Затягивание поясов: придется ли Медведеву из-за кризиса проводить реформы?

Олег Буклемишев Forbes Contributor
фото Коммерсантъ/Павел Смертин
И в России, и в Европе верят в безболезненное решение зкономических проблем. Но это иллюзия

Для того чтобы по-настоящему вылечиться от недуга, как правило, нужно принимать лекарство. Вопреки этой усвоенной с детства житейской мудрости в экономике в последнее время царит вера в чудо. Превратившись из сугубо профессионального вопроса в предмет острой публичной дискуссии, тема austerity (по-русски говоря, посткризисного затягивания поясов) прочно заняла первые полосы мировых СМИ. Буквально всех без исключения волнует, можно ли преодолеть последствия кризиса и вернуться к устойчивым темпам экономического роста, не прибегая к болезненному сокращению государственных расходов. Дошло до того, что канцлер Германии Ангела Меркель, которая слывет главным поборником финансовой дисциплины в Европе, обсудила этот вопрос с папой римским Франциском и заручилась его поддержкой.

Но даже покровительства небесных сил недостаточно, чтобы вдохновить народы на экономию — повышение налогов или сокращение бюджетных расходов.

Против «затягивания поясов» сформировалась мощная коалиция во главе с президентом Франции Франсуа Олландом, в которую входят многочисленные европейские политики. Их мантра, подкрепленная заключениями авторитетных экономистов (включая нескольких нобелевских лауреатов), заключается в том, что стратегия излишней фискальной жесткости лишь подрывает ростки нового экономического подъема и не дает никаких плюсов для применяющих ее стран. Теперь с этим мнением в целом нехотя солидаризировались даже не замеченные ранее в излишнем популизме международные финансовые организации.

Политические дискуссии на темы экономических стратегий причудливо переплетаются с чисто научными. Чего стоит очень вовремя и вроде бы на ровном месте возникший скандал, который связан с ошибками, допущенными в опубликованной несколько лет назад работе Кармен Рейнхарт и Кеннета Рогоффа. Как выяснилось, там ошибочно указывалось, что превышение определенных порогов госдолга (90% к ВВП) ведет к замедлению роста и прочим негативным для экономик последствиям. Дополнительное эмпирические исследования показали, что на деле все не так плохо, как напророчили ученые, и жить с повышенными соотношениями госдолга к ВВП можно еще довольно долго без видимых проблем. Тратьте, господа, ничего страшного!

В качестве альтернативы применявшихся до сих пор рестрикций предлагается монетарное и фискальное смягчение, которое призвано пробудить экономику от спячки, запустить инвестиционный процесс и сократить огромную безработицу. Действительно, на сегодняшний день в своем воздержании от активного денежного стимулирования Европа осталась едва ли не в одиночестве среди развитых экономик — к уже долго экспериментирующим на поприще QE США недавно примкнула Япония и даже успела добиться определенных позитивных результатов, о которых ранее не могла даже мечтать. Тот факт, что, несмотря на все эмиссионные излишества, инфляция в этих странах по-прежнему остается на минимальных уровнях, опять же льет воду на мельницу противников режима экономии.

Если явных негативных последствий нет, отчего ж не следовать логике простых решений?

И вот по всей Европе политики заговорили о том, что успешная национальная экономическая стратегия должна не только быть состоятельной с профессиональной точки зрения, но и пользоваться поддержкой широкой публики. Это не просто политический трюизм, а руководство к конкретному действию: замедлению или даже сворачиванию — не мытьем так катаньем — программ структурного реформирования рынка труда, сокращения госсектора и устранения барьеров для свободной конкуренции. Под флагом борьбы с экономическим спадом государственные должники один за другим получают согласие кредиторов на более растянутые графики сокращения госрасходов.

Между тем последние экономические данные сигнализируют: структурные реформы, в том числе в фискальной области, жизненно необходимы. Мало того что общеевропейские показатели оставляют желать лучшего, но и неравенство между макрорегионами не только не сокращается, а даже углубляется: сегодня, впервые после кризиса для компаний европейской периферии кредит стал на 4 процентных пункта дороже, чем для аналогичных фирм из Франции и Германии. Вряд ли одно смягчение расходной и денежно-кредитной политики способно устранить этот разрыв, угрожающий углублением экономического кризиса на всем континенте.

Проблематика может показаться бесконечно от нас далекой. Не в пример большинству развитых стран, в России бюджет все еще сводится с профицитом. Россия по-прежнему получает немалые выгоды от устойчивого притока нефтедолларов. Нынешний госдолг по мировым меркам пренебрежимо мал. Безработица у нас минимальна, а экономический рост пока арифметически сохраняется. Все это даже позволяет нашим деятелям время от времени отпускать высокомерно-язвительные комментарии о европейском кризисе.

Но прочнее ли отечественные экономические фундаменталии в долгосрочном плане — большой вопрос. Исполнившаяся только что годовщина правительства Дмитрия Медведева — хороший повод вспомнить об этом. Изучение отчетного перечня разработанных и принятых за последний год законов, госпрограмм, социальных мер, планов и дорожных карт практически не оставляет сомнений: правительство по-прежнему занимается по большей части излюбленным программотворчеством и относительно незатейливыми техническими операциями, тогда как решения масштабных долгосрочных экономических проблем страны — от окончательной схемы преобразований пенсионной системы до образовательных реформ и положения в национальном энергетическом секторе — в лучшем случае долго и безуспешно обсуждались, чтобы быть вновь и вновь отложенными на потом.

Мегапроекты в процессе своей реализации обрастают многочисленными скандалами и в конечном счете после очередной отчетной даты оказываются сдвинутыми на периферию общественного сознания. Вязнут в агрессивной среде широко разрекламированные «дорожные карты» АСИ по расшивке «узких мест» инвестиционного процесса. Дезориентированное предпринимательское сообщество толком не понимает, чего стоит ждать от правительства завтра, и продолжает выводить средства из страны.

Немудрено, что и решение проблемы нынешнего экономического застоя видится властям главным образом в простых и чисто инструментальных мерах — снижении ставок ЦБ, распечатывании резервов и наращивании на этой основе госинвестиций. Но этого прискорбно мало для реанимации роста в экономике, сплошь покрытой язвами неэффективности и тромбами административного произвола.

Конечно можно, пассивно плывя по течению событий и закрывая глаза на копившиеся годами проблемы, продолжать делать вид, что у нас все замечательно, а очевидные приметы экономической стагнации — лишь тлетворное влияние зарубежных кризисов и сиюминутный каприз переменчивой конъюнктуры. Но против природы не попрешь. У сложных проблем нет и не может быть простых решений.

Врач, который, главным образом, следит, чтобы никому не было больно, — плохой врач.

Реальное лекарство от реальных экономических недугов — что в Европе, что у нас — не может не быть горьким. Меры, которые всем без исключения приятны, на самом деле ничего не меняют, а лишь загоняют болезни вглубь, гарантируя, что завтра с неизбежностью станет еще больней.

Новости партнеров