Forbes
$66.69
74.23
DJIA17787.34
NASD4942.50
RTS904.33
ММВБ1899.01
18.03.2016 04:51
Дмитрий Филонов Дмитрий Филонов
бывший редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Индийская кухня: стартапы из Индии помогли Леониду Богуславскому стать миллиардером

Индийская кухня: стартапы из Индии помогли Леониду Богуславскому стать миллиардером
Фото Александра Карнюхина для Forbes
Как пионер российского венчурного рынка прокладывал дорогу в Индию

Кунал Бал, основатель стартапа Snapdeal, с удивлением слушал инвестора, прилетевшего из России. Тот вообще не задавал вопросов о выручке и прочих финансовых показателях. Леонид Богуславский — а это был он — расспрашивал о нюансах, обозначая попутно риски, с которыми сталкивались проекты с похожей бизнес-моделью из его портфеля в России, США и Вьетнаме. «На той встрече я «умничал» по полной, — признается Богуславский в интервью Forbes. — Ими интересовались более именитые фонды, нужно было показать, что от меня они получат умные деньги». Расчет оправдался. Богуславский, по его словам, инвестировал в Snapdeal в 2012 году по оценке около $170 млн, сейчас компания оценивается в $6,5 млрд.

По итогам 2015 года Леонид Богуславский впервые вошел в глобальный рейтинг Forbes с состоянием $1,2 млрд, значительная часть которого — индийские инвестиции. Как пионер российского венчурного рынка прокладывал дорогу в Индию?

На Восток

Богуславский — один из первых российских венчурных инвесторов. Капитал у него появился после удачного выхода из собственного бизнеса — в 1996 году он продал консалтинговой компании PwC системного интегратора LVS, созданного после ухода из ЛогоВАЗа Бориса Березовского. Став после сделки старшим партнером PwC, он пристально следил за развитием доткомов и нарождающимся в России интернет-бизнесом.

В 2000 году Богуславский с пулом инвесторов, куда входили фонды Baring Vostok, UFG и Rex Capital, создал ru-Net Holdings и вложился в «Яндекс», стартап Аркадия Воложа и Ильи Сегаловича. «За «Яндекс» в то время многие иностранные фонды не готовы были дать и доллара», — вспоминает Богуславский. Еще через несколько месяцев, покинув PwC, он вложился в интернет-магазин Ozon. Потом были успешные инвестиции в купонный сервис Biglion, онлайн-кинотеатр ivi.ru.

Правда, Богуславский больше не инвестор «Яндекса». Часть своих акций бизнесмен продал еще в 2011 году, заработав на IPO крупнейшей тогда интернет-компании России около $70 млн, а в начале 2014 года избавился от оставшихся. По оценке Forbes, эта сделка могла принести ему около $330 млн. 

Момент венчурный инвестор выбрал верно. Майдан уже случился, но Россия еще не успела присоединить Крым и подпасть под международные санкции. С тех пор «Яндекс» подешевел в два раза.

Доля в Ozon у Богуславского осталась, и с Baring Vostok он по-прежнему тесно сотрудничает. В 2015 году они вместе инвестировали в картографический сервис 2ГИС новосибирского предпринимателя Александра Сысоева. Но это редкий за последние два года пример появления новых российских проектов в его портфеле. Для деловых встреч в Москве личный фонд Богуславского ru-Net использует пару небольших комнат в бизнес-центре на Садовом кольце. Штаб-квартира переехала в Ригу. Да и бизнес-интересы Богуславского давно уже касаются не только России, где он заработал первые по-настоящему крупные деньги. «Часто мой офис — это кресло в самолете», — говорит Богуславский. Но в какой бы точке мира он ни находился, в его графике всегда предусмотрено время для тренировок по триатлону.

В августе 2011 года Богуславский запустил в США новый фонд RTP — сейчас у него около 20 проектов. Параллельно начал через ru-Net инвестировать в Европе, став, например, одним из первых инвесторов немецкой компании DeliveryHero, оценка которой в ходе последнего раунда в 2015 году составила $3,1 млрд. Но Богуславский понимал, что его конкурентное преимущество перед крупными западными фондами — опыт работы в России, который можно применить и на других развивающихся рынках.

Самый очевидный кандидат — Китай. Но там, как объясняет Богуславский, требовались намного большие деньги для инвестиций, чем фонд мог себе позволить. «Китай очень быстро стал модной темой. Любые местные предприниматели, которые что-то сделали, сразу вызывали интерес прессы в США, у них появлялся статус. В Индии тоже есть миллиардные компании, но мало кто может назвать их все. Китай в целом дает гандикап интереса», — говорит он. Из-за этого в Китае работает больше фондов, зайти в проект можно лишь на более поздней стадии при более высоких оценках.

Фонд стал смотреть на Юго-Восточную Азию, Турцию, Бразилию и Индию. Потенциал Индии, где Богуславский однажды путешествовал на джипах, по его мнению, ничуть не меньше, чем Китая. 

«Это было мое политическое решение. Даже не обсуждали», — говорит Богуславский.

Ему казалось, что работать в Индии можно так же, как в России. Это оказалось правдой лишь на 50%, признает миллиардер теперь.

Венчурных инвесторов из России на индийском рынке единицы. Глеб Давидюк, управляющий партнер фонда iTech Capital, в последнее время много инвестирующего за пределами России, говорит, что с точки зрения макроэкономических показателей Индия — идеальное место для инвесторов всех стадий. Почему он сам туда не вкладывается? «Как и любой развивающийся рынок, он требует локализации, поэтому присутствие на нем физически просто необходимо. Для нас Индия пока непонятный рынок, хоть и растущий», — объясняет Давидюк.

«Богуславский едва ли не единственный, кто на момент нашего прихода в Индию инвестировал в местный венчур и делал это успешно», — говорит Андрей Теребенин, глава недавно созданного Sistema Asia Fund, индийского венчурного фонда АФК «Система» (сама корпорация еще в 2008 году вложилась в местный телеком).

Две первые инвестиции Богуславского в Индии оказались не очень удачными. Он понимал, что без местного партнера не обойтись. Посредники тут же начали предлагать свои услуги. Но, как вспоминает инвестор, одного разговора с ними хватало, чтобы больше не встречаться. Наконец, на конференции Intel он познакомился с основателем Smile Group Харишем Балом, и они друг другу понравились. В середине 2012 года ru-Net проинвестировал в два проекта Smile Group — торговые онлайн-площадки Freecultr (одежда) и BeStylish (обувь). Опыт взращивания бизнеса у фонда был, люди Богуславского каждые две недели летали в Индию, пытаясь разобраться с компаниями и с рынком. Но стартапы так и не взлетели.

Основная причина, по мнению Богуславского, в том, что Бал работал как бизнес-инкубатор: сам лишь генерировал идеи, а для их реализации нанимал CEO со стороны. «Свои уроки мы выучили. В компании должен быть основатель, готовый землю рыть, чтобы добиться успеха своего детища», — говорит Богуславский, который больше не инвестирует в компании, основатели которых не стоят у руля.

В два стартапа фонд вложил около $17 млн.

Одну компанию удалось продать, хоть и дешевле вложений, а вторая по-прежнему в его портфеле, но ее стоимость не растет так быстро, как у других инвестиций. Но Богуславский не жалеет об ошибках: «Это как бильярд. Если хочешь научиться хорошо играть, играй на деньги с сильными игроками. И ты должен проиграть какое-то количество денег, чтобы научиться». К тому же удалось лучше узнать рынок Индии и познакомиться с местными управляющими глобальных фондов. До этого фонд ru-Net был для местного рынка темной лошадкой, о его успехах в России никто не слышал.

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Беспокоит ли вас курс рубля?
Проголосовало 17298 человек

Forbes сегодня

31 мая, вторник
Forbes 06/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.