Миллиардер Рей Далио предсказал кризис через пару лет. В чем он ошибается

Рэй Далио Фото Jason Alden / Bloomberg via Getty Images
Инвесторы — в том числе основатель Bridgewater Associates Рей Далио — полагают, что фондовый рынок США перегрет и через несколько лет спровоцирует очередной глобальный кризис. Но куда больше шансов разжечь новый финансовый пожар в мире у популистской политики Дональда Трампа

Не так давно миллиардер и основатель инвестиционной компании Bridgewater Associates Рей Далио (состояние $18,1 млрд, №67 в глобальном списке Forbes) в интервью изданию Business Insider поделился своим предчувствием грядущего мирового кризиса и предположил, что начаться он может с американского рынка. Далио не одинок в своих опасениях. На рынках уже почти два года существует мнение о том, что американская экономика перегрета: фондовый рынок США находится на исторических максимумах, с середины лета индекс S&P 500 не оставляет попыток пробить психологический барьер в 3000 пунктов. Отношение госдолга США к ВВП по итогам I квартала 2018 года превысило 105% — по прогнозам МВФ, вряд ли в ближайшей перспективе стоит ожидать снижения.

Наибольшие опасения инвесторов вызывает переход Федеральной резервной системы США от программ количественного смягчения к ужесточению денежно-кредитной политики. Этот процесс характеризуется «стерилизацией» излишней денежной ликвидности, которая поступала в финансовую систему США за последнее десятилетие. ФРС снижает количество ценных бумаг на своем балансе, что также сопровождается повышением ставок. В итоге риски могут заключаться в обвале американского рынка акций, «разогретого» до стадии пузыря в период действия нулевых ставок. Рей Далио также предупреждает о рисках, формируемых перманентным ростом стоимости обслуживания внешнего долга США.

Без пузыря, но с проблемами

Но страхи «перегрева» американского рынка акций, по моему мнению, существенно преувеличены. Рост фондового рынка США является не чем иным, как отражением роста прибыли американских компаний. ВВП США продолжает демонстрировать устойчивые темпы роста (2,9% год к году по итогам II квартала) на фоне позитивной динамики расходов на потребление, которые продолжают оставаться драйвером для американской экономики.

Сворачивание программ количественного смягчения и повышение ставок не несет предпосылок для масштабного негативного влияния на рынок. Этот процесс решает проблему «ловушки ликвидности» — ситуации, в которой оказались американские компании, банки и потребители, которые из-за переизбытка ликвидности в экономике были вынуждены накапливать денежные ресурсы вместо того, чтобы тратить их. Полагаю, что главным фактором, позволяющим сворачивать программу количественного смягчения, не оказывая негативного эффекта на национальную экономику США, является предсказуемость и плановость данного процесса. За восемь месяцев 2018 года с баланса ФРС было продано ценных бумаг на $230 млрд, а с 1 октября ежемесячная сумма сокращения баланса повысится до $50 млрд. Таким образом, за 2018 год баланс ФРС сократится более чем на $400 млрд, а к 2020 году сокращение баланса достигнет 20%. Инвесторы имеют четкие представления о планах американских монетарных властей, что, как показывает текущая ситуация, не портит их позитивных настроений.

Ястребиная риторика по ужесточению денежно-кредитной политики имеет под собой мощное фундаментальное обоснование. Инфляционные процессы в США в 2018 году формируются в рамках ожиданий — индекс расходов на личное потребление (PCE) по итогам августа достиг таргетируемого уровня в 2%. Ускорение инфляции диктуется укреплением статистики рынка труда и личного потребления. Годовой прирост зарплат в августе составил 2,9%, достигнув исторических рекордов, располагаемые доходы населения также растут на 2,9%, число занятых в несельскохозяйственном секторе США в августе выросло на 201 000 человек. Рост данного показателя в комфортном для экономики диапазоне в 140 000–200 000 наблюдается в течение всего года. Характер данной экономической статистики полностью подтверждает позитивную траекторию роста американской экономики и делает действия ФРС по ужесточению денежно-кредитной политики оправданными.

В то же время сохраняется тенденция неравномерного распределения богатства среди населения США — по некоторым оценкам, менее чем на 10% обеспеченного населения приходится порядка 90% благосостояния страны. Эту тенденцию можно считать общемировым явлением, но в США «перекос» усиливает популистскую риторику властей, которая как раз и формирует риски как для американской, так и для глобальной экономики.

Трамп популистский

Популистский окрас имеет, к примеру, налоговый маневр Дональда Трампа. Ожидалось, что он приведет к росту благосостояния американского населения и его более равномерному распределению. Но пока этот эффект не заметен в полной мере. Наоборот, в течение 2018 года наблюдается процесс, в ходе которого компании выкупают собственные акции с рынка на средства, полученные за счет изменений налогового законодательства, повышая тем самым их стоимость, вместо того чтобы увеличивать заработную плату своим работникам. В свою очередь, рынок труда США находится в устойчивой зоне роста, что в перспективе продолжит сглаживать данную проблему.

Однако опасность американского популизма заключается в его влиянии на мировые рынки, в особенности развивающиеся (EM, emerging markets). Торговая война США и Китая в значительной степени является проявлением именно популистских взглядов американского руководства, которые в данном случае трансформируются в политику протекционизма. Фактически США за счет торговых войн «раскачивают» развивающиеся рынки: если это давление достигнет определенного пика, последние могут стать «родиной» нового мирового финансового кризиса.

Эксперты предупреждают о колоссальных объемах американского госдолга. Однако американский долг номинирован в американской валюте, которая к тому же является резервной для всего мира. До тех пор, пока долларовая гегемония будет сохраняться, Штаты не ждет долговой кризис. Объяснением данному факту может быть следующий пример: Китай в 2018 году владеет американским долгом на сумму, превышающую $1,18 трлн. Но китайская экономика — как и американская — полностью интегрирована в мировую торговлю. Если Поднебесная потребует погасить долговые обязательства в короткий срок, запустив тем самым новый долговой кризис, негативный эффект для Пекина, на мой взгляд, будет сильнее, чем для Вашингтона, — с учетом сохраняющегося дефицита торгового баланса между США и Китаем.

В свою очередь, большинство внешних долгов у более мелких в сравнении с Китаем игроков сектора EM номинировано в долларах, что делает их национальные валюты в существенной мере зависимыми от действий США. Наблюдаемая в конце лета — начале осени года игра против валют развивающихся рынков (Аргентины, Турции, ЮАР, Индии, России) и их масштабное ослабление демонстрируют степень этой зависимости. На данный момент ослабление валют сектора ЕМ в некоторой степени вызвано внутренними дискретными проблемами. Однако с учетом вышеописанной траектории движения американской экономики в перспективе 2019-2020 годов исход капитала из стран с развивающимися рынками может продолжиться и усилиться, что в результате спровоцирует глобальный спад на этих рынках.

Действия монетарных регуляторов, которые стали гораздо более рациональными, а также зарождающиеся процессы региональной дедолларизации могут остановить данный процесс. Тем не менее наиболее сильная угроза глобального финансового кризиса формируется именно в секторе развивающихся рынков.

Новости партнеров