Почему в России бессмысленно создавать комиссии по защите конкуренции

Вадим Новиков Forbes Contributor
фото ИТАР-ТАСС
Пока конкуренции боятся и власть, и общество, нет смысла создавать комиссии по ее защите

Конкуренции в России, очевидно, недостает друзей. В последнее время руководитель ФАС Игорь Артемьев неоднократно сокрушался: правительственная программа развития конкуренции если не потерпела фиаско, то буксует. Проблема, полагает Артемьев, в ментальности чиновников. Они не просто пассивны и не просто считают конкуренцию второстепенной проблемой: позиция многих, если не большинства отраслевых министерств заключается в том, чтобы создавать монополии.

На днях на первое заседание соберется обновленная правительственная комиссия по развитию конкуренции, которая по замыслу руководителя ФАС должна исправить ситуацию. Но это бьет мимо цели — комиссия не может изменить ментальность чиновников. Не может она изменить и политический курс, который чиновники обязаны проводить в жизнь. Между тем развитие конкуренции — вопрос политический.

Конкуренция — это положение, при котором несколько людей или компаний стремятся к достижению определенных целей, причем если одни из них достигнут своих целей, то по этой причине другие не смогут достигнуть своих. Это положение, при котором конкуренты (нередко сознательно) наносят ущерб интересам друг друга, причем суммы ущерба больше тех, что фигурируют в Уголовном кодексе. Это положение, которое предполагает ту самую незащищенность экономического положения хозяйствующих субъектов, в которой упрекают капитализм его критики. Это положение, при котором могут разориться политически привлекательные фирмы или их группы (такие как «отечественные сельхозпроизводители», «малый бизнес», «производители качественных товаров»), а работники могут массово потерять работу. Развитие конкуренции предполагает терпимость политиков к подобного рода социальным издержкам, но эта терпимость сейчас невелика.

В силу этого развитие конкуренции, которое признается одной из целей правительства, находится в объективном противоречии с двумя другими политическими целями — протекционизмом (защитой компаний от их конкурентов) и патернализмом (защитой потребителя от результатов его собственного выбора).

Симпатия правительства к протекционизму и патернализму, если не предпочтение их перед конкуренцией, очевидны. Показательны результаты опроса ФОМ: 34% опрошенных считают, что правительство больше защищает интересы производителей, чем потребителей, и только 11% уверены в обратном. Максима «защищенность лучше, чем незащищенность» вполне могла бы быть девизом кабинета.

Кое-что показывает уже полное название комиссии, которой доверили заниматься конкуренцией: «Правительственная комиссия по вопросам конкуренции и развития малого и среднего предпринимательства». Рост экономической значимости одной из групп фирм сразу становится частью задачи, хотя преимущества той или иной группы по идее должны были бы пройти проверку конкуренцией. Должно быть соревнование, но в то же время тот-то и тот-то точно не должен проиграть — обычный для России подход.

Не менее показателен пример внешнеторгового протекционизма. Уровень ввозных пошлин в России — в среднем 10% — исключительно высок. Однако правительство даже не ставит задачу отказа от этих ограничений иностранной конкуренции. Взятое перед ВТО обязательство снизить пошлины на треть — наиболее способствующий конкуренции шаг за последнее время — в правительстве не принято называть иначе как «уступками», т. е. чем-то таким, что нежелательно само по себе, хотя и необходимо для каких-то иных целей. Пострадавшие от вступления в ВТО отрасли, как сообщил 20 сентября на заседании правительства министр финансов Антон Силуанов, получат бюджетную поддержку. Правительство снижает защищенность производителей от решений потребителя, но одновременно стремится к тому, чтобы это имело минимум практических последствий.

Не стоит считать, что вся проблема в собственных идейных установках руководителей государства. Имеют значение и политические реалии: в обществе также недостает друзей конкуренции. Согласно опросу ВЦИОМ только 30% считает, что вступление в ВТО принесет стране больше пользы, чем вреда (опрос ФОМ дает еще меньше — 21%). В Государственной думе вступление в ВТО не поддержала ни одна из парламентских партий, кроме «Единой России». Согласно еще одному опросу ФОМ, только 39% опрошенных считают, что конкуренция полезна, тогда как 18% считают ее вредной, а оставшиеся сомневаются.

Когда конкуренцию по большому счету не хотят ни верхи, ни низы, опрометчиво надеяться на перемены. Они произойдут, когда правительство сможет принять программу с честным, не затемняющим суть дела названием — «Программа развития незащищенности в РФ» — и получить для нее общественную поддержку.

Новости партнеров