Басманная конституция: почему Россия не заплатит акционерам «ЮКОСа»

Владимир Милов Forbes Contributor
Михаил Ходорковский  Фото Gianluca Colla / Bloomberg via Getty Images
После сегодняшнего решения Конституционного суда о праве России не платить компаниям Михаила Ходорковского и его партнеров €1,87 млрд за «дело ЮКОСа» они могут добиваться компенсации лишь в национальных судах третьих стран через аресты российского имущества

До своего ареста по делу «ЮКОСа« в 2003 году Михаил Ходорковский возглавлял рейтинг богатейших россиян с состоянием в $15 млрд. В 2005 году дочерние компании Group Menatep Limited — Hulley Enterprises (Кипр) и Yukos Universal Limited (о.Мэн), которые владели суммарно 51% ЮКОСа, подали иск к России в суд Гааги с требованием взыскать ущерб на сумму $28,3 млрд. Общая сумма претензий к РФ с учетом иска пенсионного фонда «ЮКОСа» Veteran Petroleum Ltd. составляла $33,1 млрд, впоследствии сумма компенсации повышалась. В апреле 2014 года, когда Ходорковский уже был на свободе, Третейский суд в Гааге удовлетворил иск экс-акционеров ЮКОСа и обязал Россию выплатить им $50 млрд компенсаций за экспроприацию компании. В том же месяце ЕСПЧ обязал Россию выплатить бывшим акционерам ЮКОСа более €1,87 млрд в качестве компенсации за нарушение их прав при рассмотрении судами России вопросов налогообложения компании. Страсбургский суд решил, что ЮКОС не получил достаточного времени для подготовки своей защиты, что нарушило статью 6 Европейской конвенции по правам человека (Право на справедливое судебное разбирательство). В ноябре 2014 года российская сторона подала в Окружной суд Гааги три ходатайства об отмене решений по искам бывших акционеров ЮКОСа. Однако 20 апреля 2015 года Окружной суд Гааги отменил решение гаагского Третейского суда о взыскании с России $50 млрд по делу ЮКОСа. Теперь же Россия отказалась выполнять решение ЕПСЧ о меньшей сумме компенсации бывшим владельцам одной из крупнейших российских нефтяных компаний.

После полутора десятилетий издевательств над правом и конституционными нормами, ставших привычным делом в путинской России (108-е место в мире по степени независимости судебной системы по рейтингу проходящего сейчас в Давосе Всемирного экономического форума, чуть ниже Габона и Гватемалы), трудно удивляться новым неправосудным решениям российских судов. Однако решение Конституционного Суда по делу «ЮКОС против России», хоть и не является сюрпризом, тем не менее, очень примечательно как иллюстрация абсолютно неправовой модели вынесения судебных решений в нашей стране — иллюстрация, достойная учебников.

Судите сами: в разделе решения КС, формулирующем позицию по делу, по два раза употребляются слова «беспрецедентный» и «недобросовестный» и по одному разу — «изощренный», «огромный» и «эффективно», ни разу не встречающиеся в российской Конституции, на основании норм которой вроде как и должен выносить свои решения КС. Ни Конституция, ни Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде РФ» не наделяют суд полномочиями пускаться в подобные оценочные рассуждения — в соответствии с конституционным законом о Суде, КС решает исключительно вопросы права, и в своей деятельности руководствуется исключительно Конституцией и законом о КС.

Конституция РФ о налогах говорит очень лаконично (статья 57): «Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют».

Ирония в том, что решение КС по делу ЮКОСа как раз подробно объясняет, почему применение обратной силы закона в отношении нефтяной компании якобы соответствовало Конституции. Хотя недопустимость применения обратной силы — практически единственное, что Конституция конкретно говорит о налогах. Всей этой беллетристики про «недобросовестность», «огромность», «беспрецедентность», необходимость получения «огромных налоговых платежей для выполнения публичных обязательств перед гражданами России», «обязанность власти действовать в исполнительном производстве как можно более эффективно с тем чтобы противодействие недобросовестных налогоплательщиков могло быть преодолено» — ничего этого в Конституции нет. В Конституции есть только про запрет обратной силы. И как раз на него КС в своем решении наплевал, оправдав это несколькими абзацами вот такого вот лирического характера.

Это далеко не первый случай, когда КС по принципиальным вопросам идет на поводу у политической конъюнктуры вразрез с буквой и духом Конституции — достаточно вспомнить два принятых в разные годы противоречащих друг другу решения по прямым выборам губернаторов, которые КС сначала благословил, а потом изменил мнение и постановил, что Конституция прямых губернаторских выборов не предусматривает, ссылаясь на такую сугубо правовую категорию, как «изменившийся социально-исторический контекст». Правда, через несколько лет социально-исторический контекст опять поменялся, и теперь у нас какие-никакие губернаторские выборы проходят — но судьи КС при этом даже не покраснели.

Так что про правовую сторону действий КС тут все довольно ясно — этот суд давно перестал быть правовым институтом и превратился в структуру по обслуживанию интересов исполнительной власти (хотя ни по Конституции, ни по закону о КС судей вообще не должно интересовать, как исполнительная власть решает свои проблемы по «выполнению публичных обязательств перед гражданами России» и т.д.).

Вместе с тем, у всего этого дела, к сожалению, есть и другая сторона, о которой я писал на страницах Forbes еще в 2011 году, сразу по горячим следам вот этого самого решения ЕСПЧ, которое российский КС нынче отказался исполнять. Проблема в том, что юристам ЮКОСа в ходе разбирательства в ЕСПЧ странным образом не удалось доказать самое очевидное: дискриминационность дела против нефтяной компании (хотя тут все довольно ясно — другие нефтяные компании использовали похожие схемы ухода от налогов, но никто из них не получил претензий сопоставимого масштаба, всем им, в отличие от ЮКОСа, была предоставлена возможность урегулировать вопрос налоговых претензий в досудебном порядке, ни у кого не изымали крупнейшие активы по заниженной оценке в порядке исполнительного производства). Тогда все 7 судей ЕСПЧ, рассматривавших дело, единогласно проголосовали за то, что дискриминационность дела ЮКОСу не удалось доказать — и это выглядело очень странно.

Все, на чем было построено решение ЕСПЧ в пользу ЮКОСа, таким образом, — всего лишь несоответствие нормам российского налогового права (в том числе и принципу неприменения обратной силы закона). Это сразу давало российской власти преимущество — если дискриминация является базовым нарушением прав и ее отсутствие трудно доказать в случае ЮКОСа (единственной компании, столкнувшейся с отъемом собственности за налоги), то истрактовать в свою пользу мутные изгибы нашего налогового права (куда в последние годы внедрили всю вот эту «недобросовестность» и прочие оценочные категории, дающие властям возможность неправового маневра) — это российские власти могут легко.

Все это осложняло дальнейшие перспективы дела — ровно об этом я и писал в своей колонке пятилетней давности. В своем решении по делу ЮКОСа Конституционный Суд не упустил возможности сослаться на то, что ЕСПЧ в 2011 году признал наличие организованных ЮКОСом сложных схем, специально созданных для ухода от налогов. Какая-никакая, но зацепка для российских властей.

Впрочем, все это не отменяет сказанного выше: решение КС хрестоматийным образом вытирает ноги о прямые нормы Конституции, объясняя их неисполнение всякими оценочными рассуждениями по экономическим вопросам, которые судей вообще-то не касаются. После такого знакового решения добросовестные эксперты, составляющие рейтинг глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума, через год должны по идее опустить Россию сильно ниже 108-го места в мировом рэнкинге стран по степени независимости судов.

Вряд ли это решение будет иметь прямые экономические последствия, так как инвесторам с делом ЮКОСа все стало ясно еще много лет назад. Исполнения невыгодного властям решения ЕСПЧ тоже, откровенно говоря, никто не ожидал, так что и здесь наша правовая система Америки никому не открыла. Российские власти давно уже дали понять, что свой «суверенитет» международным судам не отдадут, по крайней мере по чувствительным вопросам. Акционерам ЮКОСа послал четкий сигнал: Россия не хочет платить по решениям международных судов и готова ради этого пойти на нарушение конституционных норм о приоритете международного права над национальным, так что компенсации можно добиваться лишь в национальных судах третьих стран через аресты российского имущества (как сейчас экс-владельцы ЮКОСа и пытаются делать).

Однако решение КС является важным и очень иллюстративным случаем, который четко и документированно характеризует неправовой характер функционирования всей сегодняшней российской судебной системы: здесь решения принимаются не исходя из норм права, а исходя из политической целесообразности и навороченных на это множественных неправовых оценочных категорий («эффективность», «добросовестность», «огромность» и так далее), развязывающих руки для прямого неисполнения очень конкретной прямой нормы Конституции.

Мы это и так знали, а сейчас получили очередную четкую и внятную справку об этом, которая широко разойдется по юридическому миру ввиду знакового характера дела.

Новости партнеров