Рубль против санкций: в чем слабость российской валюты

Хромов Михаил Forbes Contributor
фото Fotoimedia
Увеличить долю рубля на финансовом рынке и в торговых расчетах мешает относительно небольшой масштаб российской экономики

Санкции США против банка «Россия», фактически запретившие ему иметь корреспондентские отношения с американскими банками и проводить расчеты в долларах, и последовавший отказ самого банка «Россия» работать с любыми валютами кроме национальной, опять заставили чиновников и банкиров говорить о шансах рубля занять более значимое место в системе международных расчетов, стать если не еще одной мировой резервной валютой, то хотя бы укрепить свои позиции на региональном уровне.

Насколько обоснованы такие амбиции?

Сразу стоит отметить, что инвестиционная привлекательность российских активов сейчас заметно ниже, чем до 2008 года. Возросшая волатильность обменного курса сводит к минимуму возможные инвестиционные выгоды от вложений в российские финансовые инструменты. По оценкам Банка России, сейчас около четверти рублевых облигаций федерального займа принадлежит нерезидентам. Максимума этот показатель достигал 1 мая 2013 года (28%), но к 1 февраля 2014 года уже успел снизиться до 23% вследствие той самой волатильности курса.

Значительная часть внешнего долга негосударственного сектора также номинирована в рублях. По состоянию на 1 января 2014 года 17% внешнего долга российских банков и 25% внешнего долга небанковских организаций было номинировано в национальной валюте. Но, скорее всего, это объясняется тем, что заметная часть внешнего долга российских предприятий на самом деле таковым не является, а представляет собой возврат российских же денег, выведенных в офшорные юрисдикции. Если российские власти будут последовательны в борьбе с офшорами, то побочным эффектом такой политики может стать как раз снижение доли национальной валюты во внешнем долге частного сектора.

В любом случае потенциал инвестиций в рублевые обязательства ограничен как самим объемом российского финансового рынка, все еще весьма скромным в мировых масштабах, так и качеством российских активов с точки зрения иностранного инвестора. Потолок кредитных рейтингов для российских финансовых инструментов по версиям трех ведущих рейтинговых агентств соответствует, скорее, развивающейся стране, чем развитой.

Вторым потенциальным источником спроса на российскую валюту является перевод внешнеторговых расчетов России с основными странами-партнерами на рубли.

Здесь для начала хотелось бы отметить следующее. Для каждой отдельно взятой сделки нет никакой разницы, в какой валюте номинирована цена и в какой валюте осуществляются расчеты. Если российский экспортер продает свой товар за доллары, а ему в конечном итоге нужны рубли, экспортер просто продает в нужном объеме валютную выручку. Если российский товар продается за рубли, то зарубежный покупатель должен будет их сначала приобрести, продав свои доллары или евро. Конечный результат окажется в обоих случаях одним и тем же. Покупатель получит товар, а российский экспортер – выручку, которую распределит в нужной ему валютной структуре.

Аналогичная ситуация и с импортом в Россию. Даже если как-то обязать торговых партнеров продавать хотя бы часть товаров за рубли, конечная валютная структура их выручки, а следовательно, и баланс на валютном рынке будет формироваться в соответствии с потребностями их бизнеса.

Устойчивый рост спроса на рубли возможен в первую очередь в странах, у которых торговля с Россией занимает значимое место в товарообороте. Только возможность использовать российскую валюту для дальнейших расчетов с партнерами может стать основанием держать рубли на счетах.

По итогам 2012 года только у четырех стран мира торговля с Россией занимала больше 25% общего товарооборота. Это Беларусь, Украина, Киргизия и Литва.

Еще для трех стран – Армении, Молдовы и Казахстана – доля России составляла от 15 до 25%. При этом из этих стран только Украина и Беларусь входят в десятку крупнейших торговых партнеров самой России. А всего на эти семь стран приходится 16% российского товарооборота.

Остальные страны, входящие в число крупнейших торговых партнеров России, сами обладают валютой, носящей статус резервной, как многие страны ЕС, США и Япония, либо доля России в их товарообороте настолько мала, что заводить разговор о переводе расчетов в рубли абсолютно не имеет смысла. Тот же Китай, который в 2012 году занимал второе место в российском внешнеторговом обороте, скорее будет стимулировать рост взаимной торговли в юанях, учитывая, что Россия занимает всего 2% в обороте китайской внешней торговли.

Подведем итоги. Пока перспективы рубля как мировой или региональной валюты весьма туманны. С точки зрения торговых операций может быть экономически оправдан переход на расчеты в рублях с отдельными странами СНГ, что не обязательно найдет поддержку на политическом уровне и даже в самом благоприятном случае не будет иметь определяющего значения для всего российского внешнеторгового оборота. В то же время спрос на рублевые финансовые активы ограничен высоким уровнем риска, который у иностранных инвесторов ассоциируется с Россией.

Новости партнеров