Принуждение к кредитованию: почему не сработает план правительства

Олег Буклемишев Forbes Contributor
Фото Diomedia
Кредитная экспансия в условиях экономического спада приведет лишь к новым проблемам для банков

После кризиса 2007-2009 годов эффективная трансформация централизованных фондов в кредиты хозяйствующим субъектам — голубая мечта любого правительства и Центрального банка, идущих ради этого на всяческие монетарные ухищрения. Так что ничего удивительного в том, что теперь и российское правительство попытается обеспечить прирост кредитования приоритетных отраслей реального сектора экономики путем реализации схемы докапитализации банков, нет.

Однако практика показывает, что задача эта крайне сложна.

К примеру, в США расчеты на активную кредитную экспансию в результате реализации политики «количественного смягчения» в целом не оправдались: пятикратное увеличение денежной базы по сравнению с докризисным уровнем привело к росту кредита относительно низшей точки его спада лишь в полтора раза. Операции долгосрочного рефинансирования (LTRO) от европейского ЦБ оказались еще менее успешны — несмотря на увеличение его баланса в 2011 году с €2 млн до €3 млн, кредитование со стороны коммерческих банков даже уменьшилось. В свою очередь, японский Центробанк в ходе количественных смягчений 2001-2006 и 2013-2014 годов также не сумел добиться уверенного прироста банковского кредита экономике. По мнению некоторых экспертов, реализация Банком Англии с 2012 года операций «Фондирование для кредитования» (по конструкции она больше всего похожа на российскую схему докапитализации) привела не столько к расширению кредитования среднего и малого бизнеса, сколько к быстрому росту цен на недвижимость, а кроме того, ударила по карману вкладчиков, поскольку благодаря накачке дешевыми финансовыми ресурсами кредитных организаций те оказались гораздо меньше заинтересованы в привлечении средств на рынке и снизили ставки по депозитам.

Добавим к этому, что нынешняя российская ситуация во многом специфическая. Экономика страны постепенно входит в острую стадию кризиса, принципиально отличающегося от дефляционной стагнации, которую с переменным успехом пытаются одолеть развитые страны. Резкое падение цен на нефть, уже приведшее к обвальной девальвации рубля, грозит быстрой утратой резервов, ускорением инфляции, сворачиванием бюджетных программ и заметным падением уровня жизни. Вынужденное повышение ставки Банка России сделало кредит запретительно дорогим для подавляющего большинства экономических субъектов. Вследствие реализации внешнеполитической стратегии Кремля российские банки и корпорации оказались не в состоянии привлекать финансовые ресурсы и в значительной части случаев — рефинансировать ранее сформированную задолженность на внешних рынках капитала, что обостряет кредитно-инвестиционный голод. В таких условиях едва ли не единственным источником кредитной подпитки экономики становятся централизованные ресурсы, находящиеся в распоряжении правительства и ЦБ.

Специфика ситуации диктует своеобразие выбранной схемы поддержки банковского кредитования.

Прежде всего, докапитализация банков через эмиссию облигаций федерального займа на 1 трлн рублей призвана задействовать одно из немногих остающихся преимуществ российской экономики, низкий уровень государственного долга. К сожалению, иначе воспользоваться данным преимуществом не получается, поскольку реализация этих ценных бумаг на рынке возможна лишь с доходностью, заметно превышающей 10% годовых. Минфин России пока к этому явно не готов.

Также вполне объяснимо предпочтение в пользу столь высокого порогового значения собственного капитала банков, которые могут претендовать на докапитализацию (25 млрд рублей). Судя по всему, в правительстве окончательно очерчен оборонительный контур ядра банковской системы на кризисный период: решено не распыляться на поддержку большого числа кредитных организаций, а сконцентрировать имеющиеся ресурсы на двух-трех десятках самых крупных финансовых институтов, контролирующих примерно 90% совокупных банковских активов.

Бороться же за выживание остальных банков (в том числе с иностранным капиталом), по-видимому, предоставят их собственникам. Впрочем, собственникам крупнейших кредитных организаций также предложено софинансировать увеличение их капитализации из иных источников; невыполнение данного условия угрожает банкам-участникам схемы поражением в правах в части установления заплат, бонусов и дивидендов (интересно, как в случае с госбанками государство договорится само с собой?)

Но даже в случае максимально возможного увеличения совокупного банковского капитала в результате реализации данной схемы (то есть на 13%) ожидать от крупнейших банков бурной кредитной активности вряд ли стоит. От банков, которые собираются участвовать в программе докапитализации, требуется ежегодно наращивать кредитный портфель в течение трех ближайших лет не менее чем на 12%. На первый взгляд, умеренная цель, но на самом деле это не так. Для сравнения, ЦБ оценивает прирост совокупного банковского кредитования в 2014 году на уровне 13-15%, однако, по данным рейтингового агентства «РИА Рейтинг», обеспечить такой результат по итогам первых девяти месяцев года смогли не более половины ведущих отечественных банков. При этом если в прошлом году в экономике был, судя по всему, достигнут минимальный, но все-таки рост, то в 2015-м экспертный консенсус сулит российскому ВВП существенный спад, а дальнейшие перспективы весьма туманны.

Ухудшение конъюнктуры чревато заметным снижением среднего кредитного качества заемщиков, и наращивание кредитного портфеля в таких условиях приведет только к резкому разбуханию объемов просроченной задолженности. Между тем доля просроченных розничных кредитов за последний год увеличилась почти вдвое и достигла отметок, которые в прошлый раз были зафиксированы в посткризисном 2010 году; корпоративная просрочка также пошла в рост.

Таким образом, продавливание ускоренной кредитной экспансии не только нереалистично, но и опасно, поскольку довольно быстро может привести к возникновению необходимости в новой докапитализации банков. К счастью, заставить банкиров в условиях кризиса разом переключить финансовые потоки с высокоприбыльных валютных и иных спекуляций на рискованное кредитование реального сектора экономики может только введение жесткого контроля за движением капитала внутри крепости «Россия». Но это уже будет совсем другая история…

Новости партнеров