Темные времена: почему Британия прекращает продавать паспорта богатым русским

Фото Hannah Mckay / REUTERS
Олигархическая эпоха русских в Лондоне, когда за небольшие деньги можно было купить британское гражданство, закончилась раз и навсегда

Для россиян в Британии минувшая неделя выдалась не самой приятной — угроза новых санкций после Керченского конфликта, «черный список» российских олигархов от Терезы Мэй, наконец, объявление о прекращении выдачи так называемых «инвесторских» виз. Именно они на протяжении многих лет были главным способом приобретения состоятельными россиянами и их семьями вожделенного британского гражданства, а по факту, возможности жить и пользоваться всеми благами мирового финансового, образовательного и культурного центра — Лондона.

Последний «золотой»

Про систему «золотых» паспортов не знает только тот, кто никогда не интересовался темой отъезда из России. Многочисленные проспекты пестрят объявлениями типа «Гражданство Гваделупы за три месяца и €200 000. Платите один раз, паспорт — на всю жизнь». Конечно, все не так уж просто: огромный разброс цен, условий, юрисдикций — от Сент-Китс и Невис до Мальты с Кипром — и, соответственно, подводных камней. Но Британия всегда стояла особняком — это был совершенно элитарный «продукт», в том числе за счет широко известной в узких кругах формулы «Из Лондона выдачи нет», которая до сих служит причиной головной боли у Генеральной прокуратуры и Следственного комитета России.

Многие ошибочно думают, что второе (третье, четвертое, пятое) гражданство — это нечто вроде абонемента на въезд в свободный мир, избавления от необходимости стоять в очередях в посольства и носить кучи справок. На самом деле в России второе гражданство — это нечто совсем иное, гораздо больше, чем свобода от бюрократии и возможность провести уик-энд в Париже. Это политический элемент взаимоотношений гражданина и государства, возможность защититься от репрессивной машины. Вспомните бородатую поговорку «лучше калымить в Гондурасе, чем гондурасить на Колыме» — она как раз об этом. Но в Гондурас, конечно, никто не хочет, как и нет особого желания переезжать за свои деньги в Чехию, на Кипр или Мальту. Строго говоря, паспорта всех тех стран, которые фактически продавали их в обмен на разного рода инвестиции, «золотыми» можно назвать очень условно. На самом деле, был только один «золотой» паспорт — британский. Был, но, увы, на прошлой неделе весь вышел.

В предсмертной итерации формула приобретения британского гражданства была проста: вкладываешь в британские госбумаги или компании 2-5-10 млн фунтов на 5-3-2 года и обретаешь (вместе с женой и несовершеннолетними детьми) право на получение постоянного вида на жительство (ILR, indefinite leave to remain). Или год живешь с ILR, а потом можешь подавать на гражданство. У многих это происходило почти автоматически.

Но в системе все-таки было несколько довольно принципиальных «но». Во-первых, «чистота» вкладываемых в британскую экономику денежных средств. Вроде бы она проверялась, но совершенно недавно выяснилось, что не так уж и тщательно — отсюда, вроде как, в Лондоне образовалось засилье российских «грязных» денег. Во-вторых, существовало требование, чтобы будущий англичанин имел так называемый good character — был морально устойчив, политически грамотен и не имел взысканий, если использовать советский сленг. Требования эти подвергались различным юридическим мутациям, которые прошли путь от просто хорошей характеристики до полной недопустимости предоставления гражданства лицам, которые когда-либо были осуждены за преступления определенной тяжести, и до необходимости ожидать определенное количество лет для тех, кто подвергался более мягким уголовным и административным взысканиям. В-третьих, требовалось сдать экзамен по английскому языку, правда на относительно невысоком уровне, а также тест «Жизнь в Великобритании». Для некоторых это становилось нешуточным препятствием.

Система вроде бы работала, но постоянно критиковалась: реальные инвестиции до британской экономики не доходили, зато в финансовую систему активно вливались денежные средства, сомнительного происхождения.

Не гражданин Абрамович

Возможность получить британское гражданство через инвестиции все последние годы было здоровенным бревном в глазу и политиков, и экспертов, и просто широкой общественности. И не только по причине того, что в Британию могут «понаехать» люди из России, Китая и других стран с капиталами совершенно непонятного происхождения, а скорее потому, что в сочетании с британской системой налогообложения это давало возможность довольно успешно уклоняться от выплаты налогов. Система «недомицилированных резидентов» позволяла состоятельным людям в течение довольно продолжительного времени (сейчас — порядка 15 лет) уплачивать налог только с ввезенной в Британии для «потребления» прибыли. Другими словами, деньги, заработанные, скажем, на сомнительных приватизационных сделках в России, продолжали работать «где-то еще», принося все новые миллиарды, а налог их собственники платили с нескольких миллионов, ввозимых в Британию «для личного и семейного потребления». При этом существовали схемы разделения прибыли и изначального капитала, что и вовсе оставляло британскую налоговую службу с носом.

Естественно, рядовых британцев злило нахождение на территории страны кучки людей, которые заплатили за свое гражданство несколько миллионов фунтов, зарабатывая при этом миллиарды с помощью офшорных схем. И даже многолетняя борьба правительства и налоговой службы с подобной схемой налогообложения не уничтожила ее целиком, а просто сузила возможности для использования. Но она до сих пор остается одной из основных причин переезда в Британию разного рода небедных господ — в том числе из России.

Экспертам также очень не нравилось, что почти никто не вкладывает деньги в британский реальный сектор. Все ограничивались приобретением установленных правилами ценных бумаг — их мужественно держали пять лет, терпя низкую доходность, а потом быстро сбывали с рук. Эффект для экономики Великобритании был крайне малозаметен.

Совершенно некрасивая история вышла у британского Home Office c российской и в целом восточноевропейской преступностью. С одной стороны, все западные политики приветствовали гласность, перестройку, демократизацию и приватизацию. И именно последняя подложила им шикарнейшую в своем беззаконном великолепии свинью. Все случилось точно по Остапу Бендеру: многие крупнейшие российские состояния оказались нажиты беззаконным путем. Крайне убедительно это всей Британии продемонстрировал целый ряд судебных процессов с участием олигархов, венцом которых явилась схватка не на жизнь, а до последнего миллиона в Высоком суде между Борисом Березовским и Романом Абрамовичем. Многие англичане после этого процесса выучили хорошее русское слово krysha.

В этом контексте давайте проследим за «грустной» историей Романа Абрамовича. Абрамович, по мнению многих британских юристов, с которыми мне довелось беседовать, сделал совершенно блестящий юридически-политический трюк: купил любимый народом клуб «Челси». И на протяжении многих лет для лондонских таксистов слово «русский» совершенно четко ассоциировалось со словом «Абрамович». Но всякая, даже очень успешная инвестиция имеет своё начало и свой конец. С конца прошлой недели Роман Абрамович вместе с Алишером Усмановым и братьями Ротенбергами, как сообщают СМИ, попал в официально утвержденный «черный список» британского правительства. Что это значит? Вряд ли в отношении Абрамовича и его близких будет допущен какой-либо юридический беспредел, но из Британии они, скорее всего, навсегда уедут. И очень мало цивилизованных юрисдикций согласится принять их даже в обмен на совершено безумные инвестиции.

«Эффект Абрамовича» свидетельствует о том, что в Британию на протяжении многих лет широкой рекой лились деньги и от героической российской приватизации, и от различных схем условных «друзей Путина». Эти схемы никто в России — как в случае с бывшим вице-премьером Игорем Шуваловым и его лондонской квартирой — незаконными, разумеется, не считал, но у британских юристов и бухгалтеров они вызывали непрерывный мозговой зуд. Хотя что именно считать «грязными» деньгами из России сейчас внятно не объяснит ни один королевский адвокат.

Легче на Марс, чем в Лондон

Итак, британское правительство объявило, что в полночь на 7 декабря приостанавливает до лучших времен выдачу инвестиционных виз кому бы то ни было (позже, 11 декабря стало известно, что на практике прекращение выдачи в запланированный срок не произошло — прим. Forbes). Перед этим Home Office провел ограниченный аудит 3000 виз, выданных до 2015 года, из которых 700 были выданы российским гражданам, и то, что он обнаружил, очевидно, его категорически не устроило. Теперь и иммиграционные юристы, и богатые россияне — поклонники всего британского, затаив дыхание, ждут объявлений новых условий.

О том, что ждет богатых людей из России и Китая после реформирования британской системы «золотых» паспортов, известно пока очень немного. Но то, что известно, уже заставляет напрячься тех, кто хотя бы немного знаком с британской бюрократией и нынешним отношением к инвесторам из России. Итак, заявители будут обязаны показать, что подлежащая инвестированию сумма находилась в их полном распоряжении не менее двух лет. Это делается, очевидно, для того, чтобы избежать схем краткосрочного дарения больших сумм родственникам для получения виз. Также предполагается, что будет необходим комплексный аудит финансовых и коммерческих интересов заявителей независимой и не имеющей конфликта интересов аудиторской фирмой, работающей по британским законам.

Можно сделать однозначный вывод, что никакой даже «светло-серый» российский капитал в это «игольное» ушко не пролезет. При этом следует учитывать, что будут вскрываться все возможные связи с фигурантами самых различных санкционных списков и есть обоснованное опасение, что никакие «друзья друзей друзей Путина» британское гражданство не получат. Вопрос с good character еще пока никак не освещался, но тут возможны изменения только в сторону ужесточения требований. Так что, если кто-то сидел еще при Брежневе за фарцовку, то ему, пожалуй, стоит попрощаться с мечтой завершить старость в хорошеньком домике в графстве Суррей. Да, разумеется, у британских бюрократов всегда имеется возможность повысить требования к знанию английского языка. Вот сделают его, скажем, C1, и в год россияне будут получать 10-15 инвестиционных виз, не больше. Это все равно что заставить англичан при получении вида на жительство в России писать сочинение про «образ лишних людей в романе «Что делать». Возможностей перекрыть текущий в Лондон ручеек состоятельных россиян много — и не сомневаюсь, что британцы сумеют выбрать наиболее неприятные из них.

Таким образом, куда легче будет пройти отбор в экспедицию на Марс, чем получить доступ к вожделенному британскому гражданству. И тут следует констатировать, что олигархическая и постолигархическая эпохи русских в Британии закончились раз и навсегда. А что за этим последует, не знает не то что премьер-министр, но даже и Её Величество.

Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции

Новости партнеров