Любовь и инвестиции: 10 вопросов миллиардеру Лену Блаватнику о кино

Марина Наумова Forbes Contributor
Лен Блаватник во время частного обеда на борту Одессы II в Каннах. Фото Dave Benett / Getty Images for The Weinstein Company
Бизнесмен посетил открытие Московского международного кинофестиваля и поговорил с Forbes о своем вкладе в киноискусство

Миллиардер, меценат Леонард Блаватник ($20 млрд по версии Forbes) нечасто бывает в Москве, но церемонию открытия 39-го Московского международного кинофестиваля он посетил. Основатель инвестиционной компании Access Industries, которая является акционером продакшн-компании «Амедиа» и онлайн-платформы Amediateka, инвестирует в кино не потому что это прибыльный бизнес, а из любви к нему. Любимый фильм Блаватника — «День сурка»: в этом году он вложил деньги в постановку одноименного бродвейского мьюзикла. В ожидании показа фильма открытия фестиваля — второй части индийской фэнтази драмы «Бахубали: Завершение» — в кинотеатре «Россия» Леонард Блаватник ответил на несколько вопросов Forbes.ru.

Видите ли вы перспективы появления институциональных инвесторов в кино в России?

Мы инвестируем через «Амедиа», «Амедиатеку», но больше в телевидение. В кино — штучно. В кино сейчас много кто инвестирует — Глеб Фетисов, например. Он же поддерживает артхаус.

Но он это делает как инвестор или просто потому что любит кино?

Я думаю, что исключительно как инвестор, то есть, зарабатывать деньги, ты в кино не пойдешь. Ты должен любить кино или какую-то жизнь вокруг кино — это главное. Потому что как бизнес кино не приносит денег. Я бы сказал, что это не бизнес вообще. Причем, не только в России. Мы вкладываем в развитие платформы «Амедиатека», в сериалы и в особых случаях — в кино. Например, фильм «Т-34», который мы делаем вместе с «Марс Медиа».

А какой процент ваших инвестиций направлен именно на индустрию аудиовизуального контента?

А музыку считать? Например, инвестиции в Spotify?

Аудиовизуальный кино, телесериалы.

Очень мало.

В процентном соотношении?

Ну, 5%. Это много! (смеется).

А сколько из них в ноль или что-то зарабатывает?

Если они немножко зарабатывают, то я уже доволен. Я не рассматриваю это в качестве основной инвестиционной деятельности, потому что как инвестиционная деятельность это не работает.

А почему вкладываете?

Я люблю вкладывать в молодежь, в таланты. В России, я знаю, очень много талантов. Я люблю это поддерживать и развивать. В первую очередь на телевидении, в кино тоже и в театр. Но это больше спонсорство.

Меценатство…

Да, это больше меценатство.

Сейчас очень много говорят о том, что в России появилась ощутимая новая волна в кино — много новых людей, новых продакшн-компаний…

Это просто здорово. Я так думаю, чем больше, тем лучше. Потому что в этом котле, в этом супе талантов разных возрастов, разных бэкграундов, появится что-то очень интересное мирового уровня, я уверен.

А вы уже кого-то замечаете? Имена, компании?

Я не буду говорить, потому что это вызовет ревность у кого-то, кого я забыл. Много молодежи. Я сам с ними встречаюсь, есть очень талантливые люди. Очень важно, чтобы были сценаристы, которые бы отражали интересы молодежи и общества сегодня. Я думаю, что есть нехватка именно этого.

То есть какая-то молодежная драма, сериал, вам с точки зрения инвестиции была бы интересна?

Конечно. Мы уже смотрели.

А что конкретно?

Не могу сказать.

Читайте также интервью Глеба Фетисова: «Звягинцев, при всем своем творческом таланте, образец пунктуальности»

Новости партнеров