Странная история: каким будет единый учебник

Картина Аполлинария Васнецова «Призвание варягов»
Школьникам расскажут о мудрости начальства и опасностях либерализма

После встречи президента России Владимира Путина с авторской группой единого учебника истории можно «выдохнуть» и оценить бурную реакцию людей на изделие и событие. История злопамятна: в анналы войдет скорее критика, чем сам учебник.

План

Всех испугала идея монолита. В обществе (и у историков) единства нет, но в этом и есть проблески мысли и не вполне убитой жизни. Сейчас это лучше любой фиксации, которая закроет варианты и процесс. Пока единство достижимо не согласием, а лишь насаждением одной из версий. Есть время собирать пособия, а есть время, когда этого лучше не делать, – не созрели. Если бы открыли дискуссию, соразмерную общественной задаче... Но поручение опередило понимание, и теперь график важнее качества. В итоге «концепция» монологична, «линейка» это просто книжки для разных классов, а «комплекс» — методички, хрестоматии, карты. Как в анекдоте: этот завод умеет делать только «калашниковы».

Авторы

Были обещаны «лучшие историки». Не вполне ясно, кто, как и по какой процедуре у нас присваивает статус лучшего в отрасли знания. Список явно избирателен по критериям лояльности и управляемости. Не согласные с данным конкретным форматом от дела отстранены, зато в активе лица, в профессиональной среде считающиеся безусловно одиозными, открыто подменяющие историю пропагандой. Велено вычистить «идеологический мусор», но в картинке именно такого рода фигуранты забивают передний план. Судя по ряду ключевых разделов текста — тоже.

В установочной части полно трескотни. «Создать условия для получения выпускниками прочных знаний... раскрыть суть исторического процесса как совокупности усилий множества поколений...». Есть проблемы с русским на уровне «более оптимально». Никто из просто грамотных сочинение насквозь вообще не читал?

Процедура

Доложено: выбита почва у говоривших, что все сделают втихую. Обсуждение было, учтена тысяча замечаний.

Старый аппаратный прием: ведомство вбрасывает дикую халтуру, все в ужасе строчат замечания и предложения, в итоге выходит та же дрянь, но в упаковке. Бюджет осваивают одни — пишет crowd («толпа»). В первом варианте от Минобрнауки были цельнотянутые куски из интернета, из шпаргалок и рефератов. Потом подключили экспертов (это «потом» дорогого стоит). Как делают карманные обсуждения, известно. Стиль дискуссии виден и на телеэкранах. Летом на площадке КГИ и Полит.Ру стандарт разнесли в пух и прах, причем за качество: учителя оценили сочинение на три с минусом. С тех пор мало что изменилось, и в тексте, и в отношении к критике.

Эксперты гадают, о какой массе страшных ляпов в действующих книжках говорил президент: почти все уже зачищено редакциями и самоцензурой. Человека явно заводят, чтобы раскрутить проект. Известен и бизнес-план: кто победит, когда нужное издательство сделали монополистом и приватизировали, кто его контролирует. Но деньги вообще вне обсуждений.

Методика

Обещано «исключить возможность возникновения внутренних противоречий и взаимоисключающих трактовок». Как можно их исключить, если они есть по сути? Только диктатом, не имеющим отношения к науке и свободе мнений. Как снять противоречия, если сами факты противоречивы? Речь не о логике: на деле однозначность нужна ради еще одного героического мифа.

Учебник опять больше про государство и подвиги начальства.

В заявлении КГИ и актива Вольного исторического общества все давно было сказано: и про демилитаризацию прошлого, и про историю повседневности. Такие декларации появились и тут. Но первые две трети текста сплошь про битвы и завоевания, деяния государей и полководцев. Далее «структуры повседневности» периодически возникают, но как НЛО и через запятую с прочими реалиями, в том числе повседневность как раз и составляющими. А ведь там есть люди, Броделя читавшие и знающие, что структуры повседневности имеют отношение к «длинным волнам», а не прописываются короткими врезками в разные периоды отдельно от экономики, культуры и быта. Это как написать про музыку, живопись, ваяние и зодчество, а потом отдельно историю «искусства».

Списки имен пугают. Россию делали кто угодно, но не купцы или промышленники, судя по именам, известные разве что меценатством. «Годы великих потрясений» (1914-1922) не отмечены никем из культуры, кроме Чапаева. «Русский авангард» свелся к Татлину. Философии нет вообще (есть Соловьев Сергей, но нет Владимира), нет и «философского парохода». Есть Чичерин-дипломат, но нет Чичерина Б.Н. – виднейшего мыслителя-либерала, теоретика права. Есть второстепенные батюшки, но нет убитого Флоренского. Полно естественников, но из всех гуманитариев только Лихачев, да и то скорее как лицо общественное, нет даже Лосева. Есть Плисецкая, но нет Улановой и вообще балета при Сталине. Новая архитектура уперлась в Щусева. Правление Путина и вовсе озарено тремя гениями: Церетели, Шилов, Глазунов.

Идеология

Идея сделать «учебник фактов» утопична и неграмотна. Сам отбор примеров (экземплификация) уже идеологичен. Всегда видно, чему именно текст учит по жизни. Здесь видно желание изобразить баланс, затронув и мрачные страницы, но обойти все, что слишком портит лицо диктатуре. Сказано и про Победу, и про репрессии, но количество жертв войны дано, а репрессий – нет. Нет избиения комсостава перед войной, понятия «показательные политические процессы», нет о состоянии вождя в первые дни войны, о стратегических ошибках «эффективного менеджера», о СМЕРШе, штрафниках, заградотрядах (хотя они были и у нас, и у немцев). Не было раздела Польши: СССР вступил во Вторую мировую войну... 22 июня 1941 года (?!). Страны Восточной Европы мы освободили – и все! Чудная логика: я девушку изнасиловал, но спас от маньяка, который ее и вовсе бы убил.

Все реформы заканчиваются потерей управляемости и бедами от либерализма (а не от застоя и реакции). Смена Хрущева на Брежнева — не свертывание «оттепели», а восстановление порядка. Правления Хрущева и Брежнева вообще даны... одним периодом (хотя куда больше оснований объединить период Ельцина – Путина). Еще перл: «Эпоха стабильности или, как иногда говорят, ”застоя”». До сих пор «застой» стабильностью никто не называл. А теперь будут — чтобы снять плохие аллюзии с нынешним правлением. Горбачев увлекся свободами – и все развалил. Ельцин – тоже. И вот пришло спасение от краха (хотя известно, что основы стабильности были заложены еще при позднем Ельцине). А далее ни слова о нынешних проблемах, в том числе чреватых новой бедой. Забыты почти все теракты, включая Беслан. Затерта и проблема коррупции, и ее вековая история. Чтобы не сравнивали с «лихими девяностыми».

Вот тут и проступают противоречия. Тогда не стоило говорить о зависимости от сырьевого экспорта в эпоху «застоя», о падении цен на нефть перед распадом СССР. А так надо показывать кратный рост зависимости от «иглы» в последнее десятилетие и новые (а по сути те же) угрозы «стабильности». Если сказано об императорской административной реформе, надо говорить о замысле и провале административной реформы начала нулевых, о крахе всех институциональных начинаний, да и самого проекта модернизации и «смены вектора». Вся эта история – прямая проекция на сегодня: «затягивать вожжи» – или все же кончать с воровством и зависимостью от сырьевого экспорта? Даже в этом виде учебник учит, что к катастрофам ведут именно реакционные срывы и задержки модернизации. Так было всегда, тем более это фатально теперь.

Концепцию отдали на утверждение президенту — в качестве кого?

Даже царь Карамзина не утверждал. А так это конкуренция не идей, а влияний. Припудренная история нужна власти, считающей, что тогда и ей спишут грехи ради уважения к «прошлому страны». Но эта же концепция учит обратному: новая власть обойдется с эпохой Путина, как его историки — с Хрущевым, Горбачевым и Ельциным. Если не хуже.

Новости партнеров