Деньги для Вексельберга. Кто заплатит за спасение миллиардеров от санкций
Виктор Вексельберг и Дмитрий Медведев / Фото Екатерины Штукиной / ТАСС

Деньги для Вексельберга. Кто заплатит за спасение миллиардеров от санкций

Виктор Солнцев Forbes Contributor
Виктор Вексельберг и Дмитрий Медведев Фото Екатерины Штукиной / ТАСС
Почему правительству придется помогать олигархам и их компаниям, попавшим под санкции, и какую цену за это заплатит российская экономика

Осталось меньше двух недель до срока, объявленного 6 апреля в новом санкционном списке Минфина США. До 5 июня должны быть завершены все контракты американских компаний с фигурантами списка, среди которых оказался и владелец «Реновы» Виктор Вексельберг.

Как известно, он сразу обратился к Дмитрию Медведеву за поддержкой в связи с тяжелым положением своей компании. В программе мер поддержки собственных активов, разработанной группой «Ренова», значатся финансовые, организационные и запретительные мероприятия. Сколько это все будет стоить российской экономике?

Финансы поют романсы

Наиболее важной задачей становится рефинансирование кредитов на €820 млн, взятых под залог 26,5% акций UC Rusal. Из-за санкций со стороны США резко снизилась стоимость компании партнера Виктора Вексельберга — Олега Дерипаски, что активизирует риски margin calls по выданным кредитам.

Компания UC Rusal — крупнейший в мире производитель алюминия — столкнулась с запретами на заключение контрактов о поставках продукции американским компаниям, а также с прекращением обслуживания долларовых платежей даже за уже отгруженный металл. Если стоимость заложенных акций станет меньше невыплаченной суммы кредита, то кредитор имеет приоритетное право требования на акции компании, предоставленные в залог, и становится мажоритарным владельцем существенной доли бизнеса в 26,5%.

В соответствии с принципами корпоративного управления, новый владелец имеет право ввести в состав совета директоров UC Rusal своих людей, а, следовательно, получить контроль в управлении и полный доступ к информации. Также новые члены органов корпоративного управления могут пересмотреть стратегические документы, провести ревизию деятельности компании и структуры владельческого контроля, а также предложить свою кандидатуру в исполнительные органы компании — вплоть до смены президента.

Компания нуждается в помощи государства по рефинансированию кредитов и облигаций на сумму до 300 млрд рублей, включая субсидирование ставок и государственные гарантии. Так как санкционная борьба только начинается, если новые санкции распространятся на юрлица, то и они не смогут обслуживать долги. В условиях ограничения и полного прекращения внешнего финансирования вся группа компаний «Ренова» превращается в гору долговых обязательств.

Спасение миллиардеров

Кто будет платить по обязательствам частного лица, являющегося олигархом и международным инвестором?

Источники уже найдены, как сообщили руководители страны, но пока непонятно, какие именно. Назван банк, который осуществит финансовую поддержку на коммерческих условиях — это Промсвязьбанк, недавно прошедший процедуру санации в Фонде консолидации банковского сектора ЦБ. Он же будет помогать и другим предприятиям, попавшим под санкции, в том числе оборонно-промышленному и нефтегазовому комплексу.

Откуда в банке появятся деньги, если их там не было? По межбанковским договорам инфраструктурный банк Внешэкономбанк (ВЭБ) направляет на счета ПСБ средства на условиях межбанковского кредитования по ставкам не ниже ключевой, регулируемой Центробанком (ЦБ), которая сегодня равна 7,25%. Позволит ли регулятор ВЭБу совершить операции, которые изначально являются «токсичными» и выдавать потенциально невозвратные кредиты? А там еще олимпийские долги не погашены… Должники — те же, что и в санкционном списке.

Есть ли деньги в бюджете, если на 2018 год был запланирован дефицит в 1,6% ВВП или 1,8 трлн рублей? Здесь стоит учитывать, что расчет бюджета на этот год проводился при цене нефти $41 за баррель, а недавно она подскочила выше $70 за баррель в результате выхода США из иранской ядерной сделки.

Следовательно, уже можно пересчитывать бюджет на 2018 год с уверенностью, что дефицит сменится профицитом даже при прогнозной цене выше $60 за баррель. И тогда можно существенно увеличить расходы на антисанкционную и антикризисную поддержку компаний, ставших неэффективными вследствие американских и европейских санкций.

Дополнительные деньги в бюджете могут появиться от повышения эффективности ФНС по собираемости налогов и сборов с граждан и малого бизнеса, от повышения пенсионного возраста, от увеличения налогооблагаемой базы и ставок. Главное, чтобы деньги появились изнутри, так как внешнее финансирование будет перекрыто надолго и основательно.

Таким образом, чтобы не потерять контроль над инфраструктурными предприятиями, в которых крупные пакеты обыкновенных акций принадлежат иностранным фондам, заложившим свои бумаги для получения долгосрочных кредитов в зарубежных банках, государству придется помогать олигархам и госкорпорациям. Среди таких получателей помощи не только UC Rusal и «Норникель», но и «Роснефть», кризис в которой может стать значительно сложнее и масштабнее, особенно после срыва сделки по продаже 19,5% акций компании.

Запреты и разрешения

Самым оригинальным в перечне мероприятий для поддержки группы «Ренова» является запрет импорта газированной и минеральной воды. Дело в том, что «Байкал холдинг», принадлежащей Виктору Вексельбергу, торгует легендарной водой озера «Байкал» в промышленных объемах, экспортируя ее в страны юго-восточной Азии, в основном в Китай.

Если внешние потребители откажутся от поставок, опасаясь санкций США, то возникнут проблемы и с «водяным» бизнесом. Придется искать внутреннее потребление в России, а наша минералка бьет из-под земли в любом месте, где пробурена скважина. Говорят, что некоторые производители воды не бурят скважин вовсе, если есть подключение к водопроводу.

Так что найти экономически эффективное решение для «водяной» логистики из далекой Сибири в европейскую часть страны будет непросто, а без запретов и передела «водяного» рынка — вовсе невозможно. Понятно, что высокая маржинальность легко превращается в убыточность, что приведет к банкротству «Байкал Холдинга» с его долговыми обязательствами.

Еще группа «Ренова» предложила ввести заградительные пошлины для всех конкурентов своих производственных компаний — новочебоксарского «Химпрома», Уральского турбинного завода. Вексельберг также предложил внести 5-процентную премию «за риск инвестирования в компании под санкциями» в тарифы компании «Аэропортов регионов». Наконец, «Ренова» просит содействия и преференций в получении госзаказов для своих промышленных и девелоперских активов, а также различных таможенных льгот.

Угроза для всех

К чему готовиться «Ренове», UC Rusal, «Норникелю», «Роснефти» и другим «голубым фишкам», а также регионам России, где работают эти предприятия, по мере нарастания санкционного давления?

Как минимум — к изоляции иностранных активов, блокировке счетов, потере управления оффшорными активами, техническим дефолтам по обязательствам, потере основных клиентов и поставщиков оборудования. Как максимум — к сворачиванию масштабных инвестиционных проектов, в том числе и нефтегазовых, к потере ключевых поставщиков современного оборудования и технологий, к убыткам, а затем и к банкротству градообразующих предприятий, к повышению уровня безработицы и росту социальной напряженности.

Чтобы спасти от кризиса инфраструктурные предприятия, власти могут провести традиционную операцию по переводу убыточных предприятий в государственную или частно-государственную собственность.

Можно также осуществить финансовую поддержку по линии Промсвязьбанка, так вовремя перешедшего под контроль государства. Можно, наконец, девальвировать рубль, напечатав много необеспеченной денежной массы и направив деньги, изъятые у населения путем снижения их стоимости, на нужды госкорпораций.

Американские эксперты, анализируя модели предприятий с реальными данными из облака корпоративных ERP-систем, пришли к выводу, что в результате санкций типовая российская компания, попавшая в санкционный список, снизит обороты примерно на треть, а стоимость — вдвое.

Если обороты компаний сократятся не только в валюте, но и в рублях, то при условии, что количество выданной «на гора» продукции также уменьшится на треть, бюджет не спасет и повышение мировых цен на традиционные для России экспортные товары.

Из-за дальнейшего ужесточения санкций многие крупные инфраструктурные проекты могут не состояться. На этом фоне российские биржевые индексы могут упасть на 50% за один год, что и произошло с бумагами UС Rusal. Если уровень корпоративного долга больше, чем стоимость компании, то инвесторы имеют право «позвонить в колокол», объявив margin call с переводом долга в акции компании и долю в управлении. В советы директоров, таким образом, смогут войти нежелательные иностранцы, которые потребуют отчета об использовании целевых инвестиций и выполнению стратегических показателей…Ну а смена исполнительных директоров может существенно изменить расклад сил в российской экономике.

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться