Удостоверение верующего — следующий этап?

Марат Гельман Forbes Contributor
Марат Гельман о том, чем может закончиться введение уголовной ответственности за оскорбление веры

Закон сам не читал, поэтому мои размышления касаются того, что вынесено в название: «О законопроекте об оскорблении чувств верующих».

Видимо, стоит ожидать, что одновременно с введением закона о защите чувств верующих появится само определение верующего. Например, если принимается закон о защите детей, мы ведь определяем, кто ребенок, а кто нет. Кого этот закон касается, а кого нет. Как отделить верующего от неверующего. Чьи чувства надо защищать, чьи нет? Может, ввести удостоверение верующего? Как ветерана войны. Или если десятину своей церкви платит, получает из прихода справку: этот — верующий.

Шутки шутками, но я прекрасно помню, как возмущались коммунисты лишь разговорами о выносе тела Ленина из мавзолея. Наверняка еще есть много людей в стране, для кого его имя больше, чем имя Христа для христиан. Они подпадают под этот закон?

Ну и самое главное. Это про оскорбления чувств. Особенно про невольные оскорбления.

Из-за этой реплики работы Малевича (на фото справа) на мою галерею подали иск (тогда еще гражданский, а не уголовный) за разжигание. Мол, православный крест колбасой осквернили. Надо ли объяснять, что крест — это еще и геометрическая фигура. И наряду с квадратом, кругом и треугольником являлся одним из основных элементов супрематических композиций.

Мы с одним высшим чином РПЦ обсуждали работу Гутова, что на картинке внизу. Он говорит: с одной стороны, нет лица, это может считаться кощунством, с другой — похоже на прориси, с которых иконы тиражируют.

У художников нет такой задачи — оскорбить, но кто-то может оскорбиться от чего угодно. Важно, чтобы большинство не поддавалось на истерику и пыталось понять замысел художника. Вот даже самый радикальный пример — созданная в советское время работа уже умершего Вагрича Бахчиняна. Распятие, на котором вместо головы Христа — значок с профилем Ленина. Вагрич создавал ее во время совка, как бы укоряя, что у вас вместо Бога — Ленин. И не было в этом святотатства. Не было намерения оскорбить. Видимо, предполагается, что можно доказать умысел, желание оскорбить. Но как?

Я бы ограничился более строгим наказанием за вандализм в сакральных местах, таких как церковь, кладбище, мемориал памяти.

Новости партнеров