«Лукойл» vs «Роснефть»: 26 лет спустя | Forbes.ru
$58.61
69.14
ММВБ2160.16
BRENT62.97
RTS1159.11
GOLD1291.50

«Лукойл» vs «Роснефть»: 26 лет спустя

читайте также
+2355 просмотров за суткиНапряженный график. Сечин не явится в суд над Улюкаевым до конца года +3669 просмотров за суткиРаспродажа на $35 млрд: Суверенный фонд Норвегии избавляется от акций нефтегазовых гигантов +2154 просмотров за суткиВ Сибири с Медведевым: Сечин в третий раз пропустит суд над Улюкаевым +1748 просмотров за суткиРаскулачивание «Газпрома». Почему его конкуренты хотят реформировать газовую отрасль +434 просмотров за суткиСаудиты меняют ландшафт мировой экономики +338 просмотров за суткиНефтяной марафон. 10 стран-лидеров по экспорту «черного золота» +155 просмотров за суткиСухой паек: нефтегазовые гиганты не могут найти альтернативу западному финансированию +122 просмотров за суткиСвидетель в командировке. Сечин вновь не пришел в суд над Улюкаевым +91 просмотров за суткиS&P признало дефолт Венесуэлы в валюте. Что это значит для «Роснефти» +303 просмотров за сутки4% и $44 за баррель: ЦБ ждет ускорения инфляции и снижения цен на нефть в 2018 году +188 просмотров за суткиНеуловимый Сечин: глава «Роснефти» не явился в суд по делу Улюкаева +62 просмотров за суткиЗа дымовой завесой. Как утилизация углекислого газа изменит мир +83 просмотров за суткиЭтический вопрос. Что не так с отчетом аналитиков Sberbank CIB по компании «Роснефть» +30 просмотров за суткиСвидетель обвинения. Суд вызовет Сечина на процесс по делу Улюкаева +14 просмотров за суткиПосле ареста: как антикоррупционная кампания в Саудовской Аравии заставила вырасти цены на нефть +69 просмотров за суткиПрерванная связь. Как дорожающая нефть повлияет на курс рубля +52 просмотров за суткиАналитика или политический ход: что стоит за отчетом Сбербанка о «Роснефти» +13 просмотров за суткиГеография цен. В каких странах дешевле всего добывать нефть +8 просмотров за суткиБезумство храбрых. Как американцы инвестировали в добычу нефти в Иракском Курдистане +8 просмотров за суткиА если снова кризис? Минфин занижает расходы и будущие доходы бюджета +23 просмотров за суткиСимволический жест. Кого испугают американские санкции по российским энергетическим проектам

«Лукойл» vs «Роснефть»: 26 лет спустя

Михаил Козырев Forbes Contributor
Вагит Алекперов Фото Luke MacGregor / Bloomberg via Getty Images
Бывший заместитель главы Миннефетегазпрома СССР Вагит Алекперов умеет отстаивать независимость своей компании

Официальной датой своего рождения Лукойл, крупнейшая частная нефтяная компания России, считает 25 ноября 1991 года, когда Геннадий Бурбулис, вице-премьер ельцинского правительства, подписал соответствующее постановление. Впрочем, сама идея создать отдельный концерн из ключевых активов будущего «Лукойла» родилась за год до этого. Ее автором был тогдашний замминистра нефтяной и газовой промышленности СССР Вагит Алекперов. 

Создание отдельной структуры далось Алекперову непросто. Сегодня, спустя четверть века с лишним, самостоятельность «Лукойла» опять под угрозой. В интервью Financial Times глава и крупнейший акционер «Лукойла» Вагит Алекперов вынужден был пространно объясняться, почему его компания и дальше будет оставаться частной и почему нет угрозы поглощения ее «Роснефтью».

Мол, у государственной нефтяной компании и ее главы Игоря Сечина попросту нет механизмов, которые бы позволили купить «Лукойл» при отсутствии у ее владельцев желания продать свои пакеты. По словам Алекперова, главе «Роснефти» Игорю Сечину «приходилось покупать лишь те активы, которые были доступны для продажи». «ТНК была продана акционерами. «Башнефть» выставили на продажу. Но не «Лукойл», — заявил Алекперов. «Не существует другого механизма покупки, если мы не продаемся», — объяснил он.

Эти комментарии, естественно, ситуацию не успокоили, а скорее, наоборот. Слухи о возможном поглощении «Лукойла» «Роснефтью» ходят давно. И Алекперов не ленится их регулярно опровергать. В 2013 году, когда компания Сечина закончила поглощение ТНК-BP и намечала следующее направление экспансии, глава «Лукойла», к примеру, заявил: «Нам не поступало официальных предложений [от «Роснефти»], не было и переговоров. Потом, компания «Лукойл» не продается — я постоянно это повторяю. Кто хочет купить пакет акций «Лукойла» — он всегда может пойти на биржу». И тем не менее тема угрозы от «Роснефти» регулярно всплывает.

История «Лукойла» – это история доброй десятой части нефтепрома СССР, которую сумели приватизировать один из заместителей союзного министра и группа его единомышленников. Перечень активов «Лукойла» был утвержден осенью 1992 году, когда Борис Ельцин своим указом определил контуры будущего устройства отрасли. Предполагалось, что крупнейшим игроком здесь будет госпредприятие «Роснефть», а конкуренцию ей составят частные «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и ЮКОС.

Дальнейший ход событий определила специфика российской политики в 1990-е годы. Появилась «Тюменская нефтяная компания», выделенная за счет активов «Роснефти» и приватизированная в пользу хозяев Альфа-Банка. От государственной нефтяной компании отпочковалась и «Сибнефть», созданная Борисом Березовским и Романом Абрамовичем. В ЮКОСе контроль перехватил Михаил Ходорковский и его люди.

Тогда в обмен на поддержку Ельцина на выборах 1996 года нарождающийся крупный частный капитал был допущен к разделу государственной собственности, в том числе и в сфере ТЭК. Вагит Алекперов на фоне этих «младонефтяников» выглядел человеком старой формации. Тем не менее олигархический уклад новой России оказался для него вполне комфортным. В 1997 году американский Forbes включил Алекперова в свой список богатейших. Его состояние было оценено в $1,4 млрд.

Президент компании «ЮКОС» Сергей Муравленко и президент компании «Лукойл» Вагит Алекперов (справа) во время открытия завода «ЮКОРТ».

После кризиса 1998 года, избрания Путина и начала роста мировых цен на нефть российские нефтяники взяли курс на «легализацию». Компании раскрыли собственников, разместили акции на биржах, старались быть похожими на западные аналоги и заботились о капитализации. «Лукойла» чуть позже, чем ЮКОС, но путь этот прошел. В 2004 году, когда российский Forbes составил первый рейтинг богатейших, Вагит Алекперов был помещен на 10-е место с оценкой стояния в $3,9 млрд.

Жизнь шла дальше, и «олигархическая» нефть в России кончилась со вторым сроком Путина. «Сибнефть», ЮКОС были национализированы. Затем подошел черед и ТНК, поглощенной «Роснефтью». Последней до сих пор остановкой на пути национализации нефтянки стала скандальная покупка «Башнефти».

Что осталось в частном секторе? «Лукойл» и «Сургутнефтегаз» (если не считать «мелочь» и считать государственной «Татнефть», находящуюся контролем правительства Татарстан). Примерно так все и было запланировано тем самым указом Ельцина, которым была нарезана структура российского нефтепрома. Тот расклад был удобным для Алекперова. Он, собственно, и был одним из авторов  концепции документа.

В 1995 году в одном из своих первых интервью Вагит Алекперов так описывал историю создания «Лукойла»: «В теперь уже далеком 1990 году, когда был принят закон о государственном предприятии и началось реформирование министерств, я предложил тогдашнему главе Миннефтегазпрома СССР Филимонову концепцию создания корпорации на базе этого министерства, и он в основном одобрил ее. … В принципе идея была та же, что у Черномырдина, который незадолго до того создал концерн «Газпром».

Однако создать «нефтяной Газпром», по словам Алекперова, не удалось. Мол, чиновники разных министерств не смогли договориться. «Поэтому в том же году родилась мысль создать концерн с ограниченным числом участников», — вспоминал Алекперов. Эта мысль была реализована, хотя и не без сопротивления. «Я тогда в разных инстанциях подвергся резкой критике за то, что «разрушаю отрасль». Но мы устояли», — говорил Алекперов.

С тех пор прошло без малого три десятилетия. История, сделав виток, вновь вернула российскую нефтянку в состояние, когда главный игрок – государственный концерн. Отличия, конечно, есть: КГБ на излете существования СССР не внедрял столь явным образом своих генералов в руководящий аппарат нефтепрома и избегал демонстративных спецопераций. Да и доходы руководящих сотрудников тогдашней индустрии с нынешними не сравнить. Но нерв противостояния тот же.

Сохранит ли самостоятельность «Лукойл» в этот раз? Аргументы в пользу существования нескольких конкурирующих нефтяных компаний нынешний глава «Лукойла» отточил еще с тех времен, когда в здании Министерства нефтяной промышленности на Софийской набережной (там сейчас главный офис «Роснефти») в качестве замминистра собирал на совещания глав добывающих предприятий. И он прекрасно помнит, каким образом в свое время была торпедирована идея создания единого государственного «нефтеконцерна».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться