Богатство Поднебесной. Миллиардер Брюс Флэтт инвестирует в альтернативную энергетику Китая
Брюс Флэтт / Фото Brett Gundlock / Reuters

Богатство Поднебесной. Миллиардер Брюс Флэтт инвестирует в альтернативную энергетику Китая

Антуан Гара Forbes Contributor
Брюс Флэтт Фото Brett Gundlock / Reuters
Миллиардер уверен, что Китай — самое перспективное место для инвестиций, поэтому планирует установить солнечные батареи на китайских складах и постепенно выбрать другие инвестпроекты, которые принесут ему прибыль

Когда речь идет о Китае, новостная лента пестрит заголовками о тарифах, торговле и Трампе. Мировые финансовые рынки растут или падают после каждого твита. Поэтому неудивительно, что миллиардер Брюс Флэтт, глава канадской компании Brookfield Asset Management, привлек к себе внимание в конце марта, когда сообщил, что собирается установить солнечные батареи практически на всех крышах ведущего оператора логистических складов в Китае.

GLP, сооснователем которой является предприниматель Мин Чжи Мэй, не слишком известна в США. Но когда товары перемещаются в Китае и других развивающихся странах, они с большой вероятностью проведут некоторое время на складах GLP. Компания управляет почти 700 млн квадратных футов логистического пространства по всему миру, причем половина площадей находится в Китае. С точки зрения площадей это почти такой же крупный оператор^ как Prologis, лидирующая компания Северной Америки, чья рыночная капитализация составляет $33 млрд. Brookfield использует крыши GLP для создания распределенной сети солнечных батарей, предназначенной для растущих промышленных мегаполисов Китая на восточном побережье — например, Шаньдун, Хэфэй, Гуанчжоу, Нанкин, Нинбо, Янчжоу. Хотя совместное предприятие при равном участии партнеров не привлекло внимания прессы, ожидания от его потенциала высоки.

Предполагается, что совместное предприятие охватит 300 млн квадратных футов площади и в конечном счете позволит произвести 1 гигаватт энергии для городов, где ощущается дефицит электричества. Вероятно, на создание предприятия будут направлены сотни миллионов долларов частного капитала и еще большие суммы в форме долгового финансирования, но заявленная цель Brookfield и GLP — укрепление позиций на рынке. Доля GLP на рынке логистических услуг Китая составляет менее 10%, Brookfield — один из ведущих мировых игроков в отрасли возобновляемых источников энергии, а Китай — его крупнейший неохваченный рынок. По мере того, как страна отходит от добычи угля и выстраивает энергетическую инфраструктуру, Brookfield делает ставку на распределенную выработку как на ключевой источник энергии.

Это предприятие — лишь часть новых трендов. Некоторые из богатейших инвесторов мира, как Brookfield, готовы сделать крупные ставки на Китай.

Гигантская управляющая компания Флэтта стоимостью $285 млрд вливает свои средства в артерии глобальной экономики. Офисные башни, торговые центры, порты, железные дороги, энергетические установки, шоссе, солнечные и ветряные электростанции и трубопроводы — повсюду от Северной Америки до Европы, Бразилии, Индии и Австралии. В 2017 году компания осуществила инвестиции в размере $10 млн в Бразилии и Индии, закрыв сделки, заключенные, когда иностранный капитал покидал обе страны. По мере замедления экономического роста этих стран в запасе у Brookfield остаются порт стратегического значения, трубопровод и офисная инфраструктура. Но это может быть мелочью по сравнению с Китаем.

«Невероятно, сколько Китаю удалось сделать за последние двадцать пять лет», — недавно сказал Флэтт Forbes. Хотя официальные показатели валового внутреннего продукта показывают, что экономический рост в Китае замедляется, что иногда вызывает беспокойство у инвесторов, Флэтта привлекают новые возможности. Экономист Джим О'Нил недавно подсчитал, что в 2017 году общий объем производства достигнет $12,7 трлн, что на $1,5 трлн больше, чем в 2016 году. По данным Всемирного банка, со времени кризиса ВВП на душу населения в Китае вырос втрое.

С точки зрения роста населения и ВВП, Китай станет одним из ведущих игроков, рассказывает Флэтт, в целом, экономический переход Китая был выполнен настолько продуманно, что сейчас это благоприятное направление для наших вложений.

Примерно 1% активов Brookfield (несколько миллиардов долларов) сейчас инвестированы в Китае. Теперь ситуация изменится. По словам самого Флэтта: «Суть в том, что, по моему убеждению, через двадцать пять лет треть нашего бизнеса будет в Китае». Если Китай сейчас находится на той стадии развития, когда отношение к иностранному капиталу становится все более позитивным, компания готова действовать. Флэтт поясняет: «Мы потратили почти пятнадцать лет на построение нашего бизнеса в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сейчас мы наконец можем чего-то добиться в Китае».

