«У меня нет проблем с государством»: основатель «Яндекса» дал интервью Wired - Миллиардеры
$55.82
60.63
ММВБ1979.57
BRENT51.88
RTS1116.58
GOLD1273.60

«У меня нет проблем с государством»: основатель «Яндекса» дал интервью Wired

читайте также
+2 просмотров за суткиФАС и Google заключили мировую в споре по жалобе «Яндекса» +5 просмотров за суткиСмех и последствия: 7 самых ярких розыгрышей от российских компаний +2 просмотров за суткиРоссийские компании решили опередить власти в регулировании Big Data +3 просмотров за сутки«Яндекс» увидел риски для бизнеса в СП Сбербанка и Alibaba Корпоративный акселератор: как не стать отделом по борьбе с инновациями +1 просмотров за суткиПо следам Tencent. Что общего между Mail.ru и китайским интернет-гигантом +21 просмотров за сутки20 самых дорогих компаний рунета – 2017 +6 просмотров за сутки«Яндекс.Такси» будет возить клиентов из Шереметьево без предварительных заказов +6 просмотров за суткиЯндекс.Касса: «Мы не платежный агент». Как c 1 июля интернет-магазины будут принимать деньги? +8 просмотров за сутки«Яндекс» займется продажей билетов на автобусы Звук цивилизации: почему музыка уходит в стриминговые сервисы Схемы "Яндекса": интернет-компанию уличили в работе с "однодневками" Они нас слышат: куда развиваются речевые технологии? Нарисованный мир: “Яндекс” нашел самые популярные мультфильмы Как стартапу Today Delivery удалось выйти на рынок экспресс-доставки Андрей Стрелков: фраза “Яндекс врет” стала для нас метрикой Новостные агрегаторы могут отказаться от интернет-СМИ без регистрации После дождичка в четверг: как алгоритмы меняют метеоданные Повелители лайков: как Sidorin Lab создает репутацию в интернете Железные данные

«У меня нет проблем с государством»: основатель «Яндекса» дал интервью Wired

Фото Alexander Zemlianichenko Jr. / Bloomberg via Getty Images
Раздражает ли Аркадия Воложа, когда его компанию описывают как российский Google? «Немного», — признается он

Основатель и генеральный директор «Яндекса» Аркадий Волож дал интервью Wired, в котором рассказал о стратегии развития компании и о взаимоотношениях с российскими властями.

Сервис начал работу в России в 1997 год (« За год до Google, поэтому мы не следили за ними», — говорит Волож), однако впоследствии вышел на рынки Украины, Казахстана, Белоруссии и Турции. Тем не менее Россия остается для интернет-гиганта основным рынком, и это вызывает вопросы о связи «Яндекса» с российским государством, указывает Wired.

«У меня нет проблем с государством», — говорит Волож. «Так же, как у меня нет проблем с погодой. Что происходит, если идет дождь? Мне нужно построить сервис, чтобы избежать дождя», — продолжает он.

Тем не менее, отмечает издание, «все более авторитарная и изоляционистская политика России» оказывает влияние на бизнес «Яндекса». В октябре 2016 года вокруг Красной площади в Москве началось что-то странное, напоминает Wired: любой, играющий в Pokémon Go или пытающийся проложить дорогу в российской столице с помощью GPS, внезапно «телепортировался» в международный аэропорт «Внуково», расположенный в 29 км от Кремля.

«Они защищают себя от беспилотных самолетов или чего бы то ни было», — прокомментировал это Волож. «Я не знаю, почему они это делают, но у них есть своя повестка дня», — добавляет он.

В апреле 2014 года президент России Владимир Путин заявил, что интернет является «проектом ЦРУ», и намекнул, что «Яндекс» контролируется внешней разведкой, говорится в публикации. «Да, наши акции упали на 20%», — говорит Волож. Он объясняет, что гнев Путина, казалось, был направлен на международный состав совета «Яндекса» (в который входят граждане США, Швейцарии и Нидерландов). «Я не думаю, что мы под контролем, я надеюсь, что это не так», — продолжает он.

Тем не менее в сложном российском технологическом секторе «Яндекс» очень успешен: в мае 2011 года компания разместила свои бумаги в Нью-Йорке и привлекла $1,3 млрд. В июне 2014 года она была зарегистрирована на Московской бирже, а в последние годы открыла офисы в Китае, Франции, Германии, Нидерландах, Швейцарии и Турции. Все возрастающие перспективы «Яндекса» на международных рынках отчасти помогают интернет-корпорации защититься от российской волатильности, поясняет Волож, но это также показатель того, что услуги компании могут быть успешными в других странах. «Да, российское государство существует, и у него своя повестка дня, мы развиваемся вокруг нее», — заключает Волож.