Испанская партия. Зачем Фридману спасать ретейлера Dia

Фото Михаила Джапаридзе / ТАСС
За последние несколько лет стоимость акций компании упала в 10 раз, но миллиардера этот факт не смущает

Инвестиционная компания LetterOne (L1) Михаила Фридмана и его партнеров по «Альфа-Групп» хочет стать единоличным владельцем испанского ретейлера Dia. Об этом говорится в сообщении, опубликованном на сайте L1. Компании уже принадлежит 29% Dia, теперь она хочет выкупить оставшиеся 71% акций по цене €0,67 за штуку, то есть с премией в 56,1% к цене закрытия 4 февраля. Таким образом, за пакет акций L1 готова заплатить €296 млн.

«L1 Retail (подразделение L1 — Forbes) считает, что при правильном руководстве и управлении Dia может осуществить трансформацию и восстановить лидирующие позиции в Испании на благо испанской экономики», — говорится в сообщении компании. Чтобы достичь этого, L1 Retail обязуется докапитализировать сеть на €500 млн после реструктуризации задолженности.

Созданная в 1966 году сеть Dia базируется в пригороде Мадрида Лас-Росас и управляет 7429 магазинами в Испании, Португалии, Бразилии, Аргентине и Китае. Выручка по итогам первых девяти месяцев 2018 года составила €5,5 млрд — на 13,4% меньше, чем годом ранее. Впрочем, финансовые показатели сети супермаркетов падают не первый год, равно как и стоимость акций — с 2015 года котировки обвалилась в десять раз. L1 стала акционером испанской компании летом 2017 года, купив 3% акций Dia, и впоследствии нарастив долю до 29%. Почти весь пакет, который хочет выкупить L1, приходится на free-float — 69,343%, еще 1,656% приходится на казначейские акции. Зачем Фридману и партнерам понадобился проблемный актив?

По словам начальника управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгия Ващенко, обвал котировок Dia произошел на фоне проблем с кредиторами. В прошлом году сообщалось, что акционеры компании не могут договориться с банками о рефинансировании долга на €1,8 млрд. «Бумаги были исключены из индекса Мадридской фондовой биржи IBEX-35. Крупные фонды объявляли об открытии коротких позиций в бумагах, и цена продолжала снижаться», — говорит Ващенко. Впрочем, по его мнению, долг компании (около 3х EBITDA) достаточно комфортен. На выплату процентов уходит €30-40 млн в год при прибыли около €200 млн. Премия 56%, которую готовы заплатить акционеры L1, кажется аналитикам вполне адекватной: текущие котировки ретейлера явно не отражают его реальную стоимость.

Генеральный директор INFOLine Иван Федяков отмечает, что Испания отличается от других стран Европы одной из самых низких покупательных способностей населения. «Потребительский рынок Испании на протяжении последних десятилетий не растет», — поясняет эксперт и напоминает, что в конце прошлого года торговая сеть Castorama объявила об уходе с испанского рынка. «Даже крупные международные ретейлеры не выдерживают той ситуации, все активы на рынке подешевели, иногда до такого уровня, что компании просто готовы их бросать, как Castorama, — продолжает Федяков. — Сейчас ряд агрессивных инвесторов выступают в роли «шакалов», которые ищут «раненые» активы. Это юг Европы, не только Испания, но и Португалия, и другие регионы. Они находят там активы, чтобы вывести их на приемлемый уровень рентабельности». За счет чего можно развить слабые и не очень перспективные активы? Очевидно, что за несколько лет радикальных перемен на испанском рынке не произойдет. Значит, надо искать способы повышения эффективности этих неэффективных активов внутри, резюмирует Федяков.

Он напоминает, что в России у Фридмана и партнеров есть хороший опыт управления крупнейшей торговой сетью X5 Retail Group, они могли бы повторить этот успех на других рынках. «Если в последующем произойдет некая интеграция бизнеса на базе IT-платформ, закупочной политики, управления и так далее, можно будет говорить о синергетическом эффекте для обеих компаний и получении положительных финансовых результатов за счет оптимизации издержек», — убежден Федяков. В прошлом году Х5 вошла в топ-10 европейского ретейла с оборотом свыше €20 млрд, что позволяет считаться с ней как с потенциальным международным европейским игроком. Выходить на внешние рынки Х5 мотивируют и недавние изменения в законодательстве: в России с конца 2018 года введено ограничение, по которому одна сеть не может занимать больше 25% рынка в одном регионе. В итоге Х5 лишится возможности открывать новые магазины в привлекательных для развития регионах, например, Санкт-Петербурге.

«Их уже начинают сдерживать в развитии в России, но их ничто не сдерживает в том, чтобы свои лучшие практики использовать на испанском рынке, — уверен Федяков. — Многие вещи там можно было бы повторить. А благодаря эффекту синергии этот бизнес будет проще вывести в рентабельную зону, и впоследствии либо продать, либо привлечь новых инвесторов. Для Фридмана сейчас это фактически профильный бизнес. Ему просто нужно все лучшие практики, полученные здесь, реализовать там, и получить соответствующий доход».

Российские ретейлеры уже начали выходить на европейский рынок. Например, торговая сеть «Светофор», которая агрессивно развивалась на российском рынке, планирует осваивать Восточную Европу. В январе ретейлер уже открыл первый магазин в Германии. «Сейчас российский ретейл достаточно серьезно окреп, прокачался новыми технологиями, и такого пиетета перед европейскими компаниями, как был раньше, нет. Они впитали в себя самые современные технологии, не будучи обремененными активами и долгами прошлых лет», — заключает Федяков.

Новости партнеров