Новая региональная электростанция

Brookfield пришел в этот регион после приобретения австралийского Multiplex за $3,8 млрд в 2007 году — сделки, благодаря которой канадская компания получила контроль над крупным строительным бизнесом и офисной недвижимостью общей стоимостью примерно $6 млн в таких городах, как Сидней и Перт. Во время кризиса он приобрел Prime Infrastructure, под управлением которой находились активы вроде крупнейшего в мире угольного терминала и десятков портов.

Австралия оказалась не только источником удачных сделок, но и опорной точкой продвижения Brookfield в Азию. Сейчас Brookfield ведет деятельность во множестве стран. При участии партнеров он скупал все что угодно — от крупнейших контейнерных и автомобильных портов до долей в гигантских объектах недвижимости в центре Сеула и Шанхая. Япония с ее многочисленными семейными компаниями тоже оказалась в центре внимания.

Стюарт Апсон, руководитель подразделения Brookfield в Азиатско-Тихоокеанском регионе, присоединился к компании в ходе сделки по поводу Prime и стал ключевым менеджером по мере того, как объем активов увеличивался, а число сотрудников перевалило за 10 000 человек. В 2013 году он координировал первые попытки Brookfield напрямую инвестировать, поначалу через поиск партнеров. Первая сделка Brookfield была заключена при участии миллиардера Винсента Ло и Shui On Land, девелопера Синьтяньди, центра развлечений Шанхая. Компания заплатила примерно $750 млн за 25% Shui On. Помимо Синьтяньди, Shui On осуществила несколько крупных гринфилд-проектов, наиболее значимые из которых расположены неподалеку от аэропорта Шанхая. Затем компания пришла в Китай, когда Апсон открыл офис в Шанхае и в течение трех лет создал команду специалистов по внутренним инвестициям, чтобы изучить имеющиеся возможности. Сейчас в офисе Brookfield в Шанхае работает 150 сотрудников, из них тридцать занимаются инвестированием. В результате недавнего приобретения производителя солнечной энергии TerraForm Global к компании присоединились еще примерно сто сотрудников, которые займутся развитием совместного проекта с GLP.

Апсон говорит, что Brookfield старается выбирать объекты инвестирования, которые отвечают его экспертизе и политике Китая. Возобновляемые источники энергии всегда были очевидным направлением, если принять во внимание бизнес Brookfield по возобновляемым источникам энергии, зарегистрированный на Нью-Йоркской бирже. «Энергоузлы на восточном побережье Китая — это рынки, где спрос сейчас превышает предложение, и восполнить дефицит достаточно быстро не удается. Придется решать эту проблему с помощью передаточной инфраструктуры и с помощью распределенной выработки, — говорит он. — Вот так мы и пришли к выводу, что для нас лучшим способом попасть на китайский рынок возобновляемых источников энергии станут инвестиции в распределенную выработку электроэнергии через солнечные батареи на крышах и любые другие доступные нам компактные способы получения энергии».

Речь идет не только о возобновляемых источниках энергии, но и о недвижимости и частном капитале, где Brookfield убежден в своей способности наращивать крупные активы с высокой стоимостью и управлять ими. Инфраструктура может занять больше времени, потому что в планах развития приватизация таких активов часто стоит на последнем месте.

«Раньше китайский рынок стремительно рос, и обычно мы с осторожностью относимся к подобным явлениям, — говорит Флэтт. — Сейчас китайская экономика становится более похожей на экономику развитых стран. Возможности для инвестирования в большей степени основаны на стоимости активов и операционной составляющей», — добавляет он. Как бывалый менеджер, поработавший повсюду, от Всемирного финансового центра в Нью-Йорке до Кэнэри-Уорф в Лондоне, Флэтт говорит: «Наши операционные навыки могут быть чрезвычайно полезны для компаний этой страны».

Тема торговых войн и тарифов скорее всего сохранит свою актуальность в обозримом будущем. Неважно, Brookfield или другие крупные менеджеры по управлению активами вроде Blackstone, KKR, Carlyle, JPMorgan и BlackRock проявляют интерес к долгосрочным инвестициям в Китае, у этой истории есть и вторая сторона.

«Через тридцать пять лет половина глобального ВВП будет приходиться на Азию, а половина — на западную экономику, — говорит Флэтт. — Мы верим, что Китай — отличное место для инвестиций».

Перевод Натальи Балабанцевой

Новости партнеров