборудование компании способны накормить пиццей 2000 человек из палатки в пустыне.

Бизнес продолжал развиваться, и к 1996 году Саджвани начал вкладывать деньги в небольшие отели в Дубае и скупать недвижимость в центре города. Полный решимости привлечь на рынок недвижимости иностранцев, он продал некоторые из своих активов и использовал вырученные деньги для покупки земли, на которой тогда находился слаборазвитый район Marina. Сегодня он превратился в город небоскребов.

«Все говорили мне, что я сумасшедший», — рассказывает Саджвани. Но он знал, что скоро добьется успеха. ОАЭ стали центром для транснациональных корпораций, сюда съезжались американцы, индийцы, европейцы и кто угодно еще. Дубай стал идеальным местом не только для бизнеса из-за мягкой налоговой политики, но и для обычных людей — женщины здесь могли носить бикини на пляже, вечером работали рестораны и бары на любой вкус.

В 2002 году Саджвани основал Damac Properties, чтобы продавать недвижимость в небоскребах отстроенного заново района Marina. 

Роскошные апартаменты в Лондоне.

Его стратегия заключалась в том, чтобы продать апартаменты еще до того, как они будут построены (иногда даже на стадии проекта), и использовать деньги покупателей для завершения строительства.

Расчет оказался верным. Апартаменты в первом построенном небоскребе — 38-этажном Marina Terrace — были проданы менее чем за шесть недель с момента начала продаж.

Компания Emaar, инвестирующая в строительство и частично принадлежащая государству,  по существу и сделала появление района возможным, построив самый длинный искусственно созданный залив в мире. Началось строительство остальных башен. Каждый новый сверкающий небоскреб, построенный Damac Properties, только улучшал имидж Дубая в мире. 

Саджвани начал свой путь в список миллиардеров в сентябре 2008 года, в тот день, когда о своем банкротстве объявил Lehman Bros. «Все тогда подумали: «Это так далеко от нас». А я сказал, что нам необходимо разработать совместный план действий», — вспоминает Саджвани. Тогда он позвонил продавцам недвижимости, с которыми работал, и сообщил, что, несмотря на потерянные авансы, он отказывается от покупки. Несмотря на все его усилия по предотвращению возможных потерь, Damac пришлось уволить сотни сотрудников на фоне резкого падения цен на недвижимость. Некоторые покупатели подали на компанию в суд, так как сроки сдачи объектов недвижимости были сорваны. По решению суда Damac даже выплатила $710 000 компенсации покупателю из Канады. Тем не менее компании удалось договориться с инвестором из Германии, который согласился купить 22 объекта в четырех зданиях в период с 2007 по 2009 год. «Компаниям нашего масштаба всегда нужно быть готовыми договариваться. Обычно мы приходим к удобному для всех решению мирным путем, но иногда приходится обращаться в суд», — объясняли ситуацию официальные представители Damac.

Репутация Дубая, безусловно, пострадала из-за спекуляций с недвижимостью.  Множество покупателей потеряли тогда свои деньги. Чтобы исправить ситуацию, правительство в 2008 и 2009 годах ввело новые законы, согласно которым, депозиты, внесенные покупателями еще недостроенной недвижимости, сохранялись под залог. Таким образом, покупателям гарантировался возврат денег в том случае, если объект не будет сдан в срок.

К 2011 году, пока другие девелоперы никак не могли оправиться от кризиса, Саджвани начал готовить новый проект, каких еще никогда не делал.

В октябре 2012 года он купил принадлежащую государству землю, чтобы построить на ней роскошный поселок Akoya. Покупка обошлась ему в $350 млн с оплатой в рассрочку. Первые покупатели появились быстро, несмотря на то что до окончания строительства оставалось еще четыре года.

Хотя компания Саджвани занимается элитной недвижимостью (девиз Damac — «Живи шикарно»), он готов продавать каждому, кто готов покупать: стремительно растущий средний класс, как правило, достаточно обеспечен. Что отличает Damac от других компаний, так это подход к рекламе. Главные конкуренты Саджвани на рынке недвижимости — компании Emaar, построившая самый высокий в мире небоскреб Бурдж-Халифа, и Nakheel, построившая архипелаг искусственных островов «Остров пальм». Чтобы затмить их, Damac заполонила Дубай своими билбордами: 166 из них прославляют роскошный образ жизни. «Их способы продвижения — это просто фантастика, — говорит Крейг Салмонс, управляющий агентством недвижимости HMS Homes в Дубае. —  Они намного меньше Nakheel или Emaar, поэтому им приходится делать все по высшему разряду».

В прошлом году Damac участвовала в 500 рекламных кампаниях в 98 городах Китая, Индии, Африки и Европы. «Мы следим за авиалиниями, — рассказывает Найл Маклафин, ирландец, около 10 лет занимающий в Damac  должность старшего вице-президента по маркетингу и коммуникациям.  Куда бы ни полетели самолеты Emirates, мы будем там».

Кроме основного бизнеса Саджвани инвестирует в недвижимость за границей. В 2010 году в Бейруте он начал строительство небоскреба с дизайном апартаментов от Versace. На то, чтобы уговорить итальянский модный дом сотрудничать, у Саджвани ушло четыре года. «Господин Саджвани просто одержим дизайном Versace», — рассказывает главный исполнительный директор модного дома Джан Джиакомо Феррари. — Он очень умный бизнесмен, который придерживается стандартов бизнеса высокого уровня и действительно верит в то, какую ценность имеет бренд Versace».

Кроме башни в Бейруте Саджвани работает над проектами в Саудовской Аравии, Катаре, Иордании и Лондоне. Последний — тоже в партнерстве с Versace. Damac принадлежит 20% акций в проектах за пределами ОАЭ, остальные 80% — акции Саджвани.  

Стараясь привлечь покупателей в период глобального непостоянства, Damac Properties обзавелась семью страницами, расписывающими достоинства компании, на сайте, в их числе — предложения «оплатить 30% от суммы и получить дом» и обещания вернуть 7,5% от суммы, затраченной на аренду жилья в период покупки и оформления визы.

Саджвани верит, что ему еще есть куда расти. В середине февраля Damac согласилась заплатить около $330 млн за 37 га земли вдоль водного канала Dubai Canal. Горизонты манят.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

26 августа, пятница
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.