Как Россия наступила на «отравленные грабли»

Diomedia
Наихудший сценарий «Клуба 2015» реализован досрочно

В чем состоит метод построения унылых партийно-правительственных сценариев того, что фигурально называется «развитием»? Формула проста, как портянка пожарного: экстраполяция в будущее текущих трендов плюс расчеты цены на нефть. Самое интересное, что в реальной жизни почти так и случилось. Во всяком случае, пессимистический сценарий «Клуба 2015», сформулированный в 1998-1999 годах, реализовался почти во всех самых пикантных деталях. И все почему?

Потому что он был не столько прогнозом, сколько экстраполяцией уже тогда имевшихся в зародыше трендов. И учитывал не только узкоэкономические факторы, но и политические, и социальные (то, что напрочь отсутствует в сценариях, которые рисуют сценаристы из финансово-экономических структур — им, впрочем, в прогнозировании и нельзя заходить за политические флажки).

На днях «Клуб 2015» феерическим капустником (хотя бы глава Росимущества Ольга Дергунова в костюме Матушки России чего стоила) отметил встречу Нового, 2015-го года — горизонта прогнозирования, который и дал название Клубу предпринимателей, решивших после кризиса 1998 года попытаться понять, как будет выстраиваться будущее страны.

Это был увлекательнейший хэппенинг, развернувшийся еще осенью 1998-го в декорациях старой спортивной базы в Новогорске, полной неуспокоившихся теней героев советского спорта. Но любое сценарное упражнение, даже самое интеллектуально насыщенное, на выходе заканчивается тремя сценариями: оптимистическим, пессимистическим и «ни-туда-ни-сюда», который обычно признается реалистическим. Но в том-то и дело, что, как справедливо заметил председатель клуба Сергей Воробьев, глава Ward Howell, сначала реализовывался оптимистический сценарий («Ренессанс, или Трава из-под асфальта»), затем пошел в работу инерционный («Сказка о потерянном времени»), а завершилось все триумфальным шествием сценария с необычайно точным названием «Отравленные грабли». Света Бабаева, ныне главный редактор Газеты.ru, обобщавшая в 1999-м этот сценарий, даже извинилась со сцены перед публикой за то, что ее версия прогноза оказалась самой точной.

Заслуга же «Клуба 2015» в том, что он внес свой вклад в методологию сценарного прогнозирования, создав модель прогноза «Сделай сам» — из сценарных кубиков (предпосылок того или иного варианта развития событий и его следствий) можно было составить любой сценарий: такая вот странная игра. Кроме того, это было первое сообщество, которое нарисовало образ желаемого будущего и заговорило о таких вроде бы непрагматических понятиях, как ценности, радиус доверия, социальный контракт.

«Клуб 2015» был замечен.

Во всяком случае, в Белом доме состоялась даже встреча со свежевыписанным из Питера Германом Грефом, которого бросили на борьбу с непредсказуемым будущим (корни непредсказуемости которого, как выяснилось, следовало искать в постоянно переписываемом прошлом). В результате в Ватутинках группа экономистов сочинила чисто экономическую же «программу Грефа», о которой, как и о сценариях «Ренессанс» и «Бегемот эпохи возрождения» (среди авторов были Рубен Варданян и Ирина Хакамада), начиная с 2003 года можно было смело забыть.

Началась реализация прогноза «Сказка о потерянном времени», согласно которому «страна окончательно потеряла историческую перспективу». А затем, обретя ее в виде полуострова Крым, провалилась в контрреформы. Как было написано в сценарии «Отравленные грабли»: «Поначалу начнется рост ВВП, может быть, даже по 4% в год – государственная мобилизация умеет быть весьма эффективной. Но затем неизбежен долгий и мучительный спад. Весьма вероятно, что уже за «железным занавесом», который будет возведен по обе стороны российской границы. Внутри – самой властью, снаружи – мировым сообществом».

Самое интересное, что гипертекст российской истории мог пойти по ветке «Ренессанса» в 2011-2012 году (предыдущая развилка была в 2003-м, а затем в годы правления Медведева), когда появился предсказанный в оптимистическом сценарии «электорат экономической свободы», предъявивший спрос еще и на политическую свободу. Но широкая публика Болотной, названная в том давнем прогнозе «социально адекватным большинством», была отодвинута «путинским большинством», которое теперь называют «крымским» или «посткрымским».

Но он же, «электорат свободы», никуда не делся – просто попал в жернова исторического цикла (по Александру Янову: «реформа – политическая стагнация – контрреформа»).

Следующий цикл неизбежен. Слабо прогнозируема только его цена.

Например, такая как в «Отравленных граблях»: «Украину, страны Балтии и некоторые государства Средней Азии спешно принимают в НАТО. В Черном и Каспийском морях проводятся учения войск альянса. Долги за поставленные энергоносители, на возврате которых все жестче настаивает Россия, компенсируются инвестициями Евросоюза и США, которые направляются в бывшие советские государства. На южных и западных рубежах Запад создает подушку безопасности».

Впрочем, очевидно одно: ни целеполагания, ни образа будущего у нынешней власти нет. Единственная цель – самовыживание. Отсюда и контрреформа. И легко угаданные 15 лет назад модели поведения истеблишмента, достигшего своего «пика коммунизма», но исчерпавшего по дороге ресурсы – финансовые, экономические, политические, интеллектуальные. Кроме Крыма и предъявить нечего.

Кстати, Крым как-то не был предсказан, хотя и был один подсценарий. Назывался он «Мегасербия».

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться