Псевдонаучная деятельность: как российский бизнес вредит образованию | Мнения | Forbes.ru
$57.48
68.29
ММВБ2063.76
BRENT57.68
RTS1131.08
GOLD1292.14

Псевдонаучная деятельность: как российский бизнес вредит образованию

читайте также
+1201 просмотров за сутки24 часа в университетской библиотеке Британии: чем заняться в тишине +288 просмотров за суткиГалопом на ужин: благотворительный вечер Федерации конного спорта России +20 просмотров за суткиОсенняя пора: 13 добрых дел сентября и октября +10 просмотров за суткиУшли все: на аукционе Off white в поддержку современного искусства проданы все 17 лотов на €118 700 +30 просмотров за суткиВ Пушкинском — жгут. Открылась выставка Цая Гоцяна «Октябрь» +118 просмотров за суткиИллюзия знаний. Убьют ли новые технологии традиционное образование +136 просмотров за суткиТайлер Перри пожертвовал $1 млн пострадавшим от урагана Харви в Техасе +292 просмотров за суткиДетки на уровне: как топ-менеджеры инвестируют в образование своих детей +2 просмотров за суткиCOO Facebook Шерил Сэндберг пожертвовала $100 млн на благотворительность +2 просмотров за суткиКороль филантропов: Билл Гейтс пожертвовал $4,6 млрд на борьбу с малярией +10 просмотров за суткиПрезидент «М.Видео» Александр Тынкован тайно подарил картину Третьяковской галерее +1 просмотров за сутки«Делай как я»: нужно ли программисту высшее образование? +8 просмотров за суткиДи Каприо против Трампа: актер объединяет знаменитостей для борьбы с решением президента +27 просмотров за суткиЗачем миллиардер Роман Авдеев бегает ночью по Москве +1 просмотров за суткиДжордж и Амаль Клуни, Джоан Роулинг, Элтон Джон: что благотворители из Великобритании делают для России и СНГ Уоррен Баффет пожертвовал на благотворительность $3,2 млрд Зачем Владимир Потанин подарил Третьяковке работу Эрика Булатова +250 просмотров за суткиФонд Владимира Потанина дарит картину Третьяковке Таинственный выпускник MIT подарил институту $140 млн на любые цели +244 просмотров за суткиАрмянские филантропы вручили $1 100 000 врачу из Судана От чистого сердца. Дойдут ли пожертвованные деньги до больных и бездомных или попадут к мошенникам?

Псевдонаучная деятельность: как российский бизнес вредит образованию

Никитин Виктор Forbes Contributor
фото Fotobank/Getty Images
Используя студентов в качестве дешевой рабочей силы, компании создают лишь видимость поддержки образования в стране

Мысль о том, что нашему техническому образованию может помочь только сотрудничество с бизнесом, не нова. Крупный российский бизнес давно пришел в университеты, однако пока это не привело ни к серьезным достижениям в области научных исследований, ни к повышению качества образования в целом. Более того, подобное «сотрудничество» только подталкивает нас к тому, чтобы в ближайшем будущем вообще остаться без качественного образования и передовой университетской науки.

Проблема заключается в том, что сейчас компании приходят в вузы с простой целью – дешево решить свои кадровые проблемы.

Все сотрудничество в подавляющем большинстве сводится к тому, чтобы профинансировать День студента, выступить с хвалебной лекцией в адрес своей компании, а после этого нанять дешевую студенческую рабочую силу. Так поступает абсолютное большинство компаний. Однако это все что угодно, но только не развитие университетской науки.

Россия ограничена в своих трудовых ресурсах, поэтому не может позволить себе штампование специалистов среднего уровня. Даже полуторамиллиардный Китай шагнул уже из страны поставщика низкоспециализированных программистов в высшую лигу ИТ-инноваторов. Для конкуренции на мировом рынке Россия должна поставлять только профессионалов высшей пробы.

Когда-то Советский Союз создал научную базу, которая позволила стране в ряде областей быть конкурентной на мировом рынке. В основном это сферы, затрагивающие военную промышленность. Добиться этого удалось благодаря многолетнему финансированию научно-исследовательских работ (часть из них велась в ведущих вузах страны), в основе которых лежало не извлечение сиюминутной выгоды, а работа на результат, на качество. Чтобы сегодня попробовать возродить науку, необходимо сотрудничество с частными компаниями, у которых есть не только деньги, но и большие амбиции на глобальном рынке. Само сотрудничество должно носить не поверхностный характер, а фундаментальный.

К счастью, в России есть положительные примеры партнерства вузов и частных компаний именно в области НИОКР. Ограничусь только примерами в сфере информационных технологий, в той области, в которой у России есть шансы побороться за хорошие позиции на мировом рынке. Такой подход демонстрируют Parallels, Яндекс, ABBYY, 1С, IBS. Может, еще дюжина компаний на всю страну, и то вряд ли. 

Могу привести пример компании Parallels, где я отвечаю за академические программы кооперации с университетами. Самое главное для нас – формат сотрудничества, не предполагающий извлечения выгоды в краткосрочной перспективе. Это означает, что с финансовой точки зрения задачи «отбить вложения» не стоит. По большому счету это благотворительность, но более «человекозатратная». То есть Parallels не только помогает финансово, но и делегирует своих сотрудников к участию в образовательном процессе в качестве преподавателей спецкурсов начиная с 3-го курса бакалавриата.

Обладая определенными компетенциями, специалисты Parallels формулируют задачи и выступают научными руководителями студентов. Стоит отметить, что студенты не привлекаются к решению текущих задач Parallels. Студенты в прямом смысле слова занимаются исследованиями, успех которых не очевиден. Наша задача – дать студентам развиваться в рамках обучения в университете. Чтобы ребят не отвлекали от обучения сторонние мысли, Parallels платит им повышенные стипендии.

Студенты имеют возможность развиваться в двух направлениях: непосредственно исследовательская область или практическое программирование. Позднее на старших курсах, после того как ребята получат базовые теоретические знания и пройдут практическую подготовку, они решают сами, в каком направлении им развиваться дальше.

Свои «рекрутинговые» задачи Parallels решает только на этом этапе – на последнем курсе обучения приглашает лучших студентов к сотрудничеству.

Такой подход к образованию позволяет получить из выпускника вуза органичного специалиста, не только имеющего глубокие теоретические знания, но и умеющего думать, анализировать и решать нетривиальные задачи. Он своими руками прощупал цепочку создания продукта, знает, как работать в команде и как творить новое. Этот молодой специалист будет чувствовать себя в любой компании как рыба в воде.

В ином случае, широко распространенном сегодня в России, студент оказывается с образованием, о котором можно сказать «ни богу свечка, ни черта кочерга»: оторванным от жизни, не нацеленным на решение постоянно возникающих новых и сложных проблем. Такой выпускник в лучшем случае умеет механически писать код, как это делают миллионы китайцев, индусов и индонезийцев. Но это история не про инновации, не про конкуренцию, а про программистов второго сорта из страны второго сорта.

Возникает вопрос: можно ли такой «научно-исследовательский» режим сотрудничества с частными компаниями ввести во всех вузах? Увы, это удел немногих. С одной стороны, в условиях конкурентного рынка многие компании заинтересованы исключительно в сотрудниках для продажи-маркетинга зарубежного софта (свои-то программные продукты мало кто из российских компаний производит!) и никогда не будут тратить деньги «на воздух», на какую-то ненужную им науку, исследования. С другой стороны, качественным набором студентов могут похвастать только ведущие вузы страны. Да и качеством преподавателей, пожалуй, тоже.

Недавно Министерство образования России объявило о результатах отбора 15 ведущих вузов страны для участия в целевом финансировании с целью выведения их в топ-рейтинги мировых университетов. Важно понимать, что три главные международные рейтинговые системы оценивают в первую очередь не академические заслуги вузов, а их вклад в научные исследования. Если не создать вузам условия для НИОКР, похожие на те, что были в СССР в 1950-1960-е годы (про то, что мы не можем позволить себе финансировать образование на уровне США или Китая, я не говорю – это очевидно), то результата никакого не будет. Вузы продолжат заниматься бесплодной псевдонаукой, а российский бизнес будет продолжать набирать новые партии малообразованных продавцов, маркетологов и менеджеров низшего звена до тех пор, пока качественный уровень образования в азиатских странах не превзойдет наш. Тогда о нашем образовании можно будет уже не переживать.