Потеряет ли Саакашвили власть?

фото ИТАР-ТАСС
Итоги парламентских выборов в Грузии — важнейшее политическое событие последнего десятилетия на постсоветском пространстве

Значение завершившихся парламентских выборов в Грузии несравнимо с обычной избирательной кампанией. Вряд ли будет преувеличением назвать их одним из важнейших политических событий последнего десятилетия. Для этого есть как минимум две причины.

Во-первых, октябрьская парламентская кампания открыла новый избирательный цикл, который будет завершен в будущем году избранием главы государства. За весь период, прошедший после распада СССР, в Грузии еще ни разу высшая власть не передавалась мирным и конституционным путем. Первый президент кавказской республики Звиад Гамсахурдиа был свергнут Военным советом, а его преемник Эдуард Шеварднадзе покинул свой пост в результате «революции роз». В январе 2008 года действующий глава государства Михаил Саакашвили выиграл вторые в своей жизни президентские выборы. Однако в течение его второй легислатуры призрак нелегитимного правления, время от времени пробуждаемый оппозицией, постоянно витал над ним. Таким образом, в ходе нынешнего избирательного цикла у Грузии появляется шанс разорвать порочный круг и осуществить первую в истории своей новейшей государственности мирную передачу от одного высшего должностного лица другому.

Во-вторых, парламентская кампания оказалась зарифмованной с конституционной реформой. Поправки к Основному закону вступят в силу только по завершении всего избирательного цикла. Но их смысл ясен уже сегодня. Произойдет перераспределение властных полномочий между президентом, премьер-министром и парламентом. И если главу государства с урезанными полномочиями будет избирать все население страны, то премьера, становящегося персоной номер один в государственной иерархии, определят народные представители. Отсюда и рост политической капитализации национального парламента. Теперь он становится чем-то большим, чем департаментом голосования Государственной канцелярии. Именно так в последние годы его именовали грузинские оппозиционеры. Отныне ситуация меняется. Вновь избранный состав парламента будет утверждать главу правительства и спикера, чья роль также не будет функцией статиста.

Эти обстоятельства предопределили острую конкуренцию в ходе борьбы за голоса избирателей. В 2012 году правящей партии «Единое национальное движение» противостояли не разрозненные колонны оппозиции, возглавляемые вчерашними министрами и бывшими соратниками Саакашвили по «революции роз». На этот раз перчатку власти бросил Бидзина Иванишвили, человек, имеющий свою «материально-техническую базу», а потому менее зависимый от пресловутого административного ресурса. Говорить о том, что у грузинского олигарха была какая-то особая программа или неповторимая команда знатоков предвыборного дела не представляется возможным. Он просто мастерски приватизировал то, что власть, увлекшись реализацией стратегического партнерства с Западом, оставила без внимания. Иванишвили со своим блоком «Грузинская мечта» смог раскрутить ресурс патернализма, который никуда не делся при всех «либерально-демократических инновациях» победителей «революции роз». И власть осознала свою ошибку, но слишком поздно. Включение в игру премьера, вчерашнего «серого кардинала» грузинской политики Вано Мерабишвили с его лозунгами заботы о сельском хозяйстве и «бедном человеке» не переломили ситуацию в пользу «Единого национального движения».

Да, скорее всего, правящая партия победила по мажоритарным округам. Но сам факт ее неудачи на выборах по партийным спискам (а это фактически признал и сам Саакашвили) создает новую ситуацию. В политическом пространстве происходит институционализация второго полюса в виде «Грузинской мечты». Провал «третьей силы» в разных ее вариациях более или менее очевиден. Но этот второй полюс может быстро рассыпаться. Электоральный успех «мечтателей» может, как это часто бывает на постсоветском пространстве, спровоцировать борьбу амбиций участников оппозиционного объединения. И власти вполне по силам помочь этому.

Сегодня (особенно в России, учитывая всю специфику отношений двух национальных лидеров) грузинскую власть пытаются списать со счетов. Это выглядит как поспешное суждение. Саакашвили потерял только первую линию обороны. До следующих выборов у него еще есть время. И он вполне может воспользоваться ошибками своих оппонентов, если будет действовать грамотно и не обострять без надобности игру. Эффективность в парламентской работе может добавить дополнительных очков «мечтателям» в 2013 году. Но откровенные провалы будут способствовать их превращению в «вечно вторых».

Впрочем, правила игры во второй части избирательного цикла будут зависеть не только от действий Саакашвили и его оппонента Иванишвили. Внутри самой правящей группировки (речь, конечно же, не обо всем «Едином национальном движении», а о круге близких к грузинскому президенту людей) могут начаться интересные движения. Вано Мерабишвили сама логика событий заставляет предпринимать более активные действия, ибо сегодня он может превратиться в мишень для принесения в жертву. Поводов для этого накопилось немало. «Тюремный скандал», относительная неудача на выборах. Власть может попытаться «очистить ряды» накануне президентских выборов. Для Саакашвили такие операции не новость. Вспомним хотя бы его расставание с Ираклием Окруашвили. Между тем вряд ли кто-то из окружения Саакашвили сравнится с экс-министром внутренних дел Грузии по части административного опыта и хитроумных политических комбинаций.

Таким образом, с подведением итогов голосования выборная история не закончилась. Зрителей и заинтересованных лиц ждет вторая часть цикла — избрание президента и введение в жизнь конституционных изменений.

Читайте далее: Что миллиардер Иванишвили продал ради победы на выборах

Новости партнеров