Тяжелая наследственность: как передать детям крупный бизнес

Forbes
Олег Царьков Forbes Contributor, Алексей Станкевич Forbes Contributor, Алексей Анищенко Forbes Contributor
Фото Getty Images
Капитализм в России сравнительно молод, но уже успело сформироваться поколение предпринимателей, готовых передать свой бизнес детям. Как при этом не переругаться с партнерами и членами семьи?

Преемственность в России: кто виноват и что делать?

За прошедшие 25-30 лет в России снова сформировался институт частной собственности, который был забыт на время советского периода. Однако он потребовал и новых подходов, к которым оказались готовы далеко не все владельцы капитала. Оказалось, что правовое поле также нуждается в более активном обновлении.

Владельцам крупного частного капитала в России сегодня требуется не только прозрачный переход права собственности на активы, но и (и иногда даже в первую очередь) подконтрольность и предсказуемость управления семейным делом, которую наследники не всегда способны обеспечить в силу возраста, образования или желания. Однако радует, что возможности гибкого планирования и юридически правильно оформленного наследования и преемственности, доступные в различных форматах для мирового бизнес-сообщества, постепенно приживаются и в нашей стране.

По оценке Бостонского колледжа, в США в ближайшие годы будет передано и разделено между преемниками от $40 до $60 трлн, причем 88% из них уйдет представителям 20% богатейших семей. Согласно исследованию Global Wealth 2017 от Boston Consulting Group, в России насчитывается около 1100 семей с состоянием более $100 млн. При этом, по нашей оценке, около 70% этого состояния приходится на основной актив, оценка которого зачастую субъективна и зависит от степени вовлечения владельца в дела. Большинство крупных бизнесменов с таким состоянием – первое поколение предпринимателей, начавшее бизнес в 1990 годы, их средний возраст составляет примерно 60 лет. Так что вопросы наследования и преемственности для них становятся актуальными.

Есть примеры непростой передачи активов наследникам: банк «Возрождение», «Росинка», ИНГЕОКОМ. В каждом кейсе свои особенности, но они позволяют выделить наиболее частые проблемы:

  • регулирование отношений с партнерами;
  • медиация отношений внутри семьи и с другими потенциальными наследниками;
  • взаимодействие с менеджментом, определение его мотивации;
  • защита периметра наследства и выстраивание отношений с ответственными исполнителями;
  • устойчивость имеющихся у собственника бизнеса филантропических проектов в отсутствии учредителя

Очевидно, что большинство этих вопросов выходит далеко за рамки юридического сопровождения и требует комплексного решения, затрагивая вопросы семейных отношений, бизнес-планирования, управления ожиданиями и рисками. По данным обзора Центра исследования благосостояния и филантропии бизнес-школы Сколково:

72% собственников в России создавали бизнес вместе с партнерами, а это потенциально может привести к тому, что отношения между ними (зачастую неофициальные или не закрепленные юридически) перерастают в корпоративные конфликты в случае смены одного из партнеров на его наследников.

57% обеспеченных россиян имеют троих и более детей, а это говорит о том, что дробление активов будет происходить между большим количеством наследников, что, учитывая разный уровень их подготовки и мотивации, часто приводит к появлению бизнес-конфликтов и разрушению как стоимости активов, так и человеческих отношений внутри семьи.

У 69% собственников есть дети школьного возраста, а это означает, что они, с одной стороны, имеют право на обязательную долю в наследстве, с другой – с этой долей никто, включая здравствующих родителей, не может ничего сделать без согласования с органами опеки.

56% владельцев крупного бизнеса планируют жить в России, еще 28% будут решать, исходя из ситуации, в первую очередь ориентируясь на вопросы стабильности, предсказуемости правил и возможности поддержки близких.

84% собственников хотели бы оставить свое благосостояние или его большую часть членам семьи.

Указанные ситуации могут стать критическими не только для бизнеса, но и, что важнее, для отношений между близкими и родными людьми, вовлеченными в конфликты. Большинство из спорных ситуаций не решаются юридическим инструментарием, а требуют пересмотра персональной стратегии, отношений с партнерами и родственниками, переоценки собственного отношения и своей роли в бизнесе и рядом других вопросов. Подходить к обсуждению преемственности стоит в первую очередь как к комплексному процессу планирования своей жизни, пересмотра бизнес-стратегии и переоценки отношений с близкими людьми.

Помимо индивидуальной работы с собственниками бизнеса и наследниками, крайне важно скоординированное взаимодействие на государственном и частном уровнях. Есть несколько моментов, которые можно отнести к категории фундаментальных.

  • Популяризация темы планирования преемственности, образования населения, создания культуры и «моды» на вопросы наследования как среди бизнес-сообщества, так и в более широких кругах
  • Использование доступных механизмов в бизнесе (корпоративное управление, отношения с партнерами, обеспечение ликвидности), филантропии (источники финансирования, партнеры-единомышленники) и семейных отношениях (завещание, брачный договор, наследственный фонд, международные инструменты) для минимизации рисков конфликтов и обеспечения предсказуемости
  • Осмысленный и системный подход к подготовке преемников и наследников
  • Продолжение реформы регулирующего вопросы наследования российского законодательства, в том числе об опеке, которая бы учитывала новые вызовы, связанные с переходом бизнес-активов к несовершеннолетним наследникам.

В то же время российское наследственное право пока не предоставляет владельцам капитала достаточной гибкости для долгосрочного планирования. В частности, передача активов по наследству происходит в течении определенного времени с момента смерти собственника. Получается, что возможность отложить передачу активов наследникам по времени отсутствует. Кроме того, сегодня весьма ограничены возможности «привязывать» передачу активов к событиям: достижению определенного возраста, получению образования или профессионального опыта и многим другим, привычным, например, для западной правовой практики.

Подобные вопросы призван решить формат наследственного фонда (появится в сентябре 2018 года), однако он может быть создан только посмертно. То есть у собственника не будет возможности прижизненного контроля за действиями назначенных им душеприказчиков или управляющих. К тому же многие сферы законодательства еще должны претерпеть изменения, чтобы использование фонда стало эффективным и целесообразным.

Казалось бы, ситуация выглядит безысходной. Однако, есть позитивные подвижки. Собственники активов все четче понимают важность вопросов планирования передачи бизнеса, государство начинает осознавать, что защита активов – один из важных фундаментальных элементов развитой и цивилизованной экономики, а эксперты (юристы, финансисты, независимые управляющие активами), глубже погружаются в тему, изучают лучший зарубежный опыт и российское правовое поле, заодно, участвуя в его обновлении.

Новости партнеров