Forbes
$64.09
71.92
ММВБ2011.83
BRENT46.08
RTS993.94
GOLD1337.71
03.06.2013 12:35
Илья Жегулев Илья Жегулев
бывший обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

Бизнес-джигитовка: как участники списка Forbes воюют за Дагестан

Бизнес-джигитовка: как участники списка Forbes воюют за Дагестан
фото Артема Голощапова для Forbes
Чем опасный и самый бедный регион России привлекает миллионеров и как скажется на исходе схватки внезапный арест мэра Махачкалы?

«Аксель, давай расскажи быстро, как тебе тут живется», — зычным голосом приказывает кавказский мужчина. Аксель Тростер, технический директор Каспийского завода листового стекла, заметно смущаясь, переглядывается с другим немецким менеджером и отвечает на ломаном русском: «Все хорошо, проблем нет. Шашлык, хинкал — все нормально». Начальник — исполнительный директор проекта — удовлетворенно кивает головой.

Вместе с немецкими инженерами завод в Дагестане строят сотни зарубежных специалистов. Печь, к примеру, закладывают индийцы — больше ста граждан Индии кладут кирпичи, пока немцы налаживают компьютерное управление. Первый стекольный завод на Кавказе должен заработать к концу августа. Его хозяин — №20 в списке Forbes Сулейман Керимов.

Других признаков инвестиционного бума в Дагестане не видно. «У нас в тени примерно 50% экономики, — разводя руками, говорит премьер Дагестана Мухтар Меджидов. — Оптовые рынки, заправки, торговые сети, магазинчики, нефтеперерабатывающие мини-заводы — там нет почти никаких налогов». 

Министр экономики Раюдин Юсуфов показывает Forbes листы с приоритетными проектами нового руководителя Дагестана Рамзана Абдулатипова, где расписана программа действий главы республики — от кадрового аудита до девелопмента промышленных зон и строительства «Махачкала-Сити». Консультативная группа, подготовившая план нового правительства, создана еще одним участником списка Forbes, совладельцем группы «Сумма» Зияудином Магомедовым и его братом Магомедом.

Дагестан в надежных руках богатейших, которые возродят этот самый опасный регион страны? Как бы не так. Останется только один, намекает источник в окружении Сулеймана Керимова. Основные активы региона, которые Керимов считал своими, оказались объектом пристального интереса конкурентов. Зачем богатым предпринимателям бедный Дагестан?

Подошвы Кавказа

Кирпичный дом Зайнулы Будаева в поселке Новый Кяхалай ничем не выделяется в ряду сельских домов. Во дворе висит белье, в гараже припаркована белая Lada Priora. На заднем дворе сарай, в нем работают несколько мужчин. Помещение напоминает будку обувной мастерской, так же пыльно, пахнет клеем и валяются подошвы. Но здесь обувь не ремонтируют, а делают, а потом продают в Москве на вещевых рынках. Черные кожаные туфли, мягкие мокасины выглядят вполне качественно и уж точно не уступают китайским. Когда корреспондент Forbes спросил название «лейбла», Зайнула задумался: «Супершорст, кажется. Я такую железку купил, там так написано». При ближайшем рассмотрении выяснилось, что на железной печати, с помощью которой рисуется логотип, написано SuperShoes. Будаев радуется: «У меня, значит, суперобувь!»

Зияудин Магомедов, владелец группы «Сумма».

В день предприятие Будаева выпускает до 40 пар обуви, ее продают оптовикам в среднем по 650 рублей. Всю фурнитуру и кожу он покупает в Махачкале, в магазинах «Все для обуви». «Брал Lacoste — так вообще ботинки разлетались как пирожки», — рассказывает обувщик. Модели он придумывает сам, ориентируясь на спрос. После выплаты зарплаты четырем мастерам ему остается до 100 рублей с пары. В месяц до 120 000 рублей — неплохой заработок для Дагестана. Но и не такой большой, чтобы платить налоги. «Я держу рабочие места, если бы они у меня не работали, кто знает, что бы они делали, может, ушли бы в лес», — объясняет владелец социально ответственного бизнеса.

Таких маленьких мастерских в Новом Кяхалае, Первой Махачкале и других районах на окраине дагестанской столицы — сотни, если не тысячи. По оценке руководителя Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Дениса Соколова, одна Махачкала производит до 10 млн пар в год. Есть и крупные цеха. В кабинете компании Feisal висит плакат «Наша цель — мировой рынок» и для наглядности карта, чтобы было понятно, какие рынки штурмует дагестанская обувь. Объемы выпуска у компании Фейсала Алишаева вполне промышленные. Тысяча пар в день, годовая выручка около $10 млн. Есть скопированные модели мировых брендов, но значительная часть продукции уже идет под собственным логотипом Feisal.

Сейчас в Дагестане делается пятая часть всей обуви в России. Дешевая рабочая сила и более качественная отделка, чем в Китае, позволяют конкурировать в низком ценовом сегменте. Обувная отрасль выросла фактически с нуля, и сейчас она едва ли не единственный экспортный сегмент дагестанской экономики. Правда, на налоговых поступлениях это не отражается, вздыхает премьер Мухтар Меджидов. Практически в каждой отрасли недостачи. «Например, если брать автозаправки, по бумагам получается, что каждая бензоколонка заправляет по паре автомобилей в день», — сокрушается премьер. По оценкам Дениса Соколова, уровень неформальной экономики практически равен ВРП, который сегодня один из самых больших в Кавказском округе — 360 млрд рублей. Дагестан — дотационный регион, но в неформальной экономике все выживают сами. Кошмарить не платящих налоги предпринимателей власти не готовы.

Противостоять власти дагестанцы научились даже в свободное время. Обувщик Зайнула после разговора с корреспондентом Forbes вместе с братом садится в белую Priora и едет «на дежурство». Дежурить приходится в недостроенном доме в районе Черных камней. Земля близ Махачкалы на берегу Каспийского моря исторически принадлежала кумыкам. Однако историю вспомнили, когда местный муниципалитет стал раздавать участки аварцам. Кто-то успел построиться, другим не дают кумыки, установившие круглосуточное патрулирование территории. Строительство коттеджей на берегу моря встало. Полиция устранилась, и кумыки так и сидят, сменяя друг друга в недостроях.

Инвесторам в Дагестане часто приходится вступать в противостояние с местным населением. Например, бывший министр сельского хозяйства Умалат Насрутдинов, получив в собственность Какашуринскую птицефабрику, столкнулся с местными жителями, которые решили вопрос по-кавказски. Более 300 человек пришли к птицефабрике, чтобы ее поджечь, а также проучить владельца и менеджмент. В драке один погиб, девять получили ранения. На следующий день толпа подожгла уже дом сына Умалата. Люди требовали выделить им имущественные и земельные паи, в числе которых была и птицефабрика.

Местные жители практически не выполняют распоряжения властей. Отчасти поэтому большинство земель здесь не разграничено, а про кадастровый учет знают только из новостей. 

«Бог создал землю и больше ничего. С такими участками приходилось работать», — говорит Олег Липатов, бывший гендиректор «Нафта Москва». По уровню инвестиций на душу населения Дагестан занимает 54-е место в России, их здесь почти в два раза меньше, чем в среднем по стране. 

Лесные регуляторы

Бородатые мужчины сидят кто на полу, кто на стульях и слушают лектора. «Жена отвечает за готовку и уборку, мужчина — за добычу денег и забивание гвоздей. Это называется «синергия», — объясняет преподаватель. Исламский деловой клуб стал собираться недавно. На нем рассказывают, как вести бизнес, не нарушая исламских канонов. Например, один из таких канонов — не брать и не давать кредитов. Другой закон — платить «закят», неофициальный налог, 2,5% от годовой прибыли, который каждый мусульманин через мечеть должен раздавать бедным. По словам одного из основателей клуба, Исы Бархаева, клуб закрытый и миссионерской деятельности не ведет. Тем не менее на лекциях по исламскому бизнесу всегда аншлаг. Однако выплата «закята» и соблюдение других исламских правил не спасает от другого фискального бремени — платы «лесным братьям», или террористам, по терминологии федеральных властей.

Страницы123
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.