Сомнительные привилегии: почему госбанкам опять нужна помощь

Олег Буклемишев Forbes Contributor
Фото РИА Новости
Частные источники для докапитализации закрыты — остаются деньги налогоплательщиков

В кризисном 2009 году правительства по всему миру не считали денег для спасения своих банковских систем. Не стали исключением и российские власти, поддержавшие госбанки субординированными кредитами за счет Фонда национального благосостояния (ФНБ): его средства были размещены на депозите во Внешэкономбанке под 6,5% годовых, а затем под ту же ставку выданы ВТБ и Россельхозбанку сроком на 10 лет. В итоге ФНБ получил относительно надежную инвестицию, а банки — столь нужное им в кризис пополнение капитала.

Однако переход на повышенные капитальные стандарты Базель III, в отличие от российского членства в ВТО, пока не ставится под сомнение, а за истекший период ситуация в госбанковском хозяйстве лучше отнюдь не стала. Определенную роль в этом сыграли закрытие рынков «после Крыма» и постепенная эскалация финансовых санкций, но, по-видимому, роль эта далеко не решающая.

Как ни крути, возвращение котировок акций ВТБ на кризисный уровень пятилетней давности выглядит логичным итогом их неуклонного с 2011 года снижения.

И если бы не столь своевременная переоценка по активам входящего в группу ВТБ закрытого паевого инвестиционного фонда, в первом полугодии текущего года ведущий финансовый институт страны ушел бы в убыток, подобно Россельхозбанку, который по РСБУ за тот же период получил отрицательный финансовый результат до налогообложения 8,3 млрд рублей (по сравнению с прибылью до налогообложения 1,9 млрд рублей годом ранее). Этот результат не удивляет, поскольку объем проблемных ссуд Россельхозбанка, бурно наращивавшего кредитование частных лиц, по данным Минфина, достигает 150 млрд рублей (это вшестеро превышает его намеченную докапитализацию). Так что иные, кроме денег налогоплательщиков, источники капитализации для госбанков сегодня исключены, причем как собственные, так и привлеченные: их профильный бизнес убыточен, а частные инвесторы совершенно не горят желанием приобретать такие акции.

И вот в соответствии со свежепринятыми поправками к антикризисному закону 2008 года «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы Российской Федерации» правительство постановило, что ранее выданные субординированные кредиты будут погашены, а финансирование в целях капитализации ВТБ и Россельхозбанка предоставлено в том же объеме и за счет того же ФНБ, но уже в форме привилегированных акций.

Если кратко, то главный смысл правительственного «финансового инжиниринга» можно сформулировать так. До сих пор существовали обязательства госбанков перед ФНБ с определенным сроком погашения, пусть даже и отнесенным в отдаленное будущее, а также жестко фиксированной стоимостью обслуживания, пусть даже и уступающей текущему рыночному уровню для тех же банков.

Теперь эти обязательства заменяются новыми, но уже бессрочными и бесплатными.

Как известно, привилегированные акции выпускаются без даты погашения, «навсегда»; да и сложно себе представить, чтобы осчастливленные правительством банки когда-либо вернули какие бы то ни было средства в растаскиваемый во все стороны ФНБ. Этим правительственное благодеяние не исчерпывается: вышеупомянутые поправки к антикризисному законодательству еще и отменяют для вновь выпускаемых акций стандартное для префов требование закона об акционерных обществах об «определении в уставе акционерного общества размера дивиденда и (или) стоимости, выплачиваемой при ликвидации общества» (их рыночная котировка также не предусматривается). И хотя в ходе июльской телеконференции с аналитиками руководство ВТБ утверждало, что обслуживание новых привилегированных акций будет проводиться примерно по текущей процентной ставке с учетом налогов, формально госбанки не обязаны платить по ним ничего. А при убытках — ничего платить и не будут.

Итак, выигрывают госбанки — реципиенты средств, а также ВЭБ — он выводится из финансовой схемы, которая была для него не просто бессмысленна, но и требовала капитального резервирования. Проигрывают же, очевидно, будущие пенсионеры, которые в обмен на живые деньги ФНБ становятся неголосующими собственниками двух потенциально убыточных банков.

Что самое интересное, это никак не отразится на минфиновской учетной стоимости ФНБ, в котором все «инвестиции», вне зависимости от их реальной стоимости, будут, по-видимому, по-прежнему числиться по номиналу. Другими словами, в то время как живые деньги «национального благосостояния» разойдутся по «правильным» счетам, обычным людям вместо дополнительных пенсионных гарантий придется довольствоваться ничем не подкрепленными обещаниями чиновников и пухлым портфелем разнообразных неликвидов.

Новости партнеров