Есть ли у Дональда Трампа стратегия по борьбе с исламским терроризмом | Миллиардеры | Forbes.ru
$59.39
69.92
ММВБ1942.88
BRENT50.36
RTS1029.76
GOLD1283.37

Есть ли у Дональда Трампа стратегия по борьбе с исламским терроризмом

читайте также
+75 просмотров за суткиСомнительная слава: почему Трамп не будет воевать с Северной Кореей? +20 просмотров за суткиОдиночество Трампа: бизнес бежит из Белого дома после кровопролития в Шарлоттсвилле +16 просмотров за суткиМираж или шанс? Хотин заявил о готовности саудовского принца спасти «Югру» +1 просмотров за суткиПросто бизнес: прибыль отеля Трампа в Вашингтоне на 192% превысила ожидания +1 просмотров за суткиЧутье миллиардера: «индекс страха» Уолл-стрит удвоился на фоне противостояния США и КНДР +5 просмотров за суткиВоздушная тревога: продажи бункеров в США на случай войны с КНДР выросли на 90% +3 просмотров за суткиТрамп уполномочен уступить: санкции против России как политическая неизбежность +4 просмотров за суткиFake Tower: как в Грузии строят поддельный небоскреб Трампа +1 просмотров за суткиНетрадиционное ценообразование: американский газ как предмет торга Трампа с мировыми лидерами «Документ с дефектом»: Трамп подписал закон об ужесточении антироссийских санкций Забытый флот: Пентагон купит для Трампа два Boeing 747, заказанные «Трансаэро» +1 просмотров за суткиНа два фронта: Трамп готов к санкциям и против России, и против Китая +20 просмотров за суткиВойна санкций: Москва лишила посольство США дачи в Серебряном бору +1 просмотров за суткиДжексон-Вэник в квадрате: Трампа вынуждают увековечить антироссийские санкции Почему финансовый рынок игнорирует новые антироссийские санкции У Иванки Трамп и Джареда Кушнера обнаружилась коллекция современного искусства на $25 млн Друг нефтяников: почему Трамп выбрал Хантсмана послом в Россию Даст слабину? Тиллерсон может стать первым за 35 лет госсекретарем, не проработавшим на этом посту и года И сват и брат. Как инвестор Джош Кушнер управляет миллиардным фондом в эпоху Трампа «Приставучие русские»: глава ЦРУ обвинил Москву в постоянном стремлении «насолить» Америке «Ужин шел к десерту»: Трамп раскрыл детали «тайной» встречи с Путиным

Есть ли у Дональда Трампа стратегия по борьбе с исламским терроризмом

Георгий Асатрян Forbes Contributor
Трагедия 11 сентября 2001 года в США. Фото CHAO SOI CHEONG / AP / TASS
Наибольшее количество терактов в Америке совершили выходцы из Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта, однако эти страны не попали в запретный список Трампа.  Граждане Ирана и вовсе не были замешаны в организации терактах в США. При этом бороться президент США собирается почему-то только с «Исламским государством», без учета «Аль-Каиды» и множества других группировок

Мировая общественность продолжают строить предположения относительно политики 45-го президента США Дональда Трампа. Эксцентричный бизнесмен из Нью-Йорка в 70 лет стал главой самой мощной державы XXI века. Уделяется интерес и к команде Трампа, в особенности к его «силовому» крылу. А ключевой вопрос – политика новой администрации на Ближнем Востоке и в отношении ИГИЛ. Каким она будет – вопрос открытый. Однако, исходя из заявлений главы Белого дома и наследия ключевых фигур его команды, можно обозначить некоторые тренды.

28 января Трамп подписал президентский меморандум «План уничтожения «Исламского государства Ирака и Сирии». Согласно документу, Пентагон в кооперации с другими структурами должен через 30 дней представить расширенный план «уничтожения ИГИЛ».

Стремление Дональда Трампа бороться с терроризмом, в частности с «Исламским государством», похвально. А некоторые его заявления не могут не вызывать одобрения у сторонников школы Realpolitic. Очевидно, что администрация Обамы провалила политику на Ближнем Востоке, а контртеррористический вектор не дал никаких ощутимых результатов. Помимо этого, Трамп назначил главой Пентагона высокопрофессионального военного – экс-главу CENTCOM Джеймса Маттиса. Именно это подразделение в составе армии США отвечало за планирование боевых операций на Ближнем Востоке. Генерал Маттис не только теоретик повстанческих войн, но и практик, который с автоматом в руках прошел Ирак и Афганистан. Помимо этого он автор учебника по борьбе с повстанческим движением, который изучают курсанты военной академии Вест-Пойнт.  

Меморандум, который подписал Трамп, не полный документ, а лишь черновик плана, который будет представлен в конце февраля. Однако основные направления «уничтожения ИГИЛ» прописаны в этом документе. И он нуждается в доработке.

«ИГИЛ не единственная угроза со стороны радикального исламского терроризма, с которым сталкивается США, однако оно самое агрессивное. Более того, оно стремится создать свое собственное государство, которое называет «халифатом». Переговоров с ними быть не может. По этой причине я приказываю своей администрации разработать всеобъемлющий план по уничтожению ИГИЛ», — говорится в начале меморандума.

Главным разработчиком плана является Пентагон во главе с генералом Маттисом. Однако в документе указано, что делаться это должно в кооперации с Госдепом, Министерством финансов, Министерством внутренней безопасности, офисом Директора национальной разведки и Объединенным комитетом начальника штабов и советниками президента по безопасности и контртерроризму.

Слабым местом этого документа является «зацикленность» на одной террористической организации – «Исламском государстве». Ранее, особенно в годы «войны с террором», в США ежегодно выпускался документ под названием «Стратегии по борьбе с терроризмом». Он включал общий план контртеррористической деятельности в отношении всех террористических организаций.

Трамп пошел по иному пути: идет разработка стратегии по борьбе исключительно с одной группировкой. Однако помимо ИГИЛ, на территории Сирии и Ирака (именно эти страны упоминаются в меморандуме) оперируют десятки, а то и сотни террористических организаций. Многие из них представляют угрозу Западу и США. Наиболее боеспособной и нацеленной на атаку «дальнего врага», то есть Запада, является «Аль-Каида» с многочисленными ответвлениями. Имея пятнадцатилетний опыт подготовки терактов против стран Запада, «Аль-Каида» является не менее опасной структурой, чем ИГИЛ. Именно поэтому акцент исключительно на ИГИЛ, если параллельно этому не будет создана стратегия и план по борьбе с террором в целом, может сыграть злую шутку.

У меморандума есть и другие недочеты. Борьба с терроризмом — многопрофильное явление. Это как строительство многоэтажного здания, чему Трамп посвятил многие годы своей жизни. Здесь нужно учитывать социальные, политические, экономические, гуманитарные аспекты. Когда речь идет о борьбе с ближневосточным терроризмом, важно держать в голове этнорелигиозные, межконфессиональные, племенные  и исторические аспекты. Авторы меморандума акцентируют внимание на военном факторе. Главным автором стратегии является Пентагон, остальные структуры лишь помогают писать план. В данном случае это может иметь опрометчивые последствия. Стратегия может оказаться чрезмерно «силовой», или, как говорят антропологи, в ней будет «zero anthropology», то есть информации и деталей, необходимых для работы в регионе. 

Как будет вести себя новая администрация, пока не совсем ясно. Трамп жестко и справедливо критиковал военные вторжения в Ирак и Афганистан. Можно с большой долей вероятности предположить, что он попытается избежать подобных сценариев. С другой стороны, США, даже если захотят, не смогут уйти с Ближнего Востока. Этот регион — центр современной геополитики. А на кону стоит слишком многое, интересы большого количества игроков сплетены в этом многострадальном регионе.

Это означает, что США, безусловно, сохранят присутствие на Ближнем Востоке. Будут меняться механизмы и инструменты ближневосточной политики, однако никто полностью уходить не собирается. Это глубокое заблуждение многих аналитиков, которые повторяют, что «Вашингтон уходят с Ближнего Востока».

Силовой формат, который был испробован в Ираке и Афганистане, не оправдал себя. Предвыборные заявления Трампа дают надежду на то, что он будет пересмотрен. Генерал Маттис, который на собственном опыте убедился, что присутствие стотысячного контингента в Ираке не является автоматической гарантией успеха, также должен это понимать. Однако в меморандуме превалирует силовой фактор.

Разумеется, в борьбе с террором военные методы необходимы. Однако они играют лишь вспомогательную роль. Три кита борьбы с радикалами: действия спецслужб (контрразведки и разведки), сил специальных операций (ССО) и контрпропаганда («борьба идей»). К сожалению, ни одна страна в мире так и не научилась использовать эти механизмы в правильной пропорции. В документе, подписанным Трампом, нет ни слова о контрпропаганде. На этом поле террористы полностью переигрывают и США, и Россию, и все мусульманские страны.

Приведу пример, как в одной арабской стране борются с пропагандой. На протяжении прошлого года мухабарат (спецслужбы) изымал и сжигал книги, идеологов и создателей организации «Братья мусульмане» Хасана аль-Банны или Саида Кутба. Как вы думаете, насколько это оказалось эффективно? В этом смысле ошибочным шагом администрации Трампа является запрет на въезд в США граждан семи мусульманских стран (позже этот указ был отменен американским судом). Более того, нелогичным выглядит и сам список этих государств: Иран, Ирак, Йемен, Ливия, Сирия, Сомали и Судан.

Во-первых, непонятно, чем руководствовалась новая администрация, составляя «список невъездных». Наибольшее количество терактов в Америке совершили выходцы из Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта, однако эти страны не попали в запретный список.  Граждане Ирана и вовсе не были замешаны в организации терактах в США.

Во-вторых, это решение, откровенно говоря, подарок радикальным исламистам, который уже используется в пропагандистских целях. «Запад объявил исламу и мусульманам войну! Зачем вы туда уезжаете, если они вас даже принимать не хотят! Все беды от Запада и США!» — примерно так выглядят пропагандистские клише идеологов ИГИЛ и «Аль-Каиды». Задача исламистов — лишить мирных мусульман, которых абсолютное большинство, возможность жить в мире. На Ближнем Востоке – хаос, и вербовка новых кадров не составляет большого труда. И столь несвоевременный «бан», который сформирован на религиозной основе, только на руку радикалам.

Хочется надеяться, что в конечном варианте плана по борьбе с ИГИЛ будут учтены все необходимые механизмы контртеррористической деятельности. Дональду Трампу нужно слушать советы представителей своей собственной команды, в особенности тех, у кого есть реальный опыт, а не «идеологов» и политтехнологов. Очевидно, что генерал Маттис, если бы его спросили, никогда не одобрил бы запрет, который американские журналисты уже успели назвать «мусульманским баном». А главный «идеолог» этого указа — советник президента и Стивен Бэннону —  не знает что такое контртерроризм или Ближний Востока. Но зная нрав Маттиса, его может, скажем, «занести». Трампу нужно сбалансировать «ястребов» в администрации «голубями». Одним словом, команда Трампа только формируется, а вектор восточной политики, по всей видимости, будет отражением опыта и видения его ближайшего окружения. Но важно, какого именно.