Растущий организм: как клуб Рыболовлева заработал €500 млн на продаже игроков
Фалькао (справа) – самая дорогая покупка в истории «Монако» (лето-2013, €60 млн), Мбаппе (в центре) – самая дорогая продажа (лето-2017, €180 млн) / Фото Jean Catuffe / Getty Images

Растущий организм: как клуб Рыболовлева заработал €500 млн на продаже игроков

Федор Дерюжкин Forbes Contributor
Фалькао (справа) – самая дорогая покупка в истории «Монако» (лето-2013, €60 млн), Мбаппе (в центре) – самая дорогая продажа (лето-2017, €180 млн) Фото Jean Catuffe / Getty Images
Вице-президент «Монако» Вадим Васильев на лекции в бизнес-школе RMA рассказал, как функционирует клуб, где вырастили звезду сборной Франции Килиана Мбаппе

Экс-владелец «Уралкалия» Дмитрий Рыболовлев приобрел убыточный футбольный клуб «Монако» в конце 2011 года. Пакет в 66,7% акций обошелся миллиардеру в символический €1 плюс гарантированные инвестиции не менее €100 млн за 4 года. Рыболовлев выполнил обещание: благодаря щедрым тратам на футболистов (к примеру, летом 2013-го на игроков потратили почти €150 млн) и статусного тренера Клаудио Раньери клуб за год вернулся в Лигу 1, а уже в сезоне 2013/14 занял второе место в чемпионате. Однако слишком большие расходы обернулись проблемами с УЕФА, так как клуб не выполнил требования финансового Fair Play – соизмерять траты с доходами. Итогом судебных разбирательств стало мировое соглашение – «Монако» выписали штраф ($13 млн, из них $10 млн – условно) и ограничили заявку на еврокубки (21 футболист вместо 25).

С тех пор клуб развивается – и весьма успешно – в рамках другой бизнес-модели. Ограниченность местного рынка (в Монако проживает меньше 40 000 человек) и компактность стадиона (18 523 места) не позволяют клубу масштабно увеличивать доходы от спонсоров, продажи билетов, мерчандайзинга и других коммерческих источников. На продаже телеправ французская лига зарабатывает €727 млн за сезон (с 2020-го новый контракт будет приносить €1,15 млрд в год), что позволяет топ-клубам рассчитывать на сумму немногим больше €100 млн. При нынешних взвинченных ценах на игроков с такими доходами не разгуляешься.

В «Монако» это поняли и решили сделать ставку на другие направления – прежде всего, собственную академию и скаутинг. В результате за последние 5 лет клуб ни разу не опускался ниже третьего места в чемпионате Франции, а в сезоне 2016/17 выиграл его и дошел до полуфинала Лиги чемпионов. При этом за последние два года «Монако» заработал на продаже футболистов €500 млн. А на чемпионате мира – 2018 в разных сборных представлены 13 игроков команды. На лекции факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школе RMA вице-президент и генеральный директор «Монако» Вадим Васильев объяснил, как клубу все это удается.

Академия

«Кроме основной команды, у «Монако» есть еще три – до 17 лет, до 19-ти и вторая команда. В академии у нас примерно 70 игроков, годовой бюджет – €7 млн. Большинство ребят – французы, на иностранцев действуют органичения: европейских игроков можно брать после 16 лет, а не европейских – после 18-ти. У нас своего рода интернат – ребята и тренируются, и учатся. Акцент, конечно, на спорте.

Академия «Монако» историческая и очень известная. В 1998 году, когда Франция выиграла чемпионат мира, в сборной было четверо ее воспитанников. Самым известным тогда был Тьерри Анри (сейчас работает в тренерском штабе сборной Бельгии – Forbes). Сейчас визитная карточка нашей академии – один из лидеров сборной Франции Килиан Мбаппе.

Мы стараемся привлекать крутых молодых футболистов. Они теперь видят, что у нас можно раскрыться и пойти дальше. Это очень хороший старт. Молодые ребята знают, что если они хороши, они будут играть в первой команде.

Вот, например, в «Челси» очень крутая академия. Одна из лучших в мире. Но в основной команде нет ни одного воспитанника. Уровень клуба слишком высокий, а сидеть на скамейке люди не хотят – и им приходится уходить. У нас такого нет. «Монако» – сильный клуб, но у нас такая система. Иногда даже в ущерб результатам мы абсолютно сознательно выпускаем молодых и даем им играть. Мы запускаем таланты и звезды завтрашнего дня. Это тоже тяжело, потому что спортивный результат никогда не выходит из головы и остается важной целью. Тем не менее, наш проект по другому не работает и не может быть успешным».

Трансферная политика

«Наша экономическая модель и требования финансового Fair Play обуславливают наш успех на трансферном рынке. Мы обязаны продавать игроков, чтобы заработать. Безусловно, это рисковая стратегия. Очень трудно, почти невозможно всегда правильно оценивать игроков или сотрудников штаба (тренерского, медицинского и т.д.). Особенно тяжело с молодыми игроками. Что юноша из себя представляет и как он будет прогрессировать, предугадать очень сложно. Даже большой талант не гарантирует того, что он станет топовым игроком.

Пять лет назад мы купили 17-летнего Антони Марсьяля из «Лиона» за €5 млн. Он тогда даже за первую команду не играл. Спустя два года мы отдали его за €60 млн в «Манчестер Юнайтед».

Сейчас, конечно, сложнее найти за €5 млн интересного, прогрессивного игрока. За молодежью стали более внимательно наблюдать и охотиться. Недавно купили очень молодого (16 лет), подающего надежды итальянского нападающего из «Дженоа» Пьетро Пелегри, за €21 млн. А еще в этом году к нам пришел очень талантливый игрок из «Барселоны» совершенно бесплатно. Не стал подписывать с «Барсой» контракт, потому что понимал, что вряд ли будет часто выходить на поле в первой команде. И вот он ради практики отказался даже от хорошего в денежном плане варианта.

Много игроков тоже нельзя брать. Иногда приходится игнорировать очень хорошие предложения, потому что они повлекут за собой негативные последствия. Кто-то не будет играть, будет недоволен. Это портит атмосферу в клубе. Нужно стараться держать баланс и не гнаться сразу за всеми. Особенно молодые игроки амбициозны, хотят играть. А когда им не дают игрового времени, они переносят это очень плохо. Что и отражается на клубе в целом.

Еще важный момент. Во всех переговорах в футболе есть минимум три стороны. Хороший трансфер можно осуществить только при согласии игрока. И его желание имеет очень большое значение. Даже несмотря на достойное предложение, у игроков есть личные причины и желания. Мбаппе, например, захотел остаться в Париже и отказался от аналогичного предложения «Реала», который уже готов был платить нам $180 млн.

Или, например, мы хотели удержать защитника Бенджамена Менди, который успел отыграть у нас всего сезон. Но за ним охотился «Манчестер Сити» Пепа Гвардиолы. А для Менди он любимый тренер. Мальчика успели накрутить, что ему нужно срочно уезжать, чтобы осуществить мечту – поиграть у Гвардиолы, а «Сити» не хотел платить большие деньги. К счастью, в то же трансферное окно они купили Кайла Уокера у «Тоттенхэма» за €53 млн. И я тогда сказал Менди, что он не хуже того парня и что если Гвардиола его правда так хочет, то заплатит больше. В итоге мы отдали Менди за €57 млн.

Семья футболиста – это очень важно. Как правило, родные имеют огромное влияние на игрока и не всегда положительное. Зачастую если плохое окружение у игрока – мы отказываемся. Это слишком большой риск. Зачем нужна эта головная боль? Семья Мбаппе нам очень понравилась. Она поступила очень мудро. Помогли нам провести хорошую сделку и не вставали на сторону ПСЖ. В Париже знали, что Мбаппе хочет именно к ним и не сразу согласились на наши условия».

Скаутинг

«Спортивный департамент – главный в клубе. Одна из важнейших его задач – скаутинг, отслеживание игроков по всему миру. Необходимо постоянно искать новые таланты, чтобы заполучить их первыми. Это конфиденциальная и очень ценная информация, которой дорожит любой клуб. У нас селекция поделена на две части. Одна ищет игроков для главной команды и нашего бельгийского фарм-клуба. Вторая – для академии и второй команды. Поиском футболистов для первой команды занимаются 8 скаутов.

И все же роль клубной селекционной службы зачастую переоценивают. Потому что футболисты попадают в сферу интересов клуба по разным каналам. И через агентов в том числе. Так, несколько лет назад агент Роналду Жорже Мендеш, с которым мы плотно сотрудничаем, предлагал нам вратаря Яна Облака, который сейчас играет в основе «Атлетико» и стоит десятки миллионов. А наши скауты сказали, что он нам не нужен.

Нашим самым крупным трансфером был переход Фалькао – €60 млн в 2013-м. Сейчас для нас предельные суммы – €30-35 млн. Отдавать больше мы морально не готовы. Покупка дорогих игроков не выгодна для модели нашего клуба».

Персонал

«Футбольный клуб – это намного больше, чем 11 игроков на поле. Подбор персонала – одна из самых сложных и важных вещей в футболе. Например, врачи. Они должны знать об организме игрока абсолютно все, чтобы принять правильное решение – выпускать игрока на поле или нет. Плюс приходится учитывать и человеческий фактор. Один футболист терпит до последнего, а другой ноет и не хочет выходить на поле после укуса комара. Важно понимать это и принимать верные решения в рискованных ситуациях. Правильно подобранные люди создают в коллективе правильный настрой, правильную атмосферу.

Иногда мы отказываемся от очень хороших футболистов из-за их поведения или эмоционального состояния. Всегда надо смотреть на окружение игрока, его образование. Вот прекрасный пример – Килиан Мбаппе – очень умный, приличный парень из хорошей семьи. Но он скорее исключение из правил. Обычно футболисты не очень образованные, поэтому они могут плохо повлиять на дух команды».

Тренер

«В нашем клубе тренер остается в рамках проекта, то есть у него есть четкие обязанности. Он не становится владельцем клуба. Он лишь решает, кто что делает на поле. В «Монако» тренер не допускается к трансферному рынку. Этим занимает отдельный департамент, в том числе и я. Ведь тренер знает хорошо только своих игроков, поэтому с ними он и должен работать. А при покупке футболистов надо учитывать большое количество фактов. Разные лиги – разный стиль игры. Игрок может блистать в Португалии, но при этом никак себя не показать во Франции, например. Да, у тренера «Монако» есть право вето на покупку футболиста, но его мнение должно быть аргументированным.

Сейчас у многих команд есть такая проблема: тренер слишком много на себя берет, манипулирует руководством, едва ли не управляет клубом, что не всегда приводит к хорошему концу. По-моему, это недопустимо. У тренера должны быть четкие обязанности, а в другие сферы управления клубом ему вмешиваться не стоит».

Инфраструктура

«Стадион «Луи Второй», где клуб проводит домашние матчи, по сути является спортивным центром Монако. Арена, к сожалению, мультифункциональная. Там есть беговые дорожки, что разрывает контакт болельщиков с футболистами. Стадион старый, и было принято решение о реконструкции. Планируется сократить количество обычных мест для создания большего количества VIP-зон. Ведь главные стадионные деньги приносят 20% премиальных мест.

База тоже у нас хорошая, красивая, но старая. Расположена на горе, поэтому у нас всего 2,5 поля. Это ничто для большого клуба. В скором времени мы начинаем строительство новой базы. Здание размером 12 000 кв. м. и 3,5 поля. Стоимость проекта – €55 млн, срок реализации – 3 года.

Фарм-клуб

«Мы все время думаем, как улучшить результаты клуба. И пришли к тому, что нужно иметь клуб в дивизионе ниже уровнем. Во Франции это запрещено. В итоге мы долго размышляли, в какой стране это лучше реализовать. Выбрали Бельгию, потому что это близко и все процессы достаточно легко контролировать, плюс там щадящий лимит на легионеров. За €3 млн нам удалось купить исторический клуб «Серкль Брюгге» из второго дивизиона. За год вывели команду в первый. Мы считаем это большим успехом.

Теперь наши футболисты смогут проходить хорошую обкатку в очень крепком чемпионате и возвращаться к нам. Пока этот проект идет хорошо, но точно можно будет сказать только года через два, успешная это модель или нет. Вот, например, у Челси была дружественная команда – голландский «Витесс», но ни один игрок так и не пришел в «Челси» оттуда. Наша ситуация отличается тем, что мы владеем клубом и полностью контролируем весь процесс».

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться