Тайна денег: как экономика начала управлять жизнью | Forbes.ru
сюжеты
$58.7
69.23
ММВБ2151.15
BRENT63.64
RTS1154.51
GOLD1257.57

Тайна денег: как экономика начала управлять жизнью

читайте также
Мертвые души. Как руководители заводов в СССР боролись за рост зарплат Исполнение на ГИС: как IT топят бизнес в формальностях Управляемая рецессия: станут ли мировые финансовые проблемы менее острыми? +10 просмотров за суткиТормоза электрокаров: почему не сбываются амбициозные прогнозы по росту продаж электромобилей? Помощник президента сравнил торговлю big data c продажей земли за стеклянные бусы Китай замедленного действия, или что происходит со второй по величине экономикой мира Как вирусы-вымогатели принимают платежи и почему они требуют «выкуп» в биткоинах? «Оптимистическое кино»: Орешкин о реформе госуправления и росте экономики Ваш чат закрыт: что значит новый законопроект о регулировании мессенджеров? +3 просмотров за суткиРоботизация как способ экономического выживания Первая речь Трампа в Конгрессе: благие намерения или начало больших экономических реформ? Нефть, грабежи и налоги: бизнес-модель «Исламского государства» в графиках Назад в 30-е: чем опасна для мировой экономики радикальная политика Трампа? В погоне за трендами: куда инвестировать, когда экономика растет? +5 просмотров за суткиДавос 2017. Главные лица, цитаты и события Всемирного экономического форума +17 просмотров за сутки55 или 85: сколько будет стоить доллар в 2017 году? +55 просмотров за суткиПрогнозы – 2017: почему надо готовиться к сдуванию экономического пузыря Чем обернулось торможение рыночных реформ Полковника никто не помнит: как живет Ливия без Муаммара Каддафи Мобилизация перед войной: почему сегодня невозможно применить модель экономики Сталина Южная Корея без президента: импичмент входит в моду

Тайна денег: как экономика начала управлять жизнью

Сильвия Назар написала захватывающую социалистическую историю экономических учений

В издательстве Corpus готовится к публикации книга Сильвии Назар «Путь к великой цели: История одной экономической идеи». В оригинале книга называется «Grand Pursuit: The Story of Economic Genius». Назар рассказывает о том, как за последние два века экономика перестала быть скучной, абстрактной и мрачной наукой. И превратилась в инструмент, позволяющий управлять жизнью, менять судьбу людей и целых наций. 

Подчас автор книги интересен не меньше, чем его произведение. Сильвия (Зульфия) Назар — наполовину немка, наполовину узбечка по национальности. Ее отец работал в ЦРУ. Назар получила филологическое, а потом экономическое образование и четыре года помогала выдающемуся русскому экономисту Василию Леонтьеву. Затем, удачно соединив литературный дар и интерес к экономике, она работала журналистом в Fortune и The New York Times, писала колонки в разные издания. 

Сейчас Сильвия Назар много выступает с лекциями и пишет третью книгу — она расскажет о «советских коллаборационистах, шпионах и агентах влияния в конце Второй мировой войны». Несомненно, это будет захватывающее чтение. Из газеты Назар ушла, чтобы написать свою первую книгу — биографию Нобелевского лауреата по экономике, математического гения Джона Нэша. Экcцентричный ученый, еще в 30 лет получивший диагноз «параноидальная шизофрения», внес гигантский вклад в теорию игр и дифференциальную геометрию. В одном из интервью Назар говорила, что в Нэше ее поразило сочетание гениальности и безумия — греческая трагедия, шекспировская драма и волшебная сказка, перемешанные друг с другом.

Книга Назар сразу стала бестселлером, ее перевели на 30 языков. Рон Ховард снял по ней получивший четыре «Оскара» одноименный фильм Beautifil Mind («Блестящий ум», в русском переводе — «Игры разума») с Расселом Кроу в главной роли. В отличие от книги фильм неточно передает даже биографию Нэша. Напротив, работа Сильвии Назар, отмечает профессор ВШЭ Константин Сонин, не только захватывающее чтение, но и точное изложение основных математических и экономических результатов, полученных Нэшем. После выхода книги Нэш весьма дружески общался с Назар, а вот многие детали фильма опровергал.

В начале 2000-х годов Колумбийский университет (Нью-Йорк) пригласил Назар на должность профессора деловой журналистики. Эту профессуру в Школе журналистики университет открыл на паритетных началах с благотворительной организацией The Knight Foundation, занимающейся поддержкой качественной журналистики. Но закончилась эта история плохо. В 2013 году Назар подала иск против своего работодателя. Она обвинила университет в нецелевом использовании средств (более $4,5 млн, по оценке аудитора KPMG, нанятого Knight, когда разразился скандал). 

Университет по условиям договора с Knight должен был покрывать базовые зарплаты исследователей, а фонд выделял такую же сумму ($1,5 млн) на исследования и премии. Вместо этого университет платил Назар зарплату из средств фонда, а дополнительные расходы вынуждал покрывать самостоятельно, благо гонорары позволяли. Так Назар израсходовала $174 000, когда же университет попросил покрыть ее еще $70 000 «фантомных» расходов на IT, ее терпение лопнуло. В итоге фонд пошел на мировую с университетом, признавшим нецелевое расходование средств. Возглавлявший Школу журналистики 10 лет декан уволился. Иск Назар еще не рассматривался. 

Тема гениальности и безумия долго не отпускала Назар. В 2006 году она написала для The New Yorker ставший классическим текст о математике Григории Перельмане. Назар умеет и быть репортером (она довольно много разговаривала со своим героем, в отличие от Маши Гессен, написавшей о нем книгу), и говорить языком, понятным для непосвященных, о сложных математических и экономических идеях. Правда, герою нужен протагонист. Им стал гарвардский математик Яу Шинтан, «злой демон» Перельмана. После выхода статьи он даже собирался подать на Назар в суд за клевету, но потом одумался.

Теоретически оба главных героя Назар могли встретиться. В 2003 году Перельман прочитал несколько лекций о доказательстве гипотезы Пуанкаре. В Принстоне его слушал 75-летний Джон Нэш.

Вторая книга Назар, в оригинале вышедшая два года назад, рассказывает, как экономика стала инструментом активного преобразования мира. Назар воодушевлена идеей, что современная экономика, в отличие от классической, может повышать уровень жизни людей. Ее книга показывает, как ученые пришли к этому.

 

Начинается история Назар, разумеется, с идей Карла Маркса, слишком хорошо известных российским читателям.

Знакомые идеи о невозможности роста зарплат при капитализме (как всегда у Назар, вполне адекватно изложенные) помещены здесь в контекст личной судьбы автора. Безработный журналист, которому нечем платить за аренду дорогого дома, снятого ради дочерей. Финансовые неурядицы, замкнутость, болезни, жизнь в Лондоне без знания английского языка — отличный питательный раствор для мрачных пророчеств о крахе капитализма. 

Следующая остановка — Альфред Маршалл, увидевший в образовании шанс победить социальную несправедливость — нищету посреди изобилия. В интеллектуальном капитале он разглядел ключ к повышению производительности труда и преодолению нищеты. Ставя во главу угла человеческий талант, Маршалл, в отличие от большинства предшественников и современников, с одинаковой симпатией относился к предпринимателям и рабочим, антагонизм которых никак не могла осмыслить политэкономия XIX века. 

Ирвинг Фишер — человек, попытавшийся разгадать «тайну денег», тяжело переболев туберкулезом (у Назар идеи неотделимы от жизни их автора), стал проповедником умного государственного вмешательства в экономику. Он окончательно отказался от либерализма в пользу социализма: то, что выгодно для отдельного человека, невыгодно для общества. Большинство героев книги Назар — левые. У автора, симпатизирующего либерализму, отбор имен и идей был бы другим. Но и книга получилась бы, например, о становлении идеи свободы, а не о том, как экономика может повышать благосостояние людей. 

Дальнейшая история экономических идей от Назар — виртуозно воспроизводимая дискуссия Шумпетера, Кейнса, Хайека и Фридмана. Читатель, слишком симпатизирующий одной из этих фигур, может остаться недовольным, но для «внепартийного» читателя лучшего изложения споров середины прошлого века не пожелаешь. Не буду пересказывать его — лучше самостоятельно увидеть, как в биографическом методе Назар переплетаются обстоятельства жизни экономистов и их идеи. А итоговой точкой для нее стал индийский экономист Амартия Сен, сильно не любивший утилитаризм и показавший, из чего складывается общественное благосостояние. Это в ее изложении почти «новый Ганди». 

 

История экономической мысли получилась у Назар левой. Никто не спорит, что экономическими условиями нужно управлять, уверена она, — спор лишь в том, как это делать.

Книга неплохо переведена (Corpus выкупил права и на русское издание биографии Нэша, но пока не издал ее). Однако, как и в большинстве таких изданий, очень не хватает русского предисловия и комментария. История экономической мысли XIX–XX веков — не чуждая российским экономистам тема. И комментарий, вводящий книгу в контекст отечественных споров, был бы весьма уместен. Украсил бы русское издание и перевод развернутой рецензии на книгу, написанной принстонским профессором Орли Ашфелтером.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться