Казус Сколково: кому нужны «какие-то сотни тысяч долларов»?

Виктор Вексельберг Фото Артема Голощапова для Forbes
Кто прав в споре Владислава Суркова и Следственного комитета из-за Сколково

Недавние рассуждения Владислава Суркова в Лондонской школе экономики о том, что крупному бизнесмену, попавшему на госслужбу, незачем воровать «какие-то сотни тысяч долларов», несколько померкли на фоне перепалки Суркова со Следственным комитетом, которая (по совпадению) завершилась отставкой вице-премьера. Вопрос, между тем, достаточно важный, тем более, что с «каких-то сотен тысяч долларов» все и началось — речь идет о суммах, которые Сколково выплатило за лекции и консультации депутату Госдумы Илье Пономареву.

В Следственном комитете подозревают, что работа Пономарева совершенно не стоила этих денег, то есть фонд «Сколково» допустил растрату. Пытаясь доказать, что патрону фонда, миллиардеру Виктору Вексельбергу нет смысла заниматься подобными мелкими махинациями, Сурков и выступил со своим заявлением. И как бы в подтверждение того, что он-то уж точно ни при чем, Вексельберг (точнее, сколковский фонд) сам подал иск против Пономарева. Дело развивается.

Опытный пиарщик Сурков грамотно сдвинул тему. Действительно, подозревать миллиардеров в клептомании нет никаких оснований. Не станете же вы, находясь в добром здравии в супермаркете, где закупаете еды на 5000 рублей, прятать еще одну луковицу в карман. Вот так и Вексельбергу не нужен откат с лекции депутата. Аргумент эффективно работает.

Семнадцать лет назад его отлично использовал Владимир Потанин, когда получил пост первого вице-премьера правительства.

«К спецбуфету не прикрепился, на машине езжу своей», — говорил миллиардер из ОНЭКСИМа перед вступлением в должность. Наконец-то, удовлетворенно отмечали тогда многие наблюдатели, в стране появился чиновник, которому не нужны взятки.

Все верно, только незаинтересованность мультимиллионеров в малых операциях совершенно не отрицает их заинтересованности в операциях больших. Разумеется, Потанин не брал конвертиков с долларами у ходоков из регионов и не отмечал себе лишних дней в командировках за госсчет. Однако об интересах ОНЭКСИМ-банка тоже не забывал. В частности, он пробил постановление, отодвигающее небольшие банки от обслуживания бюджетных счетов, нанес прямые удары по конкурирующему банку МЕНАТЕП, отменив льготную реструктуризацию долгов ЮКОСа, и даже по патронируемому самим премьером Виктором Черномырдиным Национальному резервному банку — его Владимир Потанин оттеснил от операций с украинскими облигациями на сотни миллионов долларов. Однако лоббирование интересов своей бизнес-структуры у нас не называется и не считается воровством. Неслучайно, когда у враждебно настроенного по отношению к Потанину бывшего председателя Центробанка Сергея Дубинина прямо спросили, считает ли он, что Владимир Потанин вместе с другим известным финансистом Андреем Вавиловым украл бюджетные деньги, экс-глава ЦБ уклонился от ответа.

Сколковский босс Виктор Вексельберг об интересах своей бизнес-структуры тоже не забывает.

Менеджеры из его группы «Ренова» участвуют в строительстве объектов в Сколково, в его Меткомбанке хранятся временно свободные средства фонда. Никакого воровства тут тоже нет. Максимум нарушение этики. Примерно как в случае с главой администрации поселка на 6600 человек, который собирался купить себе через тендер автомобиль за 5,6 млн рублей. Себе в карман государственную копейку не положил — значит, ничего не украл. Ну а скромность и этика — дело восемнадцатое.

С нарушениями этики у состоятельных людей, как показало недавнее исследование группы ученых из университетов в Беркли и Торонто, поделать вообще ничего нельзя. Это, по сути, закон природы. Психолог Пол Пифф и его коллеги провели семь подробных экспериментов, которые однозначно выявили закономерность: богатые люди ведут себя менее этично, чем бедные. Оказалось, что представители «высшего класса», как их назвали исследователи, более склонны нарушать правила дорожного движения (мы это и без исследований знаем, не правда ли?), чаще отнимают конфеты у детей, лгут на переговорах и жульничают в розыгрышах даже скромных призов (в эксперименте играли на $50), легко закрывают глаза на нарушения профессиональной этики. Изыскания были проведены, по словам Пола Пиффа, для того чтобы найти способ, как привить богатым людям такие качества, как сочувствие и сострадание.

Только нужно ли?

Однажды я наблюдал такую картину. Знакомый бизнесмен, только что купивший жене украшений на несколько тысяч долларов, буквально выбил из скромного уличного торговца футболками скидку в два бакса. «Неужели тебе жалко?», — спросил я его. «Нет, конечно, — ответил приятель, — просто нужно поддерживать форму. Прощу сейчас доллар — когда-нибудь миллион провороню». Так что здоровая жадность даже полезна.

Новости партнеров