«Надо жестко отстаивать свои интересы». Правила бизнеса Вячеслава Кантора
Фото Михаила Киреева / РИА Новости

«Надо жестко отстаивать свои интересы». Правила бизнеса Вячеслава Кантора

Фото Михаила Киреева / РИА Новости
Совладелец производителя минеральных удобрений «Акрон» Вячеслав Кантор о взаимоотношениях с подчиненными, любви к детям и искусству

Половину своей жизни выпускник Московского авиационного института и будущий миллиардер Вячеслав Кантор занимался наукой. Одним из его проектов был солнечный отражатель, который, по задумке создателей, должен был освещать Землю даже ночью. «Солнце светит ночью» — так называлась посвященная этому проекту статья в газете «Правда», которую Кантор опубликовал в 1981 году вместе с Жоресом Алферовым. Научная карьера Кантора закончилась в середине 1980-х, когда его уволили из лаборатории по проектированию межорбитальных космических аппаратов в МАИ из-за скандала о продаже западным странам секретных разработок.

Покинув стены лаборатории, Кантор занялся частным бизнесом. В 1989 году он возглавил советско-американскую компанию «Интелмас», которая вскоре была привлечена к мониторингу одного из крупнейших химических предприятий СССР — «Азота» в Великом Новгороде — и успешно его приватизировала. На его базе Кантор построил химический холдинг «Акрон», который и привел его в список богатейших предпринимателей России. Сам же Кантор предпочитает утверждать, что его основное занятие — общественная деятельность. Он создал и возглавил Европейский еврейский фонд, кроме того Кантор — президент московского Музея искусства авангарда. Forbes вспомнил наиболее яркие высказывания бизнесмена.

Мы пришли в бизнес бедными как церковные мыши. У нас не было ни политической поддержки, ни опыта коммерческой деятельности... Был только жизненный опыт, опыт выживания в извращенной бюрократической среде. Он оказался полезным.

Я очень любил брать высокий риск, но только не криминальный. Этим я отличался от многих своих коллег: я никогда не брал то, чего нельзя брать по закону. И даже несмотря на то, что очень многое было можно, я себя ограничивал. Потому что надо мной довлел страх, что все вернется. Но мне некуда было отступать, мне нечего было терять. Поэтому я принимал высокие риски, и мы очень быстро развивались.

Самое ценное — это человеческий ресурс, который у России всегда был.

Евреи всегда хвалят правительство. Это же один из принципов выживания.

Мы евреями являемся только в России, во всем остальном мире мы русские, и мы никогда этого не изменим.

Мы должны заботиться (я говорю это без иронии) о стране, в которой находимся. Потому что если мы этого не сделаем, она тогда о нас позаботится. Мы должны быть лояльными к той земле, на которой мы зарабатываем деньги.

Вот что такое правильно ощущать себя российским бизнесменом: все время жить с оглядкой, что ты живешь не в среде, где только надо брать, — надо и давать.

Детям чем меньше передашь, тем они здоровее будут.

Я опираюсь на исторический опыт. В Талмуде сказано: нет ничего вреднее, чем золото родителей, для детей. Это очень важная тема.

Я очень поддерживаю, когда меня критикуют в глаза.

Заходим мы в зал Серова, а там висят две его работы на одну и ту же тему, и тот мой приятель говорит, что одна из них продается и даже есть некая конкуренция. Вы можете себе представить, как устроен бизнесмен. Когда что-то никому не нужно, то и ему тоже. Но когда появляется конкуренция — другое дело.

У меня нет желания хвастаться коллекцией, я считаю, что ничем сакраментальным хвастаться нельзя, поскольку это то, что обращено только к тебе.

Надо жестко отстаивать свои интересы, но цивилизованно. Наш мир — не благодушная любовь к коллегам, а колоссальный опыт войны, который показал, что лучше существовать в сбалансированной ситуации и бороться с общими проблемами и конкурировать, не переходя определенные рамки.

Менеджмент компании мне ближе, чем многие из моих родственников, потому что мы проводим с этими людьми жизнь.

Если в семье родился лидер, способный взять на себя важные функции, честь ему и слава. Кому же, как не своему сыну или дочери доверить это?

Мы-то воспитанники уличного капитализма, мы все этапы прошли от копеечных сделок до крупных. А знаете, как это развращает, когда рождаешься с золотой ложкой во рту?

Первые десять лет своей карьеры я занимался строительством спутников. И горжусь тем, что по моим разработкам один из спутников летал. Так что эта моя мечта была реализована, но надо было семью кормить.

Увлекаюсь кунг-фу, занятие занимает час. С лошадьми так не получается: надо доехать, почистить, заседлать, поездить, расседлать, почистить, поставить в стойло сухую лошадь. Это три часа. У меня нет столько времени,

Чем больше мы удаляемся от катастрофы, которую называем Второй мировой войной, тем больше базовые ценности уступают место прагматичным. И в некоторых плохо помнящих историю головах возникает идея, что можно с помощью насилия решать свои экономические проблемы.

У еврейского народа есть талмудическое правило. Закон страны — закон. Я этот принцип исповедую, я в нем живу и работаю во многих странах, для меня нормативная база в любой стране — это закон из законов, я никому из своих сотрудников не позволяю никаких никогда компромиссов.

Все, чем я занимаюсь в этой жизни, это для души. Это желание созидать. Я в этом смысле счастливый человек. Я даже детей рожаю для души.

Даже в ситуации, когда, казалось бы, безнадежный проект, надо всегда стараться добиваться, используя все возможности. Потому что если там решат, что ты сделал достаточно усилий, то фортуна к тебе повернется.

При подготовке статьи использовались материалы «Коммерсанта», «Ведомостей», РИА «Новости», Forbes, «Эксперта»

Новости партнеров