Налоговая геополитика: как россияне заплатят за создание Евразийского союза

Владимир Милов Forbes Contributor
фото Коммерсантъ
Президентская комиссия по ТЭК одобрила «налоговый маневр», который увеличит нагрузку на российских потребителей

В кои-то веки приходится соглашаться с Игорем Сечиным в вопросе о вредности предлагаемого властями «налогового маневра» в нефтяной отрасли — снижения экспортных пошлин и акцизов в обмен на резкое увеличение НДПИ. 4 июня на заседании президентской комиссии по ТЭК Владимир Путин в целом одобрил эти предложения Минфина и Минэнерго. Сечин неожиданно выступил против своего патрона, раскритиковав «налоговый маневр» в пух и прах и пригрозив заморозкой ряда крупных инвестиционных проектов.

Когда 13 лет назад правительство вводило налог на добычу полезных ископаемых, это делалось под лозунгами создания «стабильной и предсказуемой» системы налогообложения нефтяной отрасли.

Ни стабильности, ни предсказуемости в итоге не получилось.

За прошедшие годы система начисления НДПИ несколько раз кардинально менялась, постоянно корректировались базовые ставки налога, вводились и изменялись поправочные коэффициенты к нему (все эти изменения можно проследить здесь). И это не говоря уже о постоянной свистопляске со ставками экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты, где правительство чуть ли не каждый год замышляет новые «маневры» с целью что-то там стимулировать.

Надо ли говорить о том, что в такой инертной и капиталоемкой отрасли, как нефтянка, ключевым условием стимулирования инвестиций должна являться именно предсказуемость налогообложения? Очевидные инвестиционные провалы — затяжки с вводом новых проектов в нефтедобыче, отсутствие должного прогресса в модернизации нефтепереработки — как раз и связаны с плохой предсказуемостью налогового режима. Из-за этого, например, в начале нулевых крупные международные нефтегазовые компании соглашались работать в России только в режиме соглашений о разделе продукции (СРП), потому что налоговый режим в России абсолютно нестабилен. Именно по этому формальному критерию, а вовсе не по причине чьей-то русофобии, Россию можно отнести к разряду «третьих стран», для защиты от произвола фискальных властей которых обычно и применяется режим СРП.

У нас СРП гневно ликвидировали, оставив лишь три старых проекта, однако проблемы с существующей налоговой системой для новых проектов в нефтянке никуда не делись. Чтобы решить проблему, пришлось раздавать направо и налево щедрые налоговые льготы, от которых государство, по оценке автора этих строк, интегрально теряет куда больше, чем от «кабальных» условий СРП, заключенных в 1990-е. Но даже несмотря на льготы, новые проекты все равно остались не защищены от изменения базовых ставок налогов — подтверждением тому можно считать вчерашние грозные антиминфиновские реплики Сечина.

Совершенно неуместны и крокодиловы слезы чиновников по поводу отсутствия прогресса в модернизации нефтепереработки: ее все пытаются стимулировать какими-то новыми заградительными мерами типа корректировки ставок пошлин, вместо того чтобы понять, что нефтеперерабатывающий сектор характеризуется особо высокой капиталоемкостью и одновременно очень низкой маржой и очень чувствителен к стабильности налогообложения. Нет стабильности — нет и модернизации. Чиновники правительства плохо понимают эту азбучную истину, и их перманентные «маневры», мягко говоря, не способствуют той самой цели апгрейда НПЗ, о которой они на словах постоянно пекутся.

Чиновникам надо вызубрить простую истину: стабильность, стабильность и еще раз стабильность налогообложения, никаких «маневров» и никаких глобальных изменений налоговых условий — вот то, что нужно российской нефтянке в условиях, когда на старых месторождениях добыча падает, а освоение новых требует огромных капиталовложений. Мы сейчас не в начале 2000-х, когда можно было относительно легко добиться интенсификации добычи и повышения дебита скважин на советских месторождениях, а цена на нефть стремительно росла. Сейчас совершенно другая ситуация, и она постоянно ухудшается, так что отрасли нужна стабильность.

Вместо этого предлагается «маневр», смысл которого достаточно прост: сегодня основное изъятие ренты у нефтяников осуществляется через механизм экспортных пошлин, эти поступления российского бюджета оплачивают иностранные потребители российской нефти. А предлагается уравнять размеры ренты, уплачиваемые иностранными и российскими потребителями, то есть переложить часть фискальной нагрузки на российских потребителей.

Уместно задаться вопросом: а для чего такой «налоговый маневр» вообще нужен? Об этом как-то вслух не очень говорится. Так давайте скажем открыто:

это та цена, которую российским потребителям и налогоплательщикам придется заплатить за главное путинское геополитическое детище — Евразийский экономический союз с Белоруссией и Казахстаном.

В марте замминистра Шаталов незатейливо объяснил всю механику ситуации в интервью Reuters: выпадающие доходы бюджета от отмены таможенных барьеров и других ограничений в результате создания Евразийского экономического союза составят около $30 млрд в год, компенсировать их предлагается за счет повышения налогов на нефтяников, того самого «налогового маневра». Буквально сразу после этого министр финансов Силуанов, начальник Шаталова, выступил с опровержениями: дескать, никакого повышения налогов не будет. Получается, соврал.

Если брать цифры Шаталова за основу, то, например, внутренние цены на бензин могут вырасти из-за предлагаемых «маневров» одномоментно на 1-2 рубля за литр, а маржа нефтеперерабатывающих заводов сократиться в перспективе 3-4 лет до нуля. Вот суть того, что вчера одобрила Президентская комиссия по ТЭК. Это все больше напоминает конец 1980-х, когда КПСС, стремясь сохранить уходящую в небытие советскую систему, отнимало у нефтяной отрасли все больше и больше доходов на свои безжизненные прожекты, несмотря на торможение и начало падения производства. Обернулось все это катастрофическим падением нефтедобычи на 40% всего за несколько лет с 1988 по 1994 год, что внесло немалый вклад в экономические трудности тех лет (как только добыча нефти перестала падать, перестала падать и экономика). Сейчас ситуация структурно слишком похожа (темпы роста добычи нефти в прошлом году оказались минимальными за 15 лет, если не считать кризисного 2009 года), чтобы вот так легко идти на предлагаемые «маневры».

В связи с озвученными Путиным идеями обнулить НДПИ под китайский газовый контракт (читайте: подарить китайцам доходы бюджета от разработки восточносибирских газовых месторождений) и «докапитализировать» «Газпром» за счет бюджета на $25 млрд для строительства газопровода в Китай (читай: безвозмездно оплатить газопровод за счет средств российских налогоплательщиков) возникает резонный вопрос: не слишком ли дорого обходится россиянам построение путинской Евразии?

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